Общество

Наркоконтроль в законе

ФСКН хочет получить де-юре статус «второй полиции»

  
1908

Согласно подготовленному Госнаркоконтролем законопроекту, этот орган станет полноценной силовой структурой, занимающейся оперативно-розыскными и следственными действиями. Её сотрудники, согласно тексту документа, тоже называются полицейскими и имеют те же оформленные законом права на применение физической силы, спецсредств и огнестрельного оружия, беспрепятственный проход в любые организации и жилые помещения, проверку документов, задержания людей и остановку транспорта, захваты, спецоперации, возбуждение уголовных дел и следствие по ним, штрафы за правонарушения…

У человека, имеющего представление о деятельности ФСКН, возникает закономерный вопрос. Все вышеперечисленные меры её сотрудники с тем или иным успехом применяли и прежде. Зачем же нужен нынешний законопроект? Дело в том, что до сих пор ФСКН осуществляет свои функции, скажем так, не вполне законно. Как ни странно, за десять лет своего существования Госнаркоконтроль так и не получил законодательного статуса. А ведь Конституция разрешает ограничивать права граждан только федеральными законами, которых у ФСКН, как «незаконной» структуры, разумеется, не было. Все солидные прерогативы этой службы — оперативная и следственная работа по недопущению оборота наркотиков и психотропных препаратов, координация усилий органов власти разных уровней в борьбе с этим злом, профилактика спроса на запрещённые вещества, программы по лечению и социализации наркоманов — основывались только на президентских указах.

Впрочем, сей факт не мешал Госнаркоконтролю благополучно функционировать целых две пятилетки. Чем же вызвана нынешняя законотворческая активность ведомства? Возможно, она связана со слухами о расширении Следственного комитета (СК), которые ходили с весны нынешнего года. Если бы это действительно произошло, то ФСКН могла утратить свои следственные полномочия. Все наркоследователи — а это ни много ни мало две тысячи человек — вместе со своими делами перешли бы под крыло СК. Но в последнее время активность сторонников усиления СК поубавилась. Вероятно, в Кремле сочли, что безопаснее для власти иметь не один центр силы, а несколько — конкурирующих между собой. Ведь так никому не достанется слишком больших преимуществ, и у руководства страны сохранится свобода маневра. Разумеется, в такой ситуации ФСКН стремится упрочить свой аппаратный вес. А для этого очень кстати сгодится закон об этой структуре, собирающий воедино те её функции и права, что сейчас разбросаны по разным президентским указам. Возможно, не случайна и та резко возросшая медийная активность, которую руководство Госнарконтроля проявляет в последние месяцы…

Именно с этих, аппаратно-политических, позиций рассматривает подоплёку законопроекта президент фонда «Центр политических технологий» Игорь Бунин: «Нужно учесть особенности личных взаимоотношений во власти. Статус главы ФСКН Виктора Иванова в последнее время очень поднялся. Его как-то отодвинули в то время, когда президентом страны был Дмитрий Медведев, но сейчас влияние Иванова намного больше. Как же этим не воспользоваться?».

Член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко в беседе с корреспондентом «СП» заявил, что ФСКН пытается «перетянуть одеяло на себя»:

— Если Госнаркоконтроль реализует свою инициативу так, как он задумал, то получит огромные бюджетные субсидии. Как он ими распорядится, это отдельный вопрос. СМИ не раз писали, что у самих «борцов» рыльце в пушку.

«СП»: — То есть вы не верите в победу ФСКН над наркотиками?

— Сейчас функции борьбы с наркотрафиком распределены между разными организациями — международными, федеральными, региональными. Я не представляю себе, что Госнаркоконтроль сможет в одиночестве — например, без МВД или ОДКБ — противостоять наркотранзиту. Проблема как была, так и останется…

«СП»: — Почему, по-вашему, законопроект стал актуальным именно сейчас?

— Очевидно, что волна наркотиков захлёстывает Россию, которая становится и их каналом транзита. Ситуация становится просто катастрофической, и как её изменить, хотя бы смягчить ситуацию, просто непонятно. По некоторым данным, отлавливается лишь около 10% зелья. Но есть и другая причина, по которой законопроект так важен сейчас для ФСКН. Это — силовая структура, которая так или иначе тоже работает на закручивание гаек. Реализация законопроекта приведёт к перераспределению влияния среди этих госструктур. Поэтому уверен, что именно от, скажем так, альтернативных силовых структур (в частности, ФСБ) уже в ближайшем будущем последует критика инициативы Госнаркоконтроля.

Руководитель программы «Новая наркополитика» Лев Левинсон также указывает на то, что проблема отсутствия статуса ФСКН существует уже на протяжении десяти лет:

— Отдельным системным законом никогда не были прописаны права и обязанности сотрудников Госнаркоконтроля, условия их деятельности и социальных благ. Но у нас вся политика так устроена. Законодательная реальность существует сами по себе, а политические решения принимаются своим ходом, независимо от неё.

«СП»: — А почему ФСКН не получила за этот долгий срок законодательного статуса?

— Она была создана только для того, чтобы чем-то занять сотрудников Федеральной службы налоговой полиции — когда эта структура была сочтена лишней в системе тогдашней экономической политики. Налоговую полицию решили упразднить, но это многотысячное войско надо было чем-то занять, куда-то приспособить. Вот и решили перебросить их на наркотики, однако побоялись давать им равные с полицией полномочия.

«СП»: — Разве сотрудники ФКСН сейчас ущемлены в правах?

— Нет, конечно. И доплаты они получают высокие, и по процентному количеству генералов среди всех штатных сотрудников Госнаркоконтроль опережает и ФСБ, и МВД. В ФСКН генерал на генерале сидит. Поэтому для самих наркополицейских особой пользы от законопроекта нет.

«СП»: — А для страны, для общества?

— Благом для общества новый закон не будет. Пока сложно говорить, каких именно полномочий добьётся Госнаркоконтроль, но практика десятилетия продемонстрировала недостаточно высокую эффективность этой организации.

«СП»: — У вас есть рецепт, как добиться успеха в борьбе с этим злом?

— Приоритетными должны быть не карательные меры, а политические. Нужно сделать так, чтобы сажали за сбыт реально крупных объёмов наркотика. Для тех, кто не задействован в крупном наркобизнесе, надо ввести альтернативные виды наказания: исправительные или обязательные работы. Законодательство надо пересмотреть в сторону дифференциации ответственности, чтобы за распространение героина не давали такой же срок, как за распространение марихуаны. В последнем случае надо активно применять медицинские меры — например, заместительную терапию. Во многих странах это — один из основных методов лечения, реабилитации и социализации страдающего зависимостью человека.

Фото: Андрей Стенин/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Владимир Жарихин

Заместитель директора Института стран СНГ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы-2018
Выборы президента РФ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня