Общество

Неизвестный «Фронт»

81% россиян не в курсе, что у партии власти есть дублер

  
4646

Почти половина россиян никогда не слышала об Общероссийском народном фронте (ОНФ), которому Владимир Путин отводит роль машины по переформатированию политической системы. Это следует из опроса «Левада-центра». Вот как выглядят его результаты:

42% - впервые услышали о «Фронте» от социологов;

39% - что-то слышали, но не знают, в чем суть;

17% - много слышали;

2% - внимательно следят за развитием событий вокруг ОНФ.

Между тем, именно перед этим неизвестным «Фронтом», учредительный съезд которого пройдет 11−12 июня, Кремль ставит стратегические задачи:

— сформировать социальную мораль «простого народа»;

— создать политическую форму представительства неполитических интересов граждан;

— повысить в обществе долю «путинского большинства».

Впрочем, сами граждане (из числа тех, кто знают об ОНФ) видят задачи «Фронта» по-другому. Как свидетельствует опрос «Левада-центра», 12% считают, что он призван «консолидировать здоровые силы общества для решения стоящих перед страной проблем», еще 10% - «усилить контроль власти над партиями и общественными организациями». Но самыми популярными оказались другие варианты. 21% опрошенных объяснили создание ОНФ исключительно необходимостью «поддержать популярность Владимира Путина», а 35% — расширением «политической поддержки президента, чтобы она не зависела от «Единой России».

Какую реальную роль предстоит сыграть ОНФ в жизни России?

— Я считаю, окончательного решения относительно формата партийного обеспечения нынешней власти Кремль еще не принял, — уверен профессор, автор работ по истории СССР, политолог и публицист Сергей Кара-Мурза. — «Единая Россия» сдала за последнее время, еще имидж ухудшился, и трудно оценить, можно ли его выправить. С другой стороны, создать такую форму, как «Народный фронт» — тоже непростая задача. Для этого не хватает ни организационных ресурсов, ни интеллектуальных.

Думаю, власти было бы желательно создать «Народный фронт» как политическую платформу, на которой стал бы возможен диалог разных сил, поскольку «Единая Россия» такого диалога не смогла обеспечить. Да, внутри партии власти создавалось несколько структур для диалога — фракции и клубы, — но сегодня о них знают еще меньше, чем о «Народном фронте».

На мой взгляд, сегодня возникла временная неопределенность — получится ли у Кремля с ОНФ или нет. Этой неопределенности способствовала и замена кадрового состава кремлевской идеологической службы. Сурков ушел, его доктрина устарела, но и новой доктрины взамен еще не появилось. Кремль зондирует почву, выясняет отношение общества к обеим платформам — «Единой России» и ОНФ, но к определенному мнению не пришел. Неясно, как следовало бы форматировать «Народный фронт», какой должна стать его основа, организационные принципы, возможности.

«СП»: — У Путина достаточно личной харизмы, чтобы обеспечить высокий рейтинг «Фронта»?

— Все последние годы ресурсов Путина не хватает для создания политической организации, которая бы взяла на себя функции модератора общественного диалога. Чтобы гражданам было понятно, каким путем идет власть. Пока эту функцию худо-бедно обеспечивает сам Путин — выступлениями на ТВ и статьями в центральной прессе. Это, кстати, редкость — чтобы президент сам писал программные статьи, но Путину приходится это делать, и не от хорошей жизни.

В идеале, президенту следовало бы создать интеллектуальный резерв из представителей молодежи. Общество меняется, на сцену вышло новое поколение, и оно требует, чтобы ему объяснили, куда идет страна. Но этот процесс — создания интеллектуального резерва — труден, потому что кадров действительно мало. Нынешняя система образования находится в кризисе, вузы просто не производят молодых политологов и обществоведов, которые бы могли выступать на хорошем идейном уровне — неважно, от лица власти или оппозиции. В этом смысле и власть, и оппозиция находятся в сходном положении.

Возьмите митинги на Болотной. Нельзя сказать, чтобы они были эффективными политическими выступлениями. На них говорили простые, банальные, всем известные вещи. То же самое можно сказать про митинги на Поклонной горе. Я считаю, в наших общих национальных интересах поднять качественный уровень этого диалога.

«СП»: — В свое время экс-замглавы управления по внутренней политике Дмитрий Бадовский объяснял суть «Народного фронта» так: «через два-три рукопожатия обеспечить связь людей с президентом и создать новый уровень доверия в обществе». Такая централизованная ориентация общества нужна в наши дни?

— У нас сейчас невозможно создать порядок как при Сталине. Чтобы была одна партия, и чтобы основная масса населения принимала это. Нет рычагов, которые при Сталине связывали власть с населением, нет понятной общей идеологии, которую бы граждане разделяли. Наоборот, сегодня общество расколото по множеству направлений.

На мой взгляд, идея «Народного фронта» вовсе не в том, что через два-три рукопожатия приблизится к президенту. Идея в переборке в рамках «Фронта» альтернатив, чтобы президент мог выбрать траекторию развития страны, которую принимает большинство. Идея — в создании национальной площадки для широкого обсуждения этих вариантов.

На мой взгляд, сегодня как никогда нужен откровенный разговор о состоянии России, о наших ресурсах и вариантах употребления этих ресурсов. Нужно найти такой вариант, который бы соединил ядро общества в рамках большого проекта. Но на такой разговор Кремль пока не идет. Возможно, дело в наличии элитных группировок равного веса, которые не могут договориться друг с другом. Или же в отсутствии пресловутых интеллектуальных ресурсов. Наша власть не с неба свалилась, ее представители вышли из советских вузов и партийных школ, и они по определению не могут быть намного умнее, чем общество в целом.

— Как показывает опыт 1999 года — раскрутки движения «Единство» — с помощью массированной информационной атаки обеспечить узнаваемость и высокие рейтинги «Народному фронту» вполне возможно, — считает депутат Госдумы третьего, четвертого и пятого созывов, лидер «Партии труда» Олег Шеин. — Сегодня люди не интересуются «Народным фронтом», но это связано с эффектом замещения — с тем, что в качестве партии власти они воспринимают «Единую Россию». Как только «ЕдРо» похоронят вместе с правительством Медведева, граждане смогут оценить, что есть другая партия власти, и будут ориентироваться на нее.

Однако поменять ориентиры трудно технологически. На федеральном уровне картинка с позиционированием «Народного фронта» вполне ясная: есть якобы социальный и левоцентристский «Фронт», и есть его спарринг-партнер в виде «Гражданской платформы» Михаила Прохорова. Но на региональном уровне у «Платформы» — шаром покати, пустое электоральное пространство. И здесь конкурентами для ОНФ могут выступать только КПРФ и «Справедливая Россия», плюс в некоторых регионах «Патриоты России». А в спарринге с коммунистами или эсерами «Фронт» однозначно теряет свою социальную риторику и патерналистский характер. Это значит, что Кремль находится в идеологическом тупике, выход из которого найти сложно.

«СП»: — Ваш прогноз: как будет развиваться ситуация?

— Все зависит от того, какой сценарий выберет Кремль. Если он решит проводить парламентские выборы в декабре 2016 года — к этому моменту влияние «Единой России» плавно сойдет на нет, а ОНФ естественным образом окрепнет. Очевидно, будет другой состав правительства, более патриотичный по своей риторике, с персонажами, разительно отличающимися от Медведева и Дворковича. В этом случае в качестве спарринг-партнера на выборах Кремль будет стремиться задействовать ту же «Гражданскую платформу». Плюс пустит в ход тактику мелкой нарезки на оппозиционном поле — зарегистрирует большое количество оппозиционных структур.

Но этот консервативный сценарий, возможно, не удастся воплотить в жизнь. Мы видим, в каком ускоренном режиме идет зачистка правительства РФ. Дело, не исключено, идет к скорому падению кабинета Медведева. В этом случае потребуется досрочно хоронить и «Единую Россию», с замещением ее ОНФ. И возникает вопрос: как это сделать, когда единороссы занимают 240 мест в парламенте? У нынешнего куратора внутренней политики Вячеслава Володина ответа на него нет. Володин — не Сурков. Он привык работать топором, а не скальпелем, и совершенно не способен к многоходовым комбинациям, связанным с построением системы сдержек и противовесов. Я не исключаю, что через полгода-год система, благодаря действиям Володина, пойдет в технологический разнос. И это сильно ослабит позиции Кремля…

— В Кремле конкурируют несколько стратегий переформатирования политической системы, — убежден профессор, лидер партии «Новая сила» Валерий Соловей. — Одна из них состоит в том, что надо выдвигать вместо «Единой России» новую партию власти, ядро которой должен составить «Народный фронт». В этом случае будет осуществляться полноценная информационная накачка «Фронта». В принципе, за полгода можно добиться хорошей его узнаваемости, особенно если ОНФ будет ассоциироваться с Путиным.

Вторая стратегия — не спешить отказываться от «Единой России», а ОНФ использовать как некий фильтр, канал рекрутирования в «ЕдРо» новых людей. При таком раскладе широкая известность «Фронту» не нужна.

Какую стратегию выберет Кремль мы, возможно, узнаем 11−12 июня. Если на учредительном съезде «Фронта» будет объявлено о его преобразовании в партию — значит, первая стратегия победила…

Фото: Юлия Честнова/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Борис Джерелиевский

Военный эксперт

Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня