18+
вторник, 27 июня
Общество

Реформы князя Владимира I

За четверть века он сумел сформировать жизнестойкую государственную систему

  
20265

Историю делают личности. Века и даже тысячелетия не могут предать забвению их деяний — напротив, желание понять логику их поступков со временем лишь усиливается. Прошлое часто проецируется на настоящее, и чем более велик масштаб личности, чем больше она сделала для государства, тем тщательнее изучают её пытливые профессионалы и любители истории. Потому, наверное, правомерно предположение, что генетически эти люди связаны со своим народом и, познав их величие, мы всегда ждем появление Личности и связываем её поступки с будущим своей страны. Князь Владимир определил вектор развития Руси, обозначив своими реформами начало ее культурного, духовного, законодательного подъема и оставшись навечно в народном эпосе как Владимир Красное Солнышко.

Имея выгодное географическое положение, Русь была недоступна для военного захвата Римской империей. Поэтому, скорее, она пугала христианизированные западные народы своей воинственной агрессивностью. Для просвещенных стран был абсолютно непонятен жизненный уклад русов. Тем более, что хазары-иудеи из торговой выгоды распространяли слухи о диких северных людях, якобы убивавших всех чужеземцев — так они сохраняли контроль над Волжским торговым путем.

Однако Русь в то время уже имела прочные экономические отношения с Византией. Альтернативный хазарскому торговый путь «из варяг в греки» сблизил Русь с империей, Византия в случае необходимости пользовалась и военной помощью бесконечно воюющих славян. Правда, Русь иногда нарушала мирные договоры с Византией и грабила имперские города — так было при Олеге, при Игоре и при Владимире. Но именно святой князь проникся идеей «pax romana», преподнесенной ему монархической Византией в виде «византийского содружества», отличающегося от отношений сюзерена и вассалов в Римской империи. Воинственная Русь ни в коей мере не была зависима от Византии политически — ни тайно, ни явно, отношения строились исключительно на торговых, культурных и религиозных связях.

Тайна личного обращения Владимира из дикого язычника в христианина никогда не будет раскрыта, она известна только ему и является не просто данью внутригосударственной и международной выгоде, но, в первую очередь, сменой религиозных убеждений. Об этом написал первый русский митрополит Иларион. Когда иные исследователи настаивают на политической версии обращения, то не учитывают, с какой убежденностью Владимир насаждал перед этим праотеческое язычество. Если бы языческая реформа удалась, то ход отечественной истории был бы совсем другим. Исключительная талантливость князя, яркая харизма, острый ум позволяют сравнивать его с самыми известными деятелями Государства Российского, но мало кто из них удостоился чести быть канонизированным Церковью в лике святых.

В какой-то момент жизни князь понимает, что объединить народ языческой религией невозможно, и не только потому, что языческие боги — в лучшем случае посредники, и происходит поклонение «твари вместо Творца». Язычество оказалось неспособно консолидировать древнерусскую народность в нацию. Удивительное дело, но попытка объединить под знакомыми именами идолов людей многих национальностей приводила к социальной дифференциации. Дружинники молились Перуну, кузнецы — Сварожичу, земледельцы обращались к Роду, Яриле, мореходы — к Стрибогу. Кроме того, языческие постулаты обещали человеку экономический статус, равный его земному положению. Неравенство, перенесенное в загробный мир, нравилось богатым, но не нравилось бедным, которые и при жизни завидовали богатым и не хотели на том свете вновь быть несправедливо лишенными всего. Религиозная реформа 980 года провалилась.

Начало обращения князя Владимира в христианство связано с одним военным походом, а точнее — с двумя. Византийские императоры обратились к Владимиру, чтобы тот помог усмирить мятеж, который поднял полководец Варда Фока и который длился с середины сентября по апрель. Князь послал туда 6-тысячный отряд своих людей, и они мятеж усмирили; за услугу он попросил в жены принцессу Анну, сестру императоров. Византийские императоры вынуждены были согласиться, но принцесса-христианка Анна не могла выйти замуж за «поганого» язычника. Тем более, что её будущее положение — в лучшем случае, «любимой жены», было для христиан неприемлемым. По летописным свидетельствам, Владимир имел на тот момент пять законных жен и около 800 наложниц. Не дождавшись выполнения договоренностей, князь Владимир взял Корсунь приступом, но грабить, по праву победителя, не стал, а, скорее всего, крестился и взял обещанное. Так, крещением Владимира, а затем и Руси, открылась новая страница молодого государства.

Увлеченный идеей объединения страны общей верой, князь Владимир крестил не только Киев, но также юг и север, подавив восстание поддержавших его до этого не раз закоренелых язычников-новгородцев. Новгородцы были возмущены тем, что бывший язычник, захвативший Киевский престол с их помощью, их же теперь и принуждает принять христианство, без всякого почтения уничтожая прежних богов. А ведь только новгородский Перун был высотой 35 метров и в диаметре имел 21 метр! Ещё недавно дядя Владимира, Добрыня, брат его матери Малуши, убеждал новгородцев избрать Владимира на княжение, и вот теперь сам Добрыня «отблагодарил» новгородцев, приехав усмирять бунт.

В лице князя Владимира мы видим редкий тип государственного деятеля, которому удалось не только вникнуть в суть многогранных проблем, но также провести ряд реформ и сформировать жизнестойкую государственную систему. Как все великие созидатели-реформаторы, князь Владимир прошел тяжелый, насыщенный борьбой и преодолениями жизненный путь, воплотив несколько реформ: территориально-административную, религиозную, военную, юридическую. За 28 лет жизни в христианстве Владимир Святославич не только блестяще осуществил реформы, но и утвердил гражданское, уголовное и церковное законодательство. Следуя византийскому принципу, он «разделил» решение возникающих вопросов между князем — с одной стороны и Церковью — с другой. К примеру, вопросы уголовного наказания всегда были прерогативой князя, а вопросы семейного законодательства (например, развод) решала Церковь. Самыми важными были религиозная, административная и образовательная (просветительская) реформы.

Административная реформа заключалась в ликвидации «племенных» княжений и этнических названий. Основные семь или восемь «племенных» образований (поляне, северяне, древляне, дреговичи, кривичи, ильменские словены, вятичи и, возможно, радимичи) делились ещё на более мелкие. Во главе каждого из племен стояли «племенная» знать и княжеская династия, практически сосредоточив в своих руках всю полноту власти. Шла беспрестанная борьба между кланами и за престолонаследие. Вступление на Киевский престол очередного правителя обычно начиналось с подавления недовольных в том или ином княжестве. Сам князь Владимир захватил Киевский престол и убил своего брата.

Взаимоотношения между верховной властью Киева и местной «племенной» знатью усложнялись отсутствием юридической основы. Договоренности были, но они носили устный характер и нарушались при каждом удобном случае. Без ликвидации системы «племенных княжений» невозможно было объединить княжества в единое государственное образование, что и сделал Владимир. Территорию Руси он разделил на восемь административных округов. Кроме великокняжеского домена, куда входили Киев, Чернигов и Переяслав, были созданы Новгородская, Полоцкая, Туровская, Ростовская, Муромская, Деревская (Пинская), Владимирская (на Волыни) и Тмутараканская волости (или земли), а их обитатели стали именоваться теперь русами. Страна же с этого времени называется Русской землей, или Русью.

Религиозную реформу князя Владимира сводят, в основном, к крещению Руси, и это, конечно же, важнейший акт не только объединения государства, но и определения духовного пути своего народа, выбор внешнегосударственных приоритетов, установление более дружественных отношений с Византийской империей. Но, кроме того, Владимир разработал церковный устав. «Се я, князь великий Василий, нарицаемый Владимир, сын Святослава, внук Игоря и блаженной Ольги, восприял есмь крещение святое от греческих царей Константина и Василия…». «И потом, воззрев в греческий „Номоканон“ и обретох в нем, юже не подобает сих тяжь», то есть, изучив греческий «Номоканон» (сборник церковных законов), Владимир Святославич понял, что существует область, куда его княжеская власть не должна распространяться.

В уставе Владимир последовательно и логично расписывает функции церковного суда. Церковный суд разбирал дела, связанные с разводами, сожительством без церковного благословения, супружескую неверность, увод невесты, насилие над женщиной, споры между мужем и женой об имуществе или разводе и т. д. После насилия и бесправия (о котором Платонов писал: «Грубая сила господствовала в обществе, и человеческая личность сама по себе в нем не имела никакого значения»), царивших в стране, законы привели народ к правильному государственному порядку. Это было необходимо и потому, что общество в классовом отношении стало гораздо более сложно структурированным, в отличие от языческого устройства. Появилось духовенство, купечество, ремесленники, бояре. До реформ Владимира, в языческие времена, на Руси было только одно сословное различие: люди делились на свободных и рабов, называемых «челядь» (холопы).

Образовательная (просветительская) реформа проводилась через церковные институты. Во вновь открывающихся монастырях и храмах формировались библиотеки, и книжное учение быстро распространялось. Киевские монахи переводили книги с греческого и болгарского, подражая переводным образцам. Это были летописи, жития святых, поучения. Церковное зодчество, иконопись, мозаика и фрески, ювелирные изделия, в противовес грубому и неэстетичному язычеству (пермский звериный стиль — исключение), способствовали формированию культурных канонов. Под непосредственным руководством князя Владимира на Руси развивалось миссионерское дело. Из Балканских стран приглашались священники с понятным церковнославянским языком — они и становились первыми миссионерами, обучая местное духовенство. Не стоит заблуждаться относительно полного религиозного подчинения князя Владимира грекам. Князь вел независимую политику, даже в делах духовных. Показательно, что его сыновья Борис и Глеб (ставшие первыми русскими святыми) носили церковные имена Роман и Давид — в знак дружбы с болгарской династией.

Реформы князя Владимира имели огромное духовно-историческое значение. За четверть века он сумел из древнерусской народности заложить начало формирования нации. Только четырех правителей так отчетливо и навсегда запомнил народ: Владимира I, грозного царя Ивана, Петра I и Иосифа Сталина. И первый, и последний правители созданного Владимиром государства канонизированы Православной Церковью во святые: это сам князь Владимир и Царь-Мученик Николай II.

Митрополит Иларион называет Владимира «учителем», «учеником Христа» и восхищается силой его духа. Это особенно ценно, если понимать, какой подвижнической жизнью жил сам Иларион. Именно князь Владимир заложил начало национального самосознания, что позволило выдержать годы усобиц и монголо-татарской колонизации, не дало Руси распасться на отдельные государства, как это случилось, например, с Римской империей. Как писал Карташев, все, что делал князь, не было его личной милостыней народу, а являлось его четкой правительственной программой.

Иллюстрация: 1822 год. Великий князь Владимир выбирает веру. Иван Эггинк (1787—1867).

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня