18+
пятница, 22 сентября
Общество

Метро 2013

Вадим Михайлов: «Могло быть гораздо хуже»

  
6479

Двойной пожар в московском метро взбудоражил столицу. По сообщению МЧС, в 8−20 утра в районе станции «Охотный ряд» произошло возгорание высоковольтного кабеля. Задымление вызвало панику на станции — люди стремились вырваться на поверхность. Всего со станций Сокольнической линии было эвакуировано более 4 тысяч человек. Движение самой линии оказалось частично парализовано до 14-ти часов. К ликвидации пожара было привлечено 275 человек и 75 единиц техники. К счастью, худшего, похоже, удалось избежать — о погибших не сообщается. Тем не менее, 59 человек пострадали от отравления продуктами горения, 11 — госпитализировано, 3 женщины попали в реанимацию. Врачи говорят, что их состояние оценивается как средне тяжёлое.

В 12 часов дня, когда казалось, что ЧП исчерпало себя, и МЧС объявил о новом сильном задымлении на той же линии между станциями «Охотный ряд» и «Лубянка». И, хотя пассажиров на этот раз решили не эвакуировать, нормальное движение поездов с пассажирами было восстановлено только в 14−10.

Между тем, ровно месяц назад на Таганско-Краснопресненской линии также произошло задымление, из-за которого сотни человек были эвакуированы на поверхность.

Прежнего руководителя метрополитена, ныне покойного Дмитрия Гаева уволили по обвинению в коррупции и неэффективной модернизации подземки.

В последние годы на безопасность метрополитена выделялись довольно внушительные суммы. Так в прошлом году на эти цели было израсходовано более 2 миллиардов 190 миллионов рублей. Однако, похоже, что с приходом Ивана Беседина, действующего под чутким руководством Сергея Собянина, претендующего ныне на роль всемосковски выбранного мэра, дела с безопасностью в подземке лучше не стали.

«СП» обратилась за комментарием к руководителю аварийно-спасательного отряда «Диггер-спас» Вадиму Михайлову буквально перед тем, как он спустился в подземку для тушения второго пожара на Сокольнической линии.

— За два часа перед этим мы излазили все закутки в тоннелях между «Охотным рядом» и «Театральной». Только что потушили пожар. Но мы не предполагали, что там ещё оставался источник задымления…

И вот нам сообщают, что опять надо спускаться, ещё есть пиролиз (разложение органических и многих неорганических соединений под воздействием высокой температуры — СП). Новый пожар начал разгораться, бойцы под землёй уже все практически, и я сейчас — туда.

«СП»: — Почему такие инциденты в московском метро происходят всё чаще?

— Избежать этого практически невозможно. Устаревающий кабель — о том, что его надо менять, мы говорили ещё 10 лет назад. Вчера подобное было на станции «Краснопресненская». К счастью, там удалось оперативно всё устранить, и никто практически ничего не заметил.

«СП»: — Выделяются довольно значительные средства на усиление безопасности в метрополитене — куда они идут?

— Могу сказать только по конкретике. В каких-то местах подземки с безопасностью всё хорошо, но немало и перегонов, где всё очень запущенно. Быстро поднять уровень безопасности метро нельзя при той составляющей, которая пронизывает все наши государственные органы. Конкретно называть её не буду — сами всё понимаете.

«СП»: — Безопасность метрополитена в последние годы в связи с уходом Гаева стала лучше?

— Нет, честно говоря, становится хуже. При Дмитрии Владимировиче были проблемы, мы их выявили и взяли на себя по просьбе спецслужб часть работы по их устранению. Сейчас задача взаимодействовать, координировать работу спасателей, Центра медицины катастроф, метрополитена и помогать тем, кто принял в наследство не очень хороший метрополитен, чтобы он стал лучше.

«СП»: — Мы наблюдаем, что нагрузка на метрополитен нарастает. Власти адекватно реагируют на это?

— Я скажу так — метрополитен надо модернизировать под неусыпным контролем Администрации президента. Только тогда есть шанс, что эти работы приведут к существенному увеличению степени безопасности подземки. Пока при любой модернизации есть та составляющая, о которой я говорил, и которая очень часто сопутствует деятельности чиновников, что на земле, что под ней.

«СП»: — Могло быть хуже, чем то, что мы наблюдали?

— Да, к счастью, мы легко отделались… Могло быть гораздо хуже.

Машинист метрополитена Максим Рублёв считает, что пока рано говорить о тенденции ухудшения безопасности в подземке.

— У того задымления, что было месяц назад на Пасху, на Таганско-Краснопресненской линии, — причина другая. Там вышел из исправности контактный рельс. Возможно, что близость по времени этих двух ЧП — случайное совпадение. Поэтому сказать, что есть тенденция, я не могу…

«СП»: — Достаточно уделяется внимания безопасности в подземке?

— Трудно сказать. Например, вкладываются большие деньги в модернизацию вентиляции. Но пока она не заработает в экстремальной ситуации, сказать точно, насколько она эффективна, я, как не посвящённый в тонкости этого процесса, сказать не могу.

«СП»: — У меня, как у человека, который пользуется метрополитеном, есть ощущение, что людей там всё больше, нагрузка увеличивается, и вообще вся система работает на пределе возможностей. Вы, зная эту ситуацию изнутри, можете это подтвердить?

— Да, пассажиропоток всё больше. Москва расширяется. В принципе, сейчас, чтобы решить эту проблему, вводят дополнительные линии — что из этого получится, посмотрим. Ясно, что этой ситуации можно было бы избежать, если бы не было довольно большого периода, когда метрополитен развивался очень медленно. Сейчас есть всё же какой-то прогресс в связи с тем, что стали по новому выстраивать линии метрополитена. Например, разгрузили станции метро «Планерная» и «Тушинская» после того, как протянули ветку в Мякинино.

«СП»: — Велико ли количество нештатных ситуаций, с которыми приходится сталкиваться?

— Все ситуации, которые у меня лично возникали, относятся к штатным. Даже какие-то поломки — они тоже предусмотрены инструкциями. Техника, она хоть и железная, не ломаться не может. Нас учат, что делать в таких ситуациях.

«СП»: — Каковы были бы ваши действия, окажись вы в такой ситуации, как сегодня на станции Охотный ряд?

— Надо не забывать, что любое задымление вызывает панику. Поэтому надо и людей попытаться успокоить, и грамотно доложить диспетчеру. От того, насколько точно мы донесём до него информацию, зависит, насколько правильно и оперативно будут действовать спасательные и прочие службы. При этом есть определённый список информации, утверждённый руководством метрополитена, который машинисту запрещается передавать в салон. Моя задача — объяснить, что всё под контролем, скоро всё исправим и поедем дальше, чтобы люди не считали себя брошенными где-то в тоннеле.

Фото: Михаил Воскресенский/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня