18+
четверг, 25 мая
Общество

Страсбург впервые осудил литовскую «охоту на ведьм из КГБ»

Решение суда грозит вылиться в массовые иски потерпевших от закона о люстрации

  
21

Руки у КГБ оказались гораздо длиннее, чем думали вильнюсские политики. Всемогущая советская госбезопасность достала их… через Страсбург. Европейский суд по правам человека рассмотрел дело бывшего тайного сотрудника КГБ Эгидиюса Жичкуса и вынес решение в его пользу. Выяснилось, что именно из-за его контактов с советской госбезопасностью Литва поступила с ним недемократично — нарушила его права.

Ударим по прошлому законом о люстрации

Вообще-то, бывшим чекистам в Литве пришлось несладко. В 1999 году приняли закон о люстрации, запрещающий бывшим сотрудникам советских спецслужб работать в военных структурах, на государственных предприятиях, в полиции, банках, судах, на дипломатической службе и таможнях, в правовой сфере, системе связи и учреждениях просвещения в течение десяти лет. Лишь в этом году это ограничение снято — десять лет, наконец, прошли. Но с теми, кто скрыл правду о своем прошлом, до сих пор разбираются.

Если с кадровыми офицерами КГБ было проще разобраться — вот они, на виду, то с тайными сотрудниками, то есть теми, кто добровольно или принудительно сообщал в КГБ о неблаговидных по советским понятиям поступках товарищей по работе, соседей или коллег по туристической поездке на проклятый Запад, более сложная ситуация. На то они и тайные, чтобы никто ничего не знал об их делах.

Были предложения поднять архивы КГБ, разобраться, да опубликовать списки агентуры. Но, видно, нет этих списков, раз не опубликовали, и с каждым тайным агентом, чье имя всплывает на поверхность, приходится разбираться в суде, доказывать его вину, если таковая имеется (а виной считается само по себе сотрудничество с советской госбезопасностью). Имя того, чье сотрудничество с КГБ доказать удалось, попадает в правительственное издание «Вальстибес жинес» со всеми вытекающими последствиями. Под «раздачу» попал и Э. Жичкус. Мало того, что всем становилось известно о связи человека с советской госбезопасностью. Принимались и соответствующие меры по закону о люстрации. Если разоблаченный занимал неподобающее его прошлому место, его увольняли. Но оказалось, не со всеми легко свести счеты…

«Янтарная леди» с «Горы ведьм»

Самый известный случай — с «янтарной леди», первым премьер-министром независимой Литвы Казимирой Прунскене. Каждый раз, когда она собирается в большую политику, например, на выборы президента, как сейчас, всплывает старое дело о том, будто она тайно сотрудничала с КГБ. И даже якобы есть некое письменное согласие, правда, очень сомнительное, всплывшее неизвестно откуда, не подтвержденное юридически. И будто у нее был псевдоним «Шатрия». Так в Литве с легкой руки писательницы Марии Печкаускайте называется «гора ведьм». У самой писательницы и был псевдоним «Шатриес рагана». «Рагана» означает — «ведьма». По словам К. Прунскене, а она обнародовала эти воспоминания еще в начале 90-х, таким способом она иронично отказалась от работы на КГБ, когда ей сделали специфическое предложение перед поездкой во Франкфурт-на-Майне в 1980 году:

— Я пошутила: с вашим ведомством разве что именем какой-нибудь ведьмы надо подписываться. Первое, что пришло в голову, Шатриес рагана…

Но об этом воспоминании напоминают ее политические недруги. Сейчас дело снова всколыхнулось на страницах СМИ. Ну да. Скоро президентские выборы. Возможно, так «янтарную леди» пытаются «притопить», как серьезного конкурента, чуть не выигравшего президентские выборы 2004-го года у американского литовца Вальдаса Адамкуса. По ходу подсчета голосов она опережала его примерно на 10 процентов, но ночью в избиркоме зависли компьютеры, а утром выяснилось, что Прунскене проиграла выборы.

«Янтарная леди» считает, что, поднимая вопрос о сотрудничестве с КГБ, ей мстит профессор Витаутас Ландсбергис, бывший соратник по движению за перестройку «Саюдис», приведшему Литву к независимости.

— Это борьба за место в истории, — говорит она.

И предполагает, что профессор просто… ревнует.

— Ландсбергис возглавлял Верховный Совет. Видимо, политическую ревность у него вызывало то, что я вышла на международную арену, меня приняли Джордж Буш, Маргарет Тэтчер, Франсуа Миттеран, Гельмут Коль, а затем Горбачев и Рыжков, — уверена «янтарная леди».

А что касается неких неподтвержденных документов, то Прунскене говорит, что в период борьбы СССР с Литвой ее, как сильную политическую фигуру, пытались скомпрометировать реальные сотрудники КГБ, специально для этого прибывшие из Москвы. Вот тогда и пошла гулять байка о «Шатрии-Прунскене».

Еще один «крепкий орешек»

Крепким орешком оказался и Жичкус. Хотя он не признался в реальном сотрудничестве с КГБ, сей факт удалось доказать через суд. Если бы добровольно пришел в департамент госбезопасности Литвы и покаялся, ничего бы не случилось. В Литве предусмотрена специальная процедура.

Когда до публикации списков тайных агентов не дошло, политики всполошились, решив, что тайных агентов могут шантажировать и вербовать, например, спецслужбы одного недружественного, как считают в Литве, государства, находящегося восточнее Литвы. И был принят закон, обязывающий тайных сотрудников признаться. И придумали специальную процедуру. Следовало явиться, все рассказать о своем сотрудничестве, описать, как было дело. В таком случае этот факт будет засекречен, а бывшего тайного агента КГБ брала под тайное покровительство нынешняя госбезопасность независимой Литвы.

По некоторым оценкам, в советской Литве действовало до 60 тысяч секретных сотрудников. Но за пять лет признались примерно полторы тысячи. Жичкус не вошел в их число. И 12 сентября 2000 года комиссия по люстрации постановила, что он тайно сотрудничал со спецслужбами бывшего СССР.

По сведениям комиссии, Жичкус, работая в 90-х годах спортивным журналистом, выезжал за рубеж и сообщал сведения в КГБ. 23 июля 2001 года сей факт был оглашен в правительственном издании «Вальстибес жинес». Жичкуса уволили с госслужбы, отобрали лицензию адвоката. Он попал в сложную жизненную коллизию. И стал бороться.

Министерство юстиции Литвы сообщило, что в объявленном решении Страсбургского суда говорится: республика нарушила право Э. Жичкуса на уважение частной и семейной жизни и дискриминировала своего гражданина. В Страсбурге пришли к выводу, что лишение бывшего агента КГБ лицензии адвоката и предусмотренные законом ограничения оказали непосредственное влияние на право Жичкуса на уважение частной жизни. Заметили судьи и то, что литовский закон о люстрации вступил в силу почти через 10 лет после обретения республикой независимости Литвы и окончания тайного сотрудничества заявителя с КГБ. К тому же в независимой Литве Жичкус был награжден государственными наградами.

Но впрочем, сам факт признания нарушения прав не решил материальных проблем Жичкуса. Он просил присудить 122 тысячи литов за имущественный ущерб и 100 тысяч литов за моральный (1 евро равно 3,45 лита), но эти просьбы отклонены. Судьи решили: достаточно признания нарушения прав. Но вот около 12 тысяч литов судебных издержек правительство Литвы должно все-таки вернуть заявителю

Дифференцированный подход: «свои» и «чужие»

Вполне вероятно, что эта история получит неприятное для Литвы продолжение. В Европейский суд по правам человека могут обратиться и другие бывшие сотрудники КГБ, пострадавшие от закона о люстрации. Тем более, что был еще один прецедент, правда, касающийся кадровых сотрудников КГБ. Суд в Страсбурге рассматривал дело бывших офицеров советской госбезопасности Кястутиса Джяутаса и Юозаса Сидабраса. Они приняли независимость Литвы, работали на ее благо. Причем Джяутас — в генеральной прокуратуре республики, а Сидабрас — в налоговой инспекции Шауляя. И тем не менее закон о люстрации настиг и их. И тогда они обратились в Страсбург. Европейский суд тогда постановил: власти Литвы нарушили по отношению к Джяутасу и Сидабрасу два пункта Конвенции по правам человека: право на защиту частной жизни и недискриминацию. Литву обязали выплатить пострадавшим по 7 тысяч евро в качестве компенсации за моральный и материальный ущерб.

И вот теперь создан прецедент и для тайных сотрудников КГБ. Фактически, Жичкус создал прецедент. Выходит, косвенно суд по правам человека поставил под сомнение сам литовский закон о люстрации, запрещающий бывшим работникам КГБ и тайным сотрудникам исполнять определенные обязанности не только на госслужбе, но и в частных структурах.

Впрочем, отношение к тем, кто находился в ныне компрометирующих связях с советской госбезопасностью, разное. Есть «свои» и «чужие». Например, президент Литвы Вальдас Адамкус активно отбивал нападки на министра иностранных дел Антанаса Валениса, очень жестко отстаивавшего интересы республики перед Россией. Комиссия по люстрации в 2005 году вдруг выяснила, что в период «оккупации» Валенис находился в резерве КГБ. СМИ обнародовали сведения: будущий глава внешнеполитического ведомства независимой Литвы был включен в список резерва КГБ в 1981 году, когда работал инструктором райкома компартии, а в 1982 году ему было даже присвоено звание капитана.

— Перед зачислением в резерв КГБ СССР людей вызывали на собеседование и спрашивали согласия. Те, кто не давали согласия, в этот резерв не включались, зато включенные в резерв КГБ лица призывались на учения, — уверял тогда директор департамента Центра исследования антисоветского сопротивления, историк Арвидас Анушаускас.

Но сам министр отрицал все это, и в письменной объяснительной записке сообщил: обстоятельства его включения в список резерва КГБ ему не известны.

В общем, вся эта история закончилась отставкой А. Валениса, правда, совсем по другой причине. Из-за политической борьбы. А сейчас он работает послом Литвы в Латвии, и его имя в списке резервистов КГБ никак не влияет на его судьбу. Разве что нервы попортило. Да и то ненадолго.

Вильнюс

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня