Общество

Морг-река

В главной водной артерии Москвы массово вымирает рыба

  
3006

В конце прошлой недели стало известно, что на юго-востоке столицы, в Марьино, произошло серьёзное экологическое ЧП — спасатели обнаружили мертвую рыбу напротив Батайского проезда на берегу Москвы-реки. Как уточнили в пресс-службе ГУ МЧС России по Москве, рыба всплыла на протяжении целого километра, а часть ее выбросило на берег, чем были крайне неприятно поражены местные жители.

Местная экологическая активистка Дарья Запорощенко, оказавшаяся в этот день как раз на месте катастрофы, сообщила нам следующее:

— Весь этот ужас меня не удивляет. Знаете, в столице есть городская служба, которая ходит на специальных корабликах по Москве-реке, чистит ее, подбирает бумажки и прочий мусор. Однажды я сама каталась на этом судне, а капитан подробно рассказывал о воде… Вот, мол, тут сбросы пивзавода — водится стая мутировавших карасей, которые кормятся этими же сбросами и сами дрожжами пахнут!

Он же поведал, что если положить рыбу из Москвы-реки на сковородку, то появятся радужные нефтяные пятна. Я потом проверила — это реально так. На самом деле, даже городские власти, которые занимаются экологией, если их спросить не о проблемах, а о решениях, скажут, что притоки Москвы-реки — это практически мертвые водные артерии. В них не водится абсолютно ничего. Сетунь, например, они пытаются восстанавливать: чистят русло от мусора. Но даже при правильно проведенных мероприятиях река восстанавливается со скоростью 1 метр в год вверх по течению.

По факту ЧП на юго-востоке столицы природоохранная прокуратура сразу же начала проверку. Уже на этой неделе в ходе круглого стола столичные чиновники поспешили заверить, что состав воды в Москве-реке полностью соответствует необходимым стандартам.

Пресс-служба Департамента природопользования и охраны окружающей среды г. Москвы отреагировала лаконично, спокойно и уверенно: «Никакой экологической катастрофы, связанной с Москвой-рекой нет».

Тем не менее, в российском «Гринписе» придерживаются иного мнения. После того как организация опубликовала данные исследования точек сброса в Москву-реку, находчивый Департамент природопользования и охраны окружающей среды сразу же нашёлся, что ответить.

«Те нормативы, с которыми общественники сравнивают полученные результаты, — это не те нормативы, которые предназначены для оценки качества воды в Москве-реке. Известно, что наши рыбохозяйственные нормативы — одни из самых строгих в мире. Они гораздо жестче, чем для культурно-бытового назначения», — заявила замруководителя Департамента Евгения Семутникова.

Мы попросили прокомментировать ситуацию руководителя Токсической программы «Гринпис России» Дмитрия Артамонова.

«СП»: — О какой экспертизе воды в Москве-реке идёт речь?

— Наша главная цель — сократить сброс опасных веществ в реки по всей России, заставить чиновников работать и вовремя информировать население о надвигающихся экологических бедствиях. Для этого наши водные патрули регулярно контролируют незаконные сбросы предприятий. В июне этого года «Гринпис» провел масштабное исследование акватории Москвы-реки, в рамках которого были взяты пробы из 10 источников сточных вод. Абсолютно везде мы обнаружили загрязняющие вещества в огромных концентрациях — медь, нефтепродукты, алюминий. Да и много всего другого — полная таблица Менделеева со знаком минус. Результаты экспертизы мы направили в Росприроднадзор и прокуратуру Москвы.

«СП»: — Что за двойные стандарты оценки качества воды? Разве она может быть, как у Булгакова, «первой» и «второй» свежести?

—  В данном случае имеется в виду, что при проверке воды в Москве-реке «Гринпис» ориентируется на строгие рыбохозяйственные нормативы. В то время как правительство нашей столицы считает, что к реке надо применять нормативы вод культурно-бытового назначения, а они значительно мягче. Между тем, «Гринпис России» уже не раз отмечал, что наше сравнение проводится с теми действующими нормативами, которые устанавливают уровень загрязнения, безопасный и для человека, и для окружающей среды.

Кроме того, согласно Закону «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов», к водным объектам рыбохозяйственного значения относятся те, которые «используются

или могут быть использованы для добычи (вылова) водных биоресурсов". К рыболовству закон относит, в том числе «любительское и спортивное рыболовство— деятельность по добыче (вылову) водных биоресурсов в целях личного потребления и в рекреационных целях».

Обратите внимание, что Москва-река относится к северной части Волжско-Каспийского рыбохозяйственного бассейна. Нормативные документы отмечают участки Москвы-реки в Москве как «нерестовые участки, расположенные на водных объектах рыбохозяйственного значения Волжско-Каспийского рыбохозяйственного бассейна». Есть такие участки Москвы-реки и в Московской области.

«СП»: — Так если всё-таки придерживаться оценочных стандартов Департамента природопользования, всё под контролем?

— Нет. Содержание некоторых веществ остается заметным, даже если ориентироваться на более «мягкие» стандарты. Напоминаю, водный патруль «Гринпис» выявил заметное содержание нефтепродуктов в сбрасываемых водах в районе Московского нефтеперерабатывающего завода. Содержание нефтепродуктов остается заметным и при использовании иных нормативов.

Кроме того, такие токсичные вещества, как ртуть, вообще не должны содержаться в стоках предприятий ни в каких количествах. Сам факт обнаружения нашим водным патрулем ртути в заметных количествах на выходе из Курьяновских и Люберецких очистных сооружений должен стать основанием для серьезной проверки.

Кстати, «Гринпис» специально делал акцент на том, что целью нашей работы было выявление точек сброса отходов. Мы хотели понять, где именно сбрасываются вредные вещества.

Координатор Токсической программы Гринпис России Рашид Алимов добавляет:

— Очень печально, когда вместо того, чтобы решать проблему загрязнения водоема, власти стараются использовать норматив, по которому загрязнение оказывается не столь высоким. К решению проблемы такие манипуляции отношения не имеют. Это всё равно, что мерить рост неправильной линейкой.

Нужно заняться непосредственной проверкой фактов сброса отходов. Надо искать и находить виновных в загрязнении реки, а не пытаться свести проблему к пустому разговору о нормативах.

«СП»: — И кто именно должен заниматься решением проблемы?

— Этим просто обязан заняться Росприроднадзор. Он должен хотя бы проверить информацию о сбросах. А если она подтвердится, то срочно принять меры. В их распоряжении большой набор инструментов — вплоть до обращения в суд с требованием немедленно приостановить работу того предприятия, про которое есть основания полагать, что оно загрязняет окружающую среду.

«СП»: — Как экологическая обстановка в Москве-реке может повлиять на наше здоровье?

— Для москвичей это может быть вредно тем, что потом вода идет в Волгу и в Оку. Соответственно, продукты, которые там выращивают, впитывают в себя вредные вещества, попавшие в воду еще в Москве. Непосредственно из Москвы-реки вода для питья берется там, где сбросов нет. Пляжи также находятся не там, где стоят предприятия…

А блогеры, тем временем, как всегда, искрят черным юмором: «Вода в Москве-реке не опасна для жителей столицы, если её не пить, не купаться в ней и не употреблять в пищу пойманную здесь рыбу».

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Игорь Юшков

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности

Константин Небытов

Судебный пcихолог

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня