Общество

Ивановых и Сидоровых ограничили списком

В Эстонии опубликован перечень фамилий, взять которые без специального разрешения нельзя

  
3278

Перечень фамилий, которые нельзя взять в Эстонии без специального разрешения, утвердил министр по делам регионов Сийм-Валмар Кийслер. В список «запрещенных» попали Иванов, Петров, Сидоров, Орлов, Ефимов, Григорьев, Белов, Александров, Федоров, Никитин и другие. Утверждается, что такой запрет нужен для того, чтобы воспрепятствовать росту числа очень распространенных фамилий, уже зарегистрированных в Эстонии. И вот если человек захочет поменять фамилию, то ему под нос сунут этот список.

Казалось бы, «карательной» этнической цели в этом перечне не содержится, так как в списке 222 фамилии, и русские попали туда вместе с эстонскими. Да и список такой на самом деле не новость — он уже был обнародован ранее, и по сравнению с перечнем 2010 года лишь обновлен.

В «черном списке» 2010-го лидировала фамилия Иванов. А кто сейчас держит сомнительную, с точки зрения эстонских властей, «пальму первенства», неизвестно, поскольку список опубликован в алфавитном порядке (в 2010-м в списке 5790 человек были Ивановы, вторыми шли жители по фамилии Тамм (5247), третьими — Саар (4378) — авт.).

Но зачем этот запрет вообще нужен? Дело в том, в 2009 году парламент Эстонии принял поправки к Закону об именах, упрощающие процедуру изменения неэстонских имен и фамилий на эстонский лад. По предложению того же министра по делам регионов Сийма-Валмара Кийслера в перечень аргументов, необходимых для смены имени и фамилии был добавлен такой: «При наличии обоснованного желания с целью интеграции в эстонское общество». Министр, а вместе с ним депутаты полагают, будто это стимулирует ту самую интеграцию — при том, что на самом деле местный закон о гражданстве вытолкнул на обочину тысячи постоянных русскоязычных жителей страны, а отсутствие эстонского паспорта и неидеальное знание эстонского языка ставит множество барьеров перед соискателями той или иной работы. Например, учитель русского языка в русской гимназии обязан не просто говорить по-эстонски, но владеть им в совершенстве. Даже надсмотрщик в тюрьме должен знать государственный язык чуть ли не как литератор.

То есть эстонизация фамилий вовсе не ведет к интеграции. Зато создает иллюзию национальной монолитности общества. На это обращал внимание даже тогдашний министр по делам народонаселения Урве Пало: «Эстонская фамилия не делает человека автоматически интегрированным в эстонское общество и является лишь косметическим изменением, которое не отражает степень интеграции».

До принятия поправок к Закону об именах была такая формулировка желания отказаться от неэстонской фамилии: «Иная веская причина, которую министр по региональным делам сочтет достаточной». Такой субъективный подход осложнял процедуру эстонизации. Теперь стало легче.

В целом в Эстонии фамилию можно менять в случае заключения брака, а вот по другим причинам только один раз, да еще с учетом указанного запретительного списка.

Разрешено менять фамилию, если имя и дата рождения гражданина совпадают с данными другого лица, либо в стремлении избежать обусловленного именем экономического или социального ущерба. Уважительной причиной является намерение сохранить фамилию своих родителей или прародителей. И вот еще аргументы: если старая является сложной либо лингвистически неблагозвучной. Но стать Ивановым или Сидоровым по собственному желанию теперь непросто, даже если эти фамилии носили дедушки или бабушки. Нужно специальное ходатайство — могут разрешить, а могут не разрешить. Выходит, они как бы приравнены к неблагозвучным.

Ситуация для эстонских властей, полагающих, будто эстонизация фамилий все же приведет к интеграции некоренного населения, не радужная. Случаи такие не часты. Те, которые широко известны, зафиксированы еще до принятия закона. Известные в Эстонии футболисты Константин Колбасенко и Сергей Хохлов стали, соответственно, Константином Накхом и Сергеем Симсоном. Впрочем, был и обратный случай. Депутат таллинского горсовета Оксана Лааси, которая была супругой депутата парламента Лаури Лааси, после развода сменила имя и фамилию и стала Ксенией Костиной.

Наверное, Эстония — один из мировых лидеров борьбы с именами и фамилиями, причем не только нежелательными по причине распространенности, но и редкими и нелепыми.

В 2005 году в республике был принят Закон об именах, поставивший барьер перед чересчур изобретательными родителями. Директор Таллинского ЗАГСа Карин Каск рассказала тогда журналистам несколько забавных историй. Так, один из родителей по фамилии Кони, что в переводе означает «окурок», захотел назвать свою дочь Суйтсу — «дым». В другой семье мальчика назвали Берг («гора»), потому что мать во время беременности быстро набирала вес.

Кроме того, парламент Эстонии запретил называть себя и детей в честь учреждений, коммерческих организаций и торговых марок. Нельзя носить такие фамилии или имена, как… Парламент, Акционерное Общество, Пепси.

Да, чрезвычайно важные законы для развития и интеграции эстонского общества…

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня