Общество

Наркоконтроль в законе

ФСКН хочет получить де-юре статус «второй полиции»

  
1928

Согласно подготовленному Госнаркоконтролем законопроекту, этот орган станет полноценной силовой структурой, занимающейся оперативно-розыскными и следственными действиями. Её сотрудники, согласно тексту документа, тоже называются полицейскими и имеют те же оформленные законом права на применение физической силы, спецсредств и огнестрельного оружия, беспрепятственный проход в любые организации и жилые помещения, проверку документов, задержания людей и остановку транспорта, захваты, спецоперации, возбуждение уголовных дел и следствие по ним, штрафы за правонарушения…

У человека, имеющего представление о деятельности ФСКН, возникает закономерный вопрос. Все вышеперечисленные меры её сотрудники с тем или иным успехом применяли и прежде. Зачем же нужен нынешний законопроект? Дело в том, что до сих пор ФСКН осуществляет свои функции, скажем так, не вполне законно. Как ни странно, за десять лет своего существования Госнаркоконтроль так и не получил законодательного статуса. А ведь Конституция разрешает ограничивать права граждан только федеральными законами, которых у ФСКН, как «незаконной» структуры, разумеется, не было. Все солидные прерогативы этой службы — оперативная и следственная работа по недопущению оборота наркотиков и психотропных препаратов, координация усилий органов власти разных уровней в борьбе с этим злом, профилактика спроса на запрещённые вещества, программы по лечению и социализации наркоманов — основывались только на президентских указах.

Впрочем, сей факт не мешал Госнаркоконтролю благополучно функционировать целых две пятилетки. Чем же вызвана нынешняя законотворческая активность ведомства? Возможно, она связана со слухами о расширении Следственного комитета (СК), которые ходили с весны нынешнего года. Если бы это действительно произошло, то ФСКН могла утратить свои следственные полномочия. Все наркоследователи — а это ни много ни мало две тысячи человек — вместе со своими делами перешли бы под крыло СК. Но в последнее время активность сторонников усиления СК поубавилась. Вероятно, в Кремле сочли, что безопаснее для власти иметь не один центр силы, а несколько — конкурирующих между собой. Ведь так никому не достанется слишком больших преимуществ, и у руководства страны сохранится свобода маневра. Разумеется, в такой ситуации ФСКН стремится упрочить свой аппаратный вес. А для этого очень кстати сгодится закон об этой структуре, собирающий воедино те её функции и права, что сейчас разбросаны по разным президентским указам. Возможно, не случайна и та резко возросшая медийная активность, которую руководство Госнарконтроля проявляет в последние месяцы…

Именно с этих, аппаратно-политических, позиций рассматривает подоплёку законопроекта президент фонда «Центр политических технологий» Игорь Бунин: «Нужно учесть особенности личных взаимоотношений во власти. Статус главы ФСКН Виктора Иванова в последнее время очень поднялся. Его как-то отодвинули в то время, когда президентом страны был Дмитрий Медведев, но сейчас влияние Иванова намного больше. Как же этим не воспользоваться?».

Член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко в беседе с корреспондентом «СП» заявил, что ФСКН пытается «перетянуть одеяло на себя»:

— Если Госнаркоконтроль реализует свою инициативу так, как он задумал, то получит огромные бюджетные субсидии. Как он ими распорядится, это отдельный вопрос. СМИ не раз писали, что у самих «борцов» рыльце в пушку.

«СП»: — То есть вы не верите в победу ФСКН над наркотиками?

— Сейчас функции борьбы с наркотрафиком распределены между разными организациями — международными, федеральными, региональными. Я не представляю себе, что Госнаркоконтроль сможет в одиночестве — например, без МВД или ОДКБ — противостоять наркотранзиту. Проблема как была, так и останется…

«СП»: — Почему, по-вашему, законопроект стал актуальным именно сейчас?

— Очевидно, что волна наркотиков захлёстывает Россию, которая становится и их каналом транзита. Ситуация становится просто катастрофической, и как её изменить, хотя бы смягчить ситуацию, просто непонятно. По некоторым данным, отлавливается лишь около 10% зелья. Но есть и другая причина, по которой законопроект так важен сейчас для ФСКН. Это — силовая структура, которая так или иначе тоже работает на закручивание гаек. Реализация законопроекта приведёт к перераспределению влияния среди этих госструктур. Поэтому уверен, что именно от, скажем так, альтернативных силовых структур (в частности, ФСБ) уже в ближайшем будущем последует критика инициативы Госнаркоконтроля.

Руководитель программы «Новая наркополитика» Лев Левинсон также указывает на то, что проблема отсутствия статуса ФСКН существует уже на протяжении десяти лет:

— Отдельным системным законом никогда не были прописаны права и обязанности сотрудников Госнаркоконтроля, условия их деятельности и социальных благ. Но у нас вся политика так устроена. Законодательная реальность существует сами по себе, а политические решения принимаются своим ходом, независимо от неё.

«СП»: — А почему ФСКН не получила за этот долгий срок законодательного статуса?

— Она была создана только для того, чтобы чем-то занять сотрудников Федеральной службы налоговой полиции — когда эта структура была сочтена лишней в системе тогдашней экономической политики. Налоговую полицию решили упразднить, но это многотысячное войско надо было чем-то занять, куда-то приспособить. Вот и решили перебросить их на наркотики, однако побоялись давать им равные с полицией полномочия.

«СП»: — Разве сотрудники ФКСН сейчас ущемлены в правах?

— Нет, конечно. И доплаты они получают высокие, и по процентному количеству генералов среди всех штатных сотрудников Госнаркоконтроль опережает и ФСБ, и МВД. В ФСКН генерал на генерале сидит. Поэтому для самих наркополицейских особой пользы от законопроекта нет.

«СП»: — А для страны, для общества?

— Благом для общества новый закон не будет. Пока сложно говорить, каких именно полномочий добьётся Госнаркоконтроль, но практика десятилетия продемонстрировала недостаточно высокую эффективность этой организации.

«СП»: — У вас есть рецепт, как добиться успеха в борьбе с этим злом?

— Приоритетными должны быть не карательные меры, а политические. Нужно сделать так, чтобы сажали за сбыт реально крупных объёмов наркотика. Для тех, кто не задействован в крупном наркобизнесе, надо ввести альтернативные виды наказания: исправительные или обязательные работы. Законодательство надо пересмотреть в сторону дифференциации ответственности, чтобы за распространение героина не давали такой же срок, как за распространение марихуаны. В последнем случае надо активно применять медицинские меры — например, заместительную терапию. Во многих странах это — один из основных методов лечения, реабилитации и социализации страдающего зависимостью человека.

Фото: Андрей Стенин/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Александр Ющенко

Руководитель пресс-службы ЦК КПРФ, депутат Госдумы РФ

Леонид Ивашов

Генерал-полковник, Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня