Общество

Приговор правосудию

Почему наши сограждане не доверяют судебной системе

  
7654

Опальный олигарх Ходорковский, которому сегодня смягчили приговор, уменьшив срок заключения на два месяца, тем не менее «выразил озабоченность состоянием судебной системы в России». Об этом сообщает ИТАР-ТАСС.

Выступая по видеосвязи на заседании Верховного суда России, на котором рассматривается надзорная жалоба по второму делу ЮКОСа, Михаил Ходорковский заявил, что «в громких процессах задается снижение стандартов доказывания. Вся система права в стране рассыпается. Так обращаться с законом и репутацией суда — просто варварство».

Чтобы придать свои рассуждениям весомость, Ходорковский даже процитировал писателя Александра Солженицына и заявил о своей приверженности его формуле честной жизни: «Стараться жить не по лжи, и будь что будет».

Какие бы противоречивые оценки не вызывала фигура Ходорковского, однако факт недоверия наших сограждан к судебной системе налицо. В очередной раз его подтвердило недавнее исследование «Левада-центра», согласно которому почти две трети россиян (61%) в той или иной степени уверены, что обычный человек, обратившись в суд, не может рассчитывать на справедливое решение своего вопроса.

Действительно ли наши суды всё меньше основывают свои решения на доказательной базе?

— Если посмотреть все решения Европейского суда по правам человека в части расследования уголовных дел и процессуальных стандартов, они подтверждают слова Ходорковского. — Говорит президент фонда «Правовые технологии XXI века», экс-генеральный прокурор России Юрий Скуратов. — Не преодолён и так называемый обвинительный уклон — наши суды в абсолютном большинстве случаев выносят обвинительные приговоры.

Даже такое нововведение, как досудебное соглашение, не исправило ситуации. Нередко на практике такие соглашения принимаются под давлением. Обвиняемый соглашается сотрудничать со следствием, а там уже — концы в воду. Никто не собирается устанавливать реальную вину, анализировать доказательства, раз обвиняемый человек признаёт свою вину.

Это давняя болезнь, которая тянется с советского времени. Ходорковский просто почувствовал это на своём опыте.

«СП»: — Можно ли в таком случае согласиться с тем, что вся система права в стране рассыпается?

— Проблем в этой области много. В стране колоссальный кризис законности. Несмотря на то, что чиновники делают вид, что всё в порядке, спросите у любого предпринимателя, он ответит вам, насколько он верит в справедливость нашей судебной системы. Впрочем, власть сама вынуждена косвенно признать, что ситуация не благополучная. Иначе не понадобился бы обмудсмен по правам тех же бизнесменов.

Все социологические опросы показывают, что доверия к тем структурам, которые должны следить за законностью, в стране не растёт, скорее падает. Локальные проявления недовольства граждан от Кондопоги до Пугачёва подтверждают системный кризис законности в стране в целом. Ни к чему хорошему это не приведёт.

«СП»: — Ситуация ухудшается?

— Картина пёстрая. С одной стороны, на словах власть всё понимает и показывает, что пытается что-то делать. Но с другой стороны, уровень коррупции в стране ниже не становится. Скорее, наоборот — брать взятки стали более изощрённо. Поэтому, думаю, что на ваш вопрос можно ответить положительно.

— С Ходорковским, безусловно, можно согласиться, — говорит адвокат Дмитрий Аграновский. — Если посмотреть на мою адвокатскую практику, то подтверждения этому можно найти сплошь и рядом. Например, по делам нацболов, которые я вёл, практически всегда была слабая доказательная база. А был случай, когда доказательства виновности моего подзащитного Павла Жеребина присутствовали, но было возможно прекращение дела в связи с примирением сторон. Потерпевший занял твёрдую позицию на примирение. Ему был возмещён ущерб. Обычно суды с удовольствием прекращают дела в такой ситуации. Но в российском УПК написано, что это право, а не обязанность суда. И суд отказался прекращать разбирательство.

Вообще по политическим делам судьи гораздо реже проявляют лояльность. Например, чаще арестовывают обвиняемых. Отношение к «врагам народа» более жёсткое. Наверно, отчасти это традиция сохраняется с советских времён. По жёсткому процедурному стилю и слабой доказательной базе можно практически всегда определить политическое дело.

«СП»: — Чем вызвана такая предвзятость судов?

— Я думаю, корни лежат в 1993 году. После расстрела российского парламента страна получила мощнейший заряд нигилизма. Если можно убивать депутатов за то, что они пытаются отстоять законность, то о чём говорить? С того времени всё пошло наперекосяк. Теперь у нас положение с правами человека и правосудием хуже, чем в советское время. У меня отец работает адвокатом с 1978 года. С того времени я постоянно следил за этой темой, поэтому хорошо знаю о чём говорю.

Считаю, что если бы наша власть больше доверяли народу, во всех сферах, в том числе и на выборах, лучше было бы всем, в том числе и самой власти. У нас сегодня народ практически полностью отчуждён от контроля за всеми ветвями власти. В результате власть начинает жить в каком-то своём, далёком от реальности мире, теряет адекватность.

— Я бы сказал, что это чрезвычайно умеренное высказывание. Оно свидетельствует о том, что Ходорковский не очень хорошо знаком с нашей системой права. — Считает публицист, политолог Павел Святенков. — Судья ориентируется только на закон и совесть. В реальности эти формулировки означают, что судья может стать как на сторону защиты, так и на сторону обвинения, объявив, что аргументы одной из сторон являются неубедительными. Ходорковский правильно нащупал нить, которая показывает состояние нашего правосудия. Но он несколько наивен. Для судей важно, чтобы было обвинение и была точка зрения защиты.

«СП»: — Так получилось в силу стечения обстоятельств, или такая судебная система удобна для власти?

— Разумеется, власти это очень удобно, потому что облегчается механизм принятия тех решений суда, которые ей нужны в резонансных делах. Стороне обвинения не приходится особенно потеть, разбивая доводы защиты. Важно, чтобы было хотя бы какое-то обвинение. И если это нужно, кому-то наверху, судья его поддержит, сколь бы хлипким оно не было.

«СП»: — То есть единственный выход — изменение самого подхода к доказательной базе?

— Да, суд должен исходить из того, что установлена весомость доказательств обвинения. Необходимо, чтобы существовало доказательное право. Некоторые современные юристы это отрицают, говорят, что достаточно судить по совести, ориентируясь на закон. Однако практика показывает, что на деле «по совести» судьи нередко поддерживают абсолютно бредовые обвинения.

Фото ИТАР-ТАСС/ Михаил Метцель

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Виктор Мураховский

Полковник запаса, член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня