Общество

Первый призыв Шойгу

Следственные органы может накрыть вал уголовных дел против уклонистов

  
739

Первого апреля в России начинается очередной весенний призыв. Более 120 тысяч молодых людей, достигших 18-летия, в течении нескольких месяцев отправятся в войска. Примерно столько же, отдав свой долг Родине, вернутся домой.

Между тем, нынешняя призывная кампания будет существенно отличаться от предыдущих. Прежде всего — для тех, кто намерен всемерно «косить» от службы. А таких только минувшей осенью оказалось почти 250 тысяч человек. Именно для борьбы с подобным явлением в конце 2012 года президент РФ подписал указ об изменениях в Федеральном Законе «О воинской обязанности и военной службе». Отныне совершеннолетним призывникам, а также тем, кому 18 лет исполнится до официального окончания весеннего призыва (то есть — до 15 июля 2013 года), необходимо будет самостоятельно, не дожидаясь повестки, топать в военкоматы. Отводится на это всего две недели. Кто не успел, тому — к прокурору. Уголовная ответственность — до двух лет лишения свободы. Это новшество разработали в Генеральном штабе ВС РФ.

Ещё одно изменение: серьезно взбудоражила отечественную молодежь инициатива министра оброны Сергей Шойгу о создании неких «научных рот» для студентов. Напомним, призывать в эти роты собираются «в рассрочку»: на три месяца в течении трех лет. И лишь на время летних каникул. Правда конкретных решений ещё нет. Но в общественном мнении «волна», что называется, уже пошла.

— Я считаю безобразием, отрывать студентов от учебы, — убеждена Элла Полякова, руководитель общественной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга», член Президентского совета. — И ради чего? Чему они могут научиться на полигоне за три месяца? Что полезного привнести в солдатскую службу? Вместо того чтобы начать, наконец, создание профессиональной армии, о которой было заявлено ещё десять с лишним лет назад, наши генералы продолжают эксплуатировать давно изжившую себя систему формирования войск. Ни к чему хорошему это ни приводит. Свидетельством чему — продолжающиеся многочисленные нарушения во время призывов, гибель военнослужащих. Причем в ситуациях, далеких от военных действий.

Наше российское общество серьезно изменилось за последние два десятилетия. И армия должна меняться! Но этого не происходит. Если прежде, в советское время, и позже, в переломные 1990-е годы, мы говорили о «дедовщине» среди призванных на срочную службу солдат, то теперь все больше случаев откровенной травли «срочников» кадровыми офицерами. Свежий пример — Астрахань, откуда нам дозвонился 19-летний рядовой С. Пьяные офицеры затащили его на полигоне в свою палатку, избивали, вымогали деньги, потом раздели донага и стали фотографировать, угрожая выложить снимки в интернете. Всё это только потому, что он «сразу не понравился» одному из офицеров. Мальчишка чудом вырвался, дозвонился до нас на «горячую линию», до представителя ФСБ. Только благодаря этому все виновные установлены, против них возбудили уголовное дело.

«СП»: — На ваш взгляд, Элла Михайловна, почему это происходит?

— Потому что в нашей армии остался на сегодня лишь один инструмент управления — подавление личности насилием. У нас казарма не занимается воспитанием достойного, мужественного человека, как это должно бы быть. Наоборот, подавляет его, стирая все личностные качества. Это печально. Именно поэтому казармы нужно закрыть. Другие должны быть отношения между людьми в войсках.

«СП»: — У вас есть статистика подобных астраханскому нарушений? Много таких случаев?

— Мы работаем только по конкретным обращениям в нашу организацию и преимущественно с питерскими призывниками. Больше всего жалоб на неправомерный призыв. Вот несколько примеров. В Выборгском районе города осенью прошлого года признали годным к строевой юношу, который имел ограничения по психиатрии. С детских лет состоит на учете в психоневрологическом диспансере. Никто за это не ответил. В Калининском районе города тогда же призвали 18-летнего астматика. В части его регулярно избивали. Кончилось тем, что у парня горлом пошла кровь. После этого он был комиссован. Уголовное дело возбудили против конкретного обидчика, а командир остался не причем. Ещё один больной астмой направлен в войска из Фрунзенского района. Кроме того, у этого юноши родители-инвалиды первой группы…

Что касается нарушений непосредственно в войсках, то их тоже хватает. На днях я была в Военно-медицинской академии, где имела нелицеприятный разговор с военврачами по поводу одного солдата. У него медицинские противопоказания. Но очень хотел служить. И призывная комиссия закрыла глаза на этот «недопуск». В результате парень нормально отслужил одну неделю. Остальное время проводит в госпиталях, где ему никак не могут поставить «точный диагноз».

«СП»: — Вы затронули тему военно-врачебных комиссий, госпиталей. Но что ожидать от них, если приказами предыдущего министра обороны А. Э. Сердюкова в одном только Западном военном округе были закрыты старейший в России Военно-морской госпиталь на Старопетергофском проспекте Петербурга, там же, в Питере — окружной клинический госпиталь на Суворовском проспекте, госпитали в Гатчине и Выборге (Ленобласть)…

— Плоды этих решений мы уже пожинаем. Опять пошел всплеск заболеваемости в армии, в экстренном порядке приходится разворачивать временные госпитали. У меня вообще такое впечатление, что в нашей армии никто особенно не заинтересован в здоровье ребят. Число военных врачей, психологов, помогавших новобранцам, за последние несколько лет заметно сократилось. По сути, в сегодняшней Российской Армии никто не отвечает за охрану жизни солдата.

Правда, новый министр Шойгу отменил приказы о закрытии перечисленных вами госпиталей. Сыграло в этом свою роль и наше, общественных правозащитных организаций, давление. Были специальные слушания в военной комиссии Президентского совета. Процедура восстановления госпиталей уже запущена. Но разрушить, как известно, гораздо проще, чем восстановить. Потребуется время, чтобы военврачи этих учреждений приступили к полноценной работе.

«СП»: — Кстати, как вам новый министр обороны России? Он довольно активно взялся за реформы. Вернет ли, на ваш взгляд, престиж армии в обществе и как быстро?

— Он, конечно, куда более компетентен, чем Сердюков. Но всё-таки пока ничего положительного сказать о Шойгу не могу. Ряд его решений мне не понравились. В частности, о призыве в войска студентов. Думает таким образом выполнять пресловутый план призыва вместо того, чтобы сказать призыву «нет»? Странно, особенно если учесть, что у Шойгу богатый опыт службы в МЧС. Он работал в трагических ситуациях, понимает цену человеческой жизни. В его прежнем ведомстве бывали страшные истории, в частности, в воинских частях, расположенных под Петербургом, в Девяткино и Колпино — наркотики, избиения, ребята месяцами находились на «губе». После ряда таких ЧП, прогремевших в частях МЧС по всей стране, Сергей Шойгу отказался от призыва и перевел МЧС на профессиональную контрактную основу. Жалоб стало в разы меньше. То есть, у него в принципе есть понимание ситуации, касающейся внеуставных отношений. Тем не менее, перейдя в Минобороны, почему-то не спешит использовать здесь свой опыт.

На мой взгляд, его предшественник на данном посту, действовал более активно и сумел заметно улучшить ситуацию.

«СП»: — Это вы об Анатолии Сердюкове, при котором военное ведомство погрязло в коррупции? И при одном упоминании имени которого профессионалы, извините, до сих пор плюются

— Я этого не касаюсь. Меня интересует вполне конкретное направление — срочная армейская служба, судьба призванных ребят. Зачем мы посылаем их туда?

При Сердюкове, по крайней мере, гораздо меньше стало бесхозных военных городов, где какую-то непонятную службу несли некие «мобильные группы» и где происходило немало ЧП. До сих пор помню случай в Сертолово. Шестеро солдат во главе с прапорщиком дежурили не один месяц в одном таком городке, пока там не случился пожар. Стали выяснять, чем они занимались. Оказалось, кормили собак… Это что — защита Отечества?

«СП»: — Он же, Сердюков, гражданский министр военного ведомства, освободил солдат в частях от дежурств на кухне, от уборки казарм. Родителям разрешил сопровождать новобранцев от военкомата в часть. Принялся создавать родительские комитеты, чтобы контролировать командиров. Не армия, а детский сад. Игра «Зарница» какая-то!

— И правильно, что заменил поваров и уборщиков гражданским персоналом. Давно нужно было освободить военных от несвойственных обязанностей. Так делают во всех нормальных армиях мира. Если мы призвали людей на работу, сопряженную с опасностью для жизни, то почему они должны мыть туалеты? Никакой в том «школы воспитания мужчин» лично я не вижу.

При Сердюкове стал сокращаться призыв. Мы увидели тенденцию к тому, чтобы армия стала другой. Добровольной и профессиональной.

Отвечу и на вашу реплику о родительских комитетах. В их существовании есть смысл. Но разработка сотрудниками Минобороны положения о родительских комитетах совершенно бездарная. В результате комитеты, в том виде, в котором они созданы, действительно оказались бессмысленными. Ничего не решают, ни на что не влияют. Их представителей командиры попросту не пускают в части, отказываются даже разговаривать с ними.

Правильней было бы формировать с участием представителей таких организаций, как наша, призывные комиссии. Но нас туда не пускают. Потому что боятся: будем жестко контролировать, не допустим, чтобы в войска отправляли больных ребят.

Непродуманной оказалась также идея разрешить родителям сопровождать ребят к месту службы. Далеко не у всех найдутся средства, чтобы с эшелоном доехать, скажем, из Петербурга в Хабаровск, да даже и в Мурманск. А если при этом родители ещё и в возрасте, на инвалидности? Мне как-то позвонили из штаба ЗВО, предложили лететь вместе с призывниками: если хотите, мол, то пожалуйста, ждем. Я отвечаю — конечно, хочу! А за пару часов до вылета «вдруг» выяснилось, что свободных мест нет, разве что, сказали мне, если сами оплатите билет…

Мы давно бьемся за то, чтобы наши мальчики служили в тех же регионах, где живут, или, по крайней мере, близ них. Сердюковым была подписана соответствующая директива. Но она не выполняется. Как, увы, и многое другое.

Самое главное, что нужно срочно менять в нашей армии — первым делом отменить призыв на действительную срочную военную службу. Отправлять лишь тех, кто хочет стать профессиональным военным. Таких, между прочим, немало. Им нужны социальные гарантии. Необходимо создать условия для нормальной службы. Прежде всего, чтобы не было унижений человеческого достоинства. И с удовольствием пойдут служить.

Сколько лет мы топчемся тут на одном месте! Ещё Борис Ельцин, помнится, обещал, что «в 2004 призыв будет отменен, всё, точка»". Может, пора уже начинать?

Фото: ИТАР-ТАСС/ Интерпресс/ Марина Бегункова

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Леонид Ивашов

Генерал-полковник, Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня