18+
четверг, 27 июля
Общество

Нефть Арктики поможет достать «Клавесин»

Ученые Приморья разработали ряд уникальных глубоководных аппаратов для Северных морей

  
254

1 апреля, в самый несерьёзный день в году, более чем солидное учреждение — Институт проблем морских технологий Дальневосточного отделения РАН отмечает очередной юбилей. Созданный 20 лет назад, Институт стал одним из зачинателей мод в разработке аппаратов для изучения арктических глубин.

Накануне юбилея корреспондент «Свободной прессы» побеседовал с директором Института Леонидом НАУМОВЫМ, доктором технических наук.

— Славу нашему Институту принесло создание арктического необитаемого подводного аппарата (АНПА) «Клавесин-1Р», — рассказал директор. — На Северном полюсе подводный робот дальневосточников блестяще справился с задачей по сбору со дна Ледовитого океана доказательств о российской принадлежности арктического шельфа. «Клавесин» наделён искусственным интеллектом, а гидроакустический канал связи, соединяющий машину с оператором, даёт возможность человеку контролировать работу техники и исправлять ошибки.

«СП»: — Но «Клавесин» — не единственное ваше достижение?

— За 20 лет научного поиска учёными и специалистами ИПМТ разработано и создано 20 автономных необитаемых подводных аппаратов. Все без исключения показали себя надёжными и эффективными в работе. К тому же, наша техника, имеет так называемое двойное назначение, то есть может использоваться как в гражданских целях, так и для нужд обороны. Механические «ихтиандры» проявили себя на воинской службе обследуя, прежде всего, отечественные подлодки, затонувшие на больших глубинах: 1971 г. — «К-8» в Атлантике, 1986 г. — «К-219» в Саргассовом море вблизи Бермудских островов.

Кстати, «К-219» наш аппарат нашел в течение первых 20 погружений на глубине пяти с половиной километров. Выполненная тогда подводным роботом работа и по сей день остаётся уникальной.

«СП»: — Насколько мне известно, и субмарину «Комсомолец» нашел ваш аппарат?

— Да, на поиски «Комсомольца» весной 1989 года наш робот затратил 28 часов и нашел ее на глубине 1 685 метров.

«СП»: Расскажите, как все начиналось?

— Все начиналось с лаборатории, возглавляемой М.Д. Агеевым, которая приступила к созданию автономных необитаемых аппаратов еще летом 1972 года, а через год их «первенец» успешно прошёл натурные испытания в заливе Петра Великого. В 1974 году подводный робот владивостокцев нашёл себе практическое применение: его отправили на Байкал исследовать загрязнённость озера в районе целлюлозно-бумажного комбината.

Поначалу подводная техника могла работать лишь на малых глубинах, но учёных попросили придумать аппараты, способные выполнять те или иные работы на глубинах до шести километров. Основная техническая сложность, по рассказам самого М.Д. Агеева, была в создании прочного корпуса. В 1980 году такая машина появилась. По своим характеристикам она превосходила все зарубежные аналоги. В течение последующих трёх лет аппарат интенсивно использовался для решения реальных задач, а его создатели набирались практического опыта. 20 лет назад лаборатория была преобразована в Институт.

«СП»: — Скажите, почему же к работам по АПЛ «Курск» и спасательной операции по подъёму с 200-метровой глубины в бухте Берёзовой на Камчатке батискафа АС-28, были привлечены иностранцы?

— Да, тогда много говорилось о поднятии корпуса подлодки «Курск» собственными силами. Но в итоге попросили иностранцев. Академик Михаил Агеев так прокомментировал действия властей: «После трагедии с „Курском“ наше правительство выделило 30 миллионов долларов для закупки различной подводной техники, из которых 20 миллионов получила шотландская фирма Hydrovision для изготовления и поставки телеуправляемых аппаратов. Трудно понять причины подобного пренебрежения к своим предприятиям».

Повторяю, наши аппараты во многом уникальны и могут делать то, чему нет аналогов. Но организовать серийное или даже малосерийное производство роботов — это проблема. Пока выпускать такую высокотехнологичную аппаратуру у нас в стране мало кто может. Но государство намерено эту проблему разрешить. Создана программа, рассчитанная на период до 2020 года, которая должна вдохнуть жизнь в отечественную подводную робототехнику. А наш институт продолжит заниматься решением фундаментальных задач, разработкой новой робототехники, ведь спектр подводных средств, которые необходимы в жизни, очень широк. Для этих целей в пригороде Владивостока мы строим сейчас опытное производство — Центр по проектированию и изготовлению необитаемых подводных аппаратов.

«СП»: — А кто будет обслуживать аппараты?

— Это другая сторона проблемы — у нас почти нет заведений, где бы готовили специалистов по обслуживанию подводных роботов. Ведь почему для батискафа на Камчатке, запутавшегося в рыбацких сетях, понадобилась помощь англичан? Из-за того, что отечественный аппарат «Веном», предназначенный для оказания помощи в подобных случаях, был испорчен непрофессиональными операторами. Давно известно: техника, даже самая совершенная, в руках необученного человека — просто кусок железа. Сегодня только в МВТУ имени Баумана готовят студентов по специальности «Подводная робототехника», но, опять же, не тех, кто будет на ней работать, а тех, кто будет её создавать. Поскольку наш Институт — основной разработчик подобных аппаратов в стране, то мы взялись организовать обучение операторов на своей базе. Квалифицированные кадры для этого у нас есть, не хватает лишь полигона. Под его организацию нам сейчас отвели в Хасанском районе Приморья землю и дно в бухте Идол — 64 гектара. Здесь разместится учебный центр.

«СП»: — Что нового создано за последнее время вашими специалистами?

 — Аппарат ИМТ-3000. Он совершенно уникален, такого пока ни у кого нет. Несмотря на свои небольшие размеры — всего 180 килограммов веса — в отличие от более чем двухтонного «Клавесина», ИМТ всё умеет. Созданный для работ на глубинах до трёх километров, я уверен, он найдёт широкое применение при исследованиях на шельфе Арктики, столь востребованные сегодня. А добавляя к нему те или иные модули можно собирать специализированную подводную робототехнику.

Вообще задумок у нас много. Например, мы готовы сделать аппарат, который мог бы опуститься в Марианскую впадину на 12 километров. Ещё в 1979 году мы с Михаилом Дмитриевичем Агеевым сделали расчёты аппарата, который мог бы погрузиться на эти предельные глубины. Для нас это не проблема. Так что такой аппарат мы сделаем. Всё упирается в деньги. Но сейчас нам важнее закончить строительство нашего Центра по проектированию и изготовлению автономных необитаемых подводных аппаратов. Вот такие у нас задумки.

Владивосток

СМИ2
24СМИ
Lentainform
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
СМИ2
24СМИ
Лентаинформ
Рамблер/новости
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня