18+
воскресенье, 24 сентября
Общество

Обвинительное злоключение

Даниилу Константинову продлили срок содержания в СИЗО

  
2103

По мере угасания протестной активности оппозиционные деятели все чаще попадают в поле зрения остроглазой российской Фемиды. Громкие резонансные процессы по делам оппозиционных лидеров (например, рассматриваемое в Пермском суде дело Навального), продолжающийся суд над 12-тью обвиняемыми по так называемому «Болотному делу» являются наглядной иллюстрацией начавшегося «закручивания гаек».

Естественно, «самые справедливые и гуманные в мире» органы правосудия не могли обойти своим вниманием и своих давних «клиентов» — представителей правого фланга оппозиции. Причем, если некоторое время назад самой популярной статьей была «националистическая» 282-я, то сегодня правоохранительные органы подходят к делу творчески, примеряя политикам сугубо уголовные статьи. Одним из наиболее ярких примеров такой «криминализации» стало дело лидера Лиги обороны Москвы Даниила Константинова. Его обвиняют в убийстве гражданина Александра Темникова в декабре 2011 года около выхода со станции метро «Улица Академика Янгеля». По версии следствия, Константинов на почве личных неприязненных отношений поссорился с 24-летним мужчиной. В ходе последовавшей драки он «несколько раз ударил его руками в область головы и тела, а затем ножом нанес колото-резаное ранение в грудь». В результате пострадавший скончался на месте происшествия.

Как напоминает его отец Илья Константинов, Даниил уже пятнадцатый месяц находится в тюрьме, тогда как максимальный срок пребывания в СИЗО до суда — 18 месяцев. На днях Мосгорсуд положительно решил вопрос о продлении ареста еще на несколько недель. Как сообщил один из адвокатов Константинова Денис Зацепин, следователь Андрей Алтынников передал дело Даниила с обвинительным заключением в прокуратуру. Ключевым аргументом стороны защиты, которая по каким-то причинам не произвела особого впечатления на следствие, является наличие алиби. Сразу несколько свидетелей дали показания, что в день убийства Константинов был на дне рождения своей матери. По их словам, торжество отмечалось в ресторане, где и находился подследственный. Причем администрация заведения может подтвердить заказ столика. Как пишут СМИ, главным свидетелем обвинения в деле Константинова выступает 22-летний Алексей Софронов, ранее судимый. Первоначально он не сообщил следствию сведений, подтверждающих виновность Константинова, однако позднее изменил свои показания.

Российский политический и общественный деятель Илья Константинов сообщил о том, что арест подозреваемого в резонансном деле был продлен до 18 июня, дело находится в прокуратуре Южного административного округа, а следствие завершено. По его словам ознакомление с делом было прервано по инициативе следователя.

«СП»: — Каким образом это было мотивировано?

— Сразу замечу, что мы не успели ознакомиться только с вещественными доказательствами. Само дело (все 10 томов) мы прочли. Даниил прочел и адвокаты тоже. Но мы не успели ознакомиться с вещдоками. Именно вещественные доказательства являются точкой отсчета в уголовном деле. Возьмем, такую деталь как одежда убитого. На ней есть след от лезвия. Это имеет принципиальное значение. Потому что в деле фигурирует некий нарисованный нож. Нож этот нарисован якобы свидетелем. В деле фигурирует экспертиза по нарисованному ножу. На предмет, можно ли было нанести смертельный удар таким ножом. Хотя нож должен быть представлен в натуральном виде или хотя бы его слепок. Потому что кроме внешнего вида — ширины и длины, у лезвия есть еще и толщина. Есть такая характеристика как форма обуха, которую разглядеть на расстоянии практически невозможно. Не говоря уже о рукоятке или перекрестье. Другие характеристики тоже могут совпадать с описанием свидетеля, а могут не совпадать. Чтобы проверять такие моменты в Уголовно-процессуальном кодексе и прописано резонное право защиты ознакомиться не только с письменными материалами дела, но и с самими вещественными доказательствами. Для того, чтобы сверить, насколько соответствует описание фигурирующих в деле предметов с самими предметами. Мало ли что, а вдруг это недостоверные описания?

«СП»: — То есть Вы считаете, что имеют место быть процессуальные нарушения?

—  В Уголовно-процессуальном кодексе есть 217 статья, которая определяет права и обязанности сторон в процессе ознакомления с материалами дела. Где четко и однозначно прописаны права обвиняемого. Не допускающие двойных толкований. По принципу — может быть так, а может быть эдак. Здесь четко прописано: обвиняемый и его защита имеют право ознакомиться с вещественными доказательствами. Никаких других вариантов толкования нет. В связи с нарушением 217 статьи защита уже подала жалобу в прокуратуру. Мы подали жалобу и в прокуратуру Южного административного округа и в городскую прокуратуру. А также подали в суд ходатайство о продлении срока ознакомления с материалами дела.

«СП»: — Как могут развиваться события?

— Возможны два варианта. Или наши жалобы будут удовлетворены и дело будет возвращено следователю, или Даниилу будет предъявлено обвинительное заключение, утвержденное прокурором, представитель которого будет поддерживать обвинение в суде. После ознакомления обвиняемого с обвинительным заключением дело поступает в суд. В нашем случае это Чертановский районный суд.

«СП»: — Какие аргументы Вы можете привести в пользу версии, что Даниил Константинов невиновен в том, что ему инкриминируют? Кто эти пять свидетелей, которые могут удостоверить его алиби?

—  Это те люди, с которыми мы отмечали день рождения матери Даниила. У нее день рождения 3 декабря. Каждый год мы его отмечаем. Конечно, по разному, когда как. Но отмечаем каждый год. 2011 год не был исключением. В этот раз состав нашей компании был такой. Были моя супруга и я, был Даниил с женой Мариной и двое наших друзей муж и жена Ольденбург-Свинцовы. В такой компании мы отмечали день рождения 3 декабря. Именно в то время, когда по версии следствия и было совершено убийство. Поэтому у меня никаких сомнений в алиби нет — это все было на моих глазах. А я своим глазам все-таки еще верю.

«СП»: Какими Вам видятся перспективы этого дела?

— Скоро полтора года и конкретные надежды уже испарились. Когда-то я предполагал, что после того как мы заявим алиби, Даниил будет освобожден (после проверки алиби, естественно). Но этого не произошло. При том, что проверка алиби состоялась. Свидетели алиби дали показания, в том числе и на полиграфе. Но проблема в том, что по нашему законодательству (в отличие от англосаксонских стран) детектор лжи — это не аргумент. Проверка была произведена и на местности — в этом ресторане, куда мы выезжали вместе со следователем. Показывали, где это происходило, как и когда. Честно говоря, я не знаю, что будет происходить дальше.

Федеральный судья в отставке, заслуженный юрист Российской Федерации Сергей Пашин высказал мнение, что поскольку в нашей стране выносится мало оправдательных приговоров (около 1%), это означает, что судебная система находится на стороне органов исполнительной власти. То есть на стороне обвинения. В связи с чем не исключено, что судебная система используется как в целях получения экономических преимуществ, так и для сведения политических счетов.

«СП»: — Какие наиболее уязвимые места в нашей судебной системе?

— Это зависимость судей от председателей судов и незащищенность их от дисциплинарного преследования по самым надуманным поводам. Это дисциплинарное преследование вполне может использоваться как средство давления. Потом есть еще определенный способ отбора судей. Они отбираются главным образом из числа прокуроров, оперов и бывших работников силовых структур. Что в целом ряде случаев предопределяет обвинительный уклон. То есть очень часто на них и давить не надо — они и так все понимают и делают, как положено. Они доверяют прокурорам и следователям. А защитник в такой ситуации оказывается «пасынком правосудия». Почему наше руководство не проявляет политическую волю к тому, чтобы сделать судебную систему независимой, это вопрос риторический. Понятно, что гораздо удобнее, когда она зависима. Передел собственности продолжается. С другой стороны есть оппозиция, которую опасаются. Им просто страшно сделать судебную систему независимой.

«СП»: — С чем связаны последние громкие процессы над оппозиционерами?

— «Болотные дела» еще не закончены. Так что посмотрим, что будет. Не хотелось бы предвосхищать события.

Политический обозреватель Анатолий Вассерман согласен с тезисом, что в Российской Федерации власти постепенно «закручивают гайки». Однако, как полагает известный интеллектуал, это небесполезно. «Поскольку ни страна, ни автомобиль не могут сдвинуться с места, когда все гайки раскручены». Вопрос в том, какими средствами это делать. Потому что бывают лекарства похуже любой болезни. В то же время то, «что касается рассказов о судебных расправах, насколько я могу судить, большая часть этих рассказов, мягко говоря, является преувеличением».

«СП»: — На чем основано это ощущение?

— В свое время я был совершенно уверен в том, что претензии властей к компании ЮКОС в целом и Михаилу Ходорковскому, в частности, что называется «высосаны из пальца». Но после того как следствие завершило расследование первого дела ЮКОСа и появились публикации серьезных экспертов (как защищавших Ходорковского, так и выступавших против него) я получил возможность сопоставить их аргументы. В результате пришел к выводу, что правы были все-таки обвинители. Что действия Ходорковского действительно содержали в себе состав преступления. Причем он не смог даже удержаться в пределах тех законов, которые сам же и лоббировал в собственных интересах. Сейчас поднимается аналогичный шум вокруг дела Навального. Оно пока еще далеко от завершения. Публикуются лишь обрывки материалов. Соответственно, я не могу однозначно сказать, прав он или виноват. Но сама интонация его защитников очень похода на ту, которую я наблюдал вокруг дела Ходорковского. Она заставляет меня подозревать, что позиция защитников Навального также сомнительна как и позиция защитников Ходорковского. Хотя я не исключаю, что я могу изменить мнение после подробного изучения дела.

Если ты оппозиционер, это еще не означает, что ты имеешь индульгенцию и можешь спекулировать этим обстоятельством. Впрочем, это довольно типичная картина для многих стран. Такое происходит не только в России. Нередко люди становятся самыми пламенными борцами за свободу именно тогда, когда обнаруживают угрозу для собственной свободы. Причем, зачастую эти угрозы созданы ими же самими.

«СП»: — Существует ли на Ваш взгляд, проблема избирательности правосудия?

— С этим трудно спорить. По тем же обвинениям, которые были предъявлены Ходорковскому могли сесть, наверное, еще несколько десятков человек. От Ходорковского они отличаются только тем, что вовремя спохватились и, как говорится в известной рекламе, «заплатили налоги и живут спокойно». Причем, я имею в виду не только фискальный аспект. Некоторые резко снизили свою политическую активность. Или по крайней мере ввели ее в разумные рамки. Насколько я знаю, Ходоровский пытался одновременно «покупать» чуть ли не все российские партии. А это, мягко говоря, перебор. Понятно, что у человека могут быть какие-то свои политические взгляды, которые он вправе отстаивать. Но если он покупает все партии сразу, то он тем самым показывает, что никаких политических взглядов у него нет. И его деятельность чисто коммерческая. Прохоров, который тоже активно участвует в российской политике, не повторяет ошибок Ходорковского и к нему, насколько мне известно, никто не предъявляет претензии.

«СП»: — Можно ли говорить о том, что власти пристрастно относятся к национально ориентированным представителям общественности?

— Насколько я понимаю, они действительно видят в русском национализме серьезную угрозу. Собственно говоря, в многонациональном государстве власть видит угрозу в любом национализме. Это вполне понятно. Однако в нашем случае власть видит основную угрозу именно в национализме русском. В этом плане она изрядно перебарщивает. Хотя и несколько меньше, чем принято считать. Ведь русский национализм в основном имеет защитную природу. Русские, как правило, совершенно равнодушны к происхождению человека. И вспоминают об этом только когда этот человек каким-то образом проявляет агрессию. Недавно мне довелось видеть статистику по знаменитой 282 статье. Так вот вероятность осуждения по ней для представителей разных народов России практически одинакова. Мы чаще видим как осуждают русских, просто потому что их больше. Но тем не менее, на месте властей я бы постарался отличать национализм нападающий и защищающийся. Нужно бороться не со следствием, а с теми причинами, которые порождают такую болезненную реакцию.

Фото: Андрей Стенин/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня