Общество

От вашего имени

Илья Клишин о назначенных СМИ спикерах

  
2883

Есть такой активист Николай Алексеев. Уже много лет он пытается (безуспешно) провести в Москве гей-парад, жалуется постоянно (тоже безуспешно) в Европейский суд по правам человека и любит давать журналистам комментарии.

Если провести минут десять в поисковых машинах, можно накопать про него побольше информации: кто, откуда и куда. Но в данном случае это неважно. Совершенно случайный персонаж, как у Гоголя, знаете, появляются на мгновение герои, с любовно описанной деталью, и исчезают навсегда, без смысла.

Недавно я услышал Алексеев в эфире популярной радиостанции. Его представили как «известного российского защитника прав гомосексуалистов».

Сами геи, насколько мне известно, к Алексееву относятся иронично-сдержанно: ну, есть такой человек, который от их имени все время что-то заявляет, и ладно. Так молодые и борзые либералы говорят про свою демшизу со стажем, про ту, что десять лет отстояла в пикетах на Пушкинской площади.

Совсем иначе, с нескрываемым раздражением геи (знаю со слов не одного человека) смотрят на другую, образовавшуюся недавно «их» говорящую голову — Антона Красовского. Бывший журналист НТВ и глава избирательного штаба Михаила Прохорова некоторое время назад уволился с «Контр-ТВ», телеканала, который на деньги администрации президента собирался конкурировать с «Дождем», но в итоге деньги потратил и закрылся. Но не просто уволился, а со скандальным каминг-аутом: в прямом эфире он назвал себя геем и при этом поставил себя в один ряд с первыми лицами государства.

С тех пор черты Антона Красовского на воображаемом штандарте российского ЛГБТ-движения проступают все явственнее. Эмоциональные посты в фейсбуке, эфиры на «Эхе Москвы», колонки в британских газетах, и вот те-на. Мария Гессен, Елена Костюченко, подвиньтесь, пожалуйста, вашего полку прибыло.

И дело, конечно, не в Антоне Красовском; неважно, хороший он человек или нет, правда, неважно. Важнее другое: что же такое творится с механизмами, простите за скучное слово, репрезентативности, если от имени какой угодно социальной группы может начать говорить кто угодно. Да не просто говорить, а стать востребованным спикером, к какому журналисты еще в очередь выстроятся.

***

Это не текст про Антона Красовского. Не разоблачение, упаси боже, Николая Алексеева. И даже не колонка про насущные проблемы российского гей-сообщества. Все, о чем мы говорили выше — лишь пример того, с чем сталкиваются вообще все.

Почему, скажем, от имени националистов с незапамятных времен говорят некие Дмитрий Демушкин и Николай Бондарик? Откуда взялся Егор Просвирнин со своими картинками? И если Максим Марцинкевич переквалифицировался в «борца» с педофилами, можно ли больше не считать его спикером от нацистов? Или оставить и там, и там?

Кто уполномочен давать комментарии от левых? ЦК КПРФ? Твиттер заключенного под домашний арест Сергея Удальцова? Или умный микроблог магазина «Фаланстер»? А может, вообще упоротые коммунисты-постмодернисты Петербурга и Ленобласти, у которых индекс цитируемости больше, чем у многих академиков РАН.

От чьего имени выступает до сих пор на сцене Михал Михалыч Касьянов? Кто, куда и зачем делегировал Бориса Немцова и других демократов старой волны? Почему неизвестный даже журналистам пацан лет восемнадцати сидит в эфире, закинув нагло ногу на ногу, и рассказывает, что он известный гражданский активист и гражданский журналист к тому же, его три раза задержали, а его партия из трех человек самая классная, подписывайтесь, кстати, в фейсбуке. То есть вопрос: почему он сидит в эфире?

И, наконец, почему никому не режет слух, когда говорят фразы вроде «как заявила оппозиция» или «в оппозиции еще не решили»… Про кого идет речь — про депутата-инноватора Илью Пономарева, про миллиардера Михаила Прохорова, про телеведущую Ксению Собчак или про колумниста газеты «Известия» Эдуарда Лимонова? Неясно.

***

Как это происходит? Редко, но бывает, что человек «назначает» себя говорящей головой сам. Так было, скажем, с шуточным проектом Epic Hero, который я делал с друзьями несколько лет. На его главной странице можно было прочитать, что это «первый хипстерский сайт о политике, экономике и обществе», и, поскольку никто больше на эту нишу не претендовал, вышла такая оказия, что через какое-то время мы стали получать зловеще серьезные звонки с просьбой прокомментировать, скажем, для такого-то портала последние новости о политической позиции модного дизайнера одежды.

Но куда чаще спикеров себе назначают сами журналисты — от скуки и безысходности, а, если совсем честно, от лени. Телефонные-то книги общие, базы данных — тоже. Вот и ходит один и тот же активист Х с радиостанции на телеканал и обратно. В те же две газеты пишет три раза в год колонки. Дает интервью все той же американской журналистке. Десять лет уже к ряду. А как случится что, в ньюсруме стоит крик: кого звать? Этот не может, а этот заболел, а этот не хочет. И вот звонят, сплевывая в сторону, активисту Х. И он, конечно, приедет. Куда он денется.

Зимой одиннадцатого года был такой отличный лозунг, вспоминать о котором теперь чуть ли не большее дурновкусие, чем звать того самого активиста Х в эфир — «Вы нас даже не представляете». Городские издания потом приписали его авторство молодому петербургскому художнику Павлу Арсеньеву и даже провели популярную одноименную выставку в «Артплее».

Сорока, впрочем, на хвосте принесла, что этот лозунг нацболы придумали еще в середине нулевых. Впрочем, нацболам не жалко, а так, если начать разбираться, то почти все в современной российской политике придумали они. Но мы снова отклонились.

Лозунг отличный; спору нет. Обратите внимание, ключевое слово — «вы». Вы — плохие, мы — хорошие. Вы говорите от нашего имени, но лучше бы не говорили. Мы вам такого права не давали. Мы наблюдаем, как разные люди нагло берут этот право и начинают говорить от нашего имени. Мы недовольны, мы рассержены, мы раздосадованы.

Тогда речь шла про Яровую, Железняка и Исаева (и, как показала практика, правильно, в общем-то, шла). Потом речь шла про Удальцова, Касьянова и Бондарика; и выборы в Координационный совет оппозиции, медленно умирающий теперь где-то, помогли едва ли.

Всегда одно и то же. Вы нас даже не представляете. Проходимцы, лиходеи, жулики, ушлые людишки рвутся к микрофону, жаждут подписаться нашим именем. А мы наблюдаем.

И только если изменить ход мысли на противоположный, произойдет короткое замыкание. Они нас даже не представляют, хорошо. Но мы-то себя тоже не представляем. Никак. Вообще. И ничего для этого не делаем.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня