18+
суббота, 23 сентября
Общество

День поминовения

Виктор Алкснис к празднику 12-го июня

  
5017

День России… Или, как раньше его называли — День независимости России. Независимости от кого? Независимости от чего? И праздник ли это вообще?

На мой взгляд, нет. Ведь неспроста на Западе этот «праздник» называют более честно: «День независимости России от Советского Союза». Это, скорее, день поминовения страны, которой 12 июня 1990 года был подписан смертный приговор, приведенный в исполнение через полтора года в декабре 1991 года подписанием Беловежских соглашений. Это день национального позора и унижения.

Именно 12 июня 1990 года Первый Съезд народных депутатов РСФСР принял Декларацию о государственном суверенитете РСФСР. За нее проголосовало подавляющее большинство депутатов. Сухие строки стенограммы съезда свидетельствуют: 907 — за, 13 — против, 9 депутатов воздержалось. В голосовании за этот смертельный для нашей страны документ объединились и коммунисты, и либералы, и патриоты. Причем у каждой из этих группировок были свои мотивы для подобного голосования. Либералы голосовали, чтобы, наконец, ликвидировать «империю зла», под которой они подразумевали Советский Союз с его коммунистической идеологией. Коммунисты голосовали, чтобы, наконец, избавиться от генсека КПСС Горбачева, которого, по их мнению, нельзя убрать иным способом. Ну, а патриоты традиционно считали, что Россию все объедают, поэтому хватит кормить Украину, Белоруссию, Казахстан, Узбекистан и прочие союзные республики.

И они сумели объединиться, чтобы убить великую страну с тысячелетней историей. Они это сделали и устроили в зале заседаний в честь этого громкие овации под крики «Ура! Ура!». Не нашлось среди них людей, способных остановить это коллективное безумие. Хотя, справедливости ради, необходимо отметить, что по прошествии времени большая часть из народных депутатов РСФСР все-таки опомнилась. Но опомнилась только через два года, когда дело было сделано, и ничего изменить уже было нельзя. Их прозрение закончилось расстрелом Верховного Совета РСФСР прямой наводкой из танковых орудий 4 октября 1993 года и в Декларации о государственном суверенитете РСФСР была поставлена кровавая точка.

Почему я называю этот документ приговором? Ведь до этого пять союзных республик (Эстония, Литва, Латвия, Азербайджан и Грузия) уже приняли свои декларации о суверенитете и, по сути, продекларировали свой выход из состава СССР? На мой взгляд, это было неприятно, но не смертельно, поскольку при сохранении Советского Союза как единого государства у союзного центра оставалось много возможностей для урегулирования ситуации. И, умело проводя политику «кнута и пряника», многое можно было исправить, вернув, по крайней мере, часть из них обратно в Союз. При этом надо учитывать, что в тот период большинство западных стран, включая США, Великобританию, Францию и Германию, распад Советского Союза откровенно страшил, учитывая, что распадалась сверхдержава, и что будет с ее ядерным потенциалом, в чьи руки он попадет, было неизвестно. Так, премьер-министр Великобритании М. Тэтчер в 1990 г., находясь в Киеве, сравнила Украину с Калифорнией как с субъектом единой страны и убеждала руководство республики сохранить единство Советского Союза. Президент США Дж. Буш еще в начале августа 1991 произнес в Киеве речь, в которой безоговорочно поддержал государственное единство СССР и критиковал «самоубийственный национализм».

Остальные союзные республики напряженно ждали, что в этой ситуации предпримет крупнейшая республика Союза, ее становой хребет — РСФСР. И 12 июня 1990 года высший орган власти РСФСР ответил на эти ожидания, приняв Декларацию о государственном суверенитете, означающую выход этой союзной республики из состава СССР. Т.е. возникла парадоксальная ситуация — Россия вышла из состава России.

Дело в том, что Декларация провозглашала приоритет Конституции и законов РСФСР над законодательными актами СССР и право республики приостанавливать на своей территории действия актов Союза ССР, вступавших в противоречие с суверенными правами РСФСР. Именно это провозглашал пункт пятый Декларации:

«…Для обеспечения политических, экономических и правовых гарантий суверенитета РСФСР устанавливается:

полнота власти РСФСР при решении всех вопросов государственной и общественной жизни, за исключением тех, которые ею добровольно передаются в ведение Союза ССР;

верховенство Конституции РСФСР и Законов РСФСР на всей территории РСФСР; действие актов Союза ССР, вступающих в противоречие с суверенными правами РСФСР, приостанавливается Республикой на своей территории. Разногласия между Республикой и Союзом разрешаются в порядке, устанавливаемом Союзным договором;

исключительное право народа на владение, пользование и распоряжение национальным богатством России;

полномочное представительство РСФСР в других союзных республиках и зарубежных странах;

право Республики участвовать в осуществлении полномочий, переданных ею Союзу ССР…".

А в таких условиях ни одно государство существовать не может. Государственный суверенитет един и неделим, двух суверенитетов в одном государстве быть не может. Или суверенитет СССР, или суверенитет РСФСР. Точно также в современных условиях это означает суверенитет Российской Федерации или суверенитет Татарстана, Чечни, Дагестана и т. д.

И неспроста через десять лет Конституционный суд РФ принял знаменитое Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 7 июня 2000 г. № 10-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», в котором черным по белому было записано: «…Суверенитет, предполагающий, по смыслу статей 3, 4, 5, 67 и 79 Конституции Российской Федерации, верховенство, независимость и самостоятельность государственной власти, полноту законодательной, исполнительной и судебной власти государства на его территории и независимость в международном общении, представляет собой необходимый качественный признак Российской Федерации как государства, характеризующий ее конституционно-правовой статус. Конституция Российской Федерации не допускает какого-либо иного носителя суверенитета и источника власти, помимо многонационального народа России, и, следовательно, не предполагает какого-либо иного государственного суверенитета, помимо суверенитета Российской Федерации. Суверенитет Российской Федерации, в силу Конституции Российской Федерации, исключает существование двух уровней суверенных властей, находящихся в единой системе государственной власти, которые обладали бы верховенством и независимостью, то есть не допускает суверенитета ни республик, ни иных субъектов Российской Федерации…».

Только где были все эти юристы 12 июня 1990 года, когда съезд депутатов РСФСР принимал абсолютно незаконную и противоречащую Конституции СССР Декларацию? Все молчали, включая большинство политиков.

А дальше начался знаменитый «парад суверенитетов»…

Уже 20 июня 1990 г. свою декларацию о государственном суверенитете принял Узбекистан, 23 июня — Молдавия, 16 июля — Украина, 27 июля — Белоруссия, 22 августа — Туркмения, 24 августа — Армения, 24 августа — Таджикистан, 25 октября — Казахстан, 15 декабря — Киргизия. Таким образом, с 12 июня по 15 декабря 1990 года еще за год до подписания беловежских соглашений Советский Союз «де факто» прекратил свое существование.

Но дело не ограничилось лишь только союзными республиками. Начался «парад суверенитетов» внутри РСФСР. Ведь с точки зрения формальной логики, действительно, почему Эстония, в которой проживало всего 1 млн. 566 тыс. человек имеет право на свой суверенитет, а Татарская АССР, в которой в 1990 году проживало 3 млн. 637 тыс. человек, такого права не имеет? Чем татары хуже эстонцев? Почему грузины могут реализовать свое право на самоопределение, а башкирам или чеченцам в этом отказано?

Главным инициатором принятия Декларации о государственном суверенитете РСФСР выступал Б. Ельцин, который видел в этом единственный способ лишить Горбачева власти и «переехать» в Кремль. Он же, по сути, выступил инициатором «парада суверенитетов» внутри РСФСР.

6 августа 1990 г. Председатель Верховного Совет РСФСР Б. Ельцин во время визита в Башкирию сделал в Уфе сенсационное заявление: «Берите столько суверенитета, сколько сможете проглотить!». Автономные республики восприняли это заявление как сигнал «Можно!», и с августа по октябрь 1990 года происходит «парад суверенитетов» автономных республик. Принята декларация о государственном суверенитете Карельской АССР (9.08.1990), провозглашен государственный суверенитет Коми АССР (11.10.1990), Татарской АССР (31.08.1990), Удмуртской и Якутской-Саха АССР (27.09.1990), Чукотского автономного округа, Адыгейской АО (Адыгейской АССР) (05.10.1990), Бурятской АССР (07.10.1990), Башкирской АССР (11.10.1990), Калмыцкой АССР (19.10.1990), Марийской АССР (22.10.1990), Чувашской АССР (24.10.1990), Ямало-Ненецкого (17.10.1990) автономного округа, Горно-Алтайской АО (Горно-Алтайской АССР) (25.10.1990) Иркутской области (26.10.1990) и т. д.

Последствия этого внутреннего «парада суверенитетов» мы ощущаем до сих пор. Да, к настоящему времени Кремлю удалось заставить практически все субъекты федерации убрать из своих конституций и уставов положения о суверенитете, противоречащие Конституции РФ. За исключением Татарстана, который пока более-менее «успешно» противостоит давлению федерального центра. Но не стоит обольщаться, что «местечковой суверенитет» подавлен. Он подавлен на бумаге, а не в умах. Я убежден, что в большинстве республик Российской Федерации национальные элиты уже готовы к перехвату власти и просто выжидают выгодного момента, чтобы осуществить свои долгосрочные планы по провозглашению независимости и выходу из состава России. И я убежден, что Российская Федерации сегодня стоит перед угрозой распада, как и в девяностые годы прошлого века стоял Советский Союз. Национальные элиты в субъектах Российской Федерации просто ждут начала новой «перестройки» и нового Горбачева. И поэтому для России вопрос национально-государственного устройства имеет характер жизни и смерти. Убежден, что если мы не откажемся от национально-территориального принципа построения нашего государства в пользу территориального, распад Российской Федерации неизбежен.

Хотелось бы обратить внимание уважаемых читателей еще на один важный момент. Об этом мало кто говорит, но, на мой взгляд, второй мощнейший удар по Советскому Союзу был нанесен равно через неделю после принятия Декларации о государственном суверенитете РСФСР.

19—23 июня 1990 года в Москве состоялась Российская партийная конференция, которая позиционировала себя как Учредительный съезд Компартии РСФСР. В конференции-съезде приняли участие 2 768 делегатов, которые постановили создать Компартию РСФСР. А это решение означало, что единая КПСС прекратила свое существование. Но ведь КПСС не была партией в традиционном смысле этого слова. Это была государствообразующая структура, которая во многом выполняла роль особой ветви исполнительной власти, осуществлявшей на местах руководство как Советами министров союзных республик (исполкомами в областях и в районах), так и советами всех уровней, т.е. выполняла роль вертикали власти. Можно по-разному относиться к подобной структуре, но она работала. И доказала свою высочайшую эффективность в годы войны и послевоенного восстановления разрушенной страны. А разве атомный проект или космическая программа не свидетельствует об этом? Или достижение военно-политического паритета с США в 60−70-е годы прошлого века?

При этом все союзные республики, кроме РСФСР, имели свои республиканские партийные организации, имели свои Центральные Комитеты Компартии. И это воспринималось многими коммунистами крупнейшей в КПСС партийной организации как дискриминация РСФСР, и именно это служило питательной почвой для попыток «исправить» сложившееся положение.

Ведь большинство членов КПСС были русские (например, по состоянию на 1 января 1989 г. из 19 млн. членов КПСС русских из них было 11 млн. 428 тыс., украинцев — 3 млн.132 тыс., белорусов — 753 тыс. и т. д.). КПСС по сути была «русской партией». Но «русским» ЦК был сам Центральный Комитет КПСС. А ЦК компартий союзных республик являлись фактически просто областными комитетами, в которых вторым секретарем, как правило, назначался русский. И он считался «оком государевым» в союзной республике.

Хотя и в его годы существовало недовольство подобным положением, а борцы за «суверенитет России» имелись и в годы его правления. Но Сталин поступал с ними весьма и весьма жестко, если не сказать жестоко. Наиболее известным примером этого является знаменитое «ленинградское дело». Напомню, в конце сороковых — начале пятидесятых годов прошла серия судебных процессов против ряда партийных и государственных деятелей РСФСР и СССР, выдвинутых из Ленинграда, и они были репрессированы. При этом ради их наказания была даже восстановлена смертная казнь, отмененная в СССР еще в 1947 году, и невзирая на то, что «закон обратной силы не имеет», ряд высокопоставленных руководителей был расстрелян. Всего были репрессированы 214 человек, из них 23 человека были расстреляны. Например, в их числе были секретарь ЦК ВКП (б) В.Кузнецов, председатель Совета министров РСФСР М.Родионов, председатель Госплана СССР Н.Вознесенский, первый секретарь Ленинградского обкома и горкома ВКП (б) П.Попков, второй секретарь Ленинградского обкома ВКП (б) Я.Капустин, председатель Ленгорисполкома П.Лазутин.

Этот факт вызывает удивление, поскольку подобного масштаба репрессий в послевоенное время при Сталине больше не было. Чем же была продиктована его столь жесткая позиция?

В настоящее время все лица, проходившие по «ленинградскому делу» признаны жертвами необоснованных репрессий и все они реабилитированы. Хотя все материалы по этому делу до сих пор засекречены, и доступ к ним закрыт. Но, судя по некоторым утечкам из архивов, не все так просто с их невиновностью. Похоже, эти репрессированные партийные и государственный деятели принадлежали к так называемой «русской партии» в ВКП (б) и пытались реализовать идею суверенитета РСФСР на сорок лет раньше Ельцина. Например, они обсуждали вопросы создания самостоятельной компартии РСФСР (и не просто обсуждали, но и уже начали практические действия в этом направлении), переноса столицы РСФСР из Москвы в Ленинград, создание отдельной Академии наук РСФСР, налаживание прямых экономических связей между союзными республиками в обход союзного центра и т. п.

Сталин пошел на столь жестокие меры в отношении В. Кузнецова, Н. Вознесенского и их подельников не за их любовь к русскому народу, а за их сепаратизм, грозивший Советскому Союзу неисчислимыми бедами. Он прекрасно осознавал роль РСФСР как станового хребта Советского Союза и какую опасность таит в себе наполнение «суверенитета России» реальным содержанием.

Следует признать, что столь жестокими мерами он на сорок лет отбил желание у некоторых граждан при портфелях и без оных даже думать о «суверенитете РСФСР». И тем самым отсрочил для нашего народа те беды и страдания, которые обрушились на него после 12 июня 1990 г.

Но в тот трагический июньский день его в Кремле уже не было…

На снимке: Москва. Первый съезд народных депутатов РСФСР (1990г.)

Фото из досье ИТАР-ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня