Общество

Нефтяная халява закончилась

Юрий Крупнов: вместо кабинета Медведева необходимо правительство нового типа

  
14616

Страна обречённо катится к экономической катастрофе. Надежды на «подушки безопасности» имени Кудрина или что «пронесёт» — несостоятельны.

Ни внешних, ни, тем более, внутренних источников экономического роста больше нет, советское наследство проедено, новых источников богатства не создано.

Нефтяной халяве конец. Период сумасшедших цен на нефть закончился. Даже если нефть будет продолжать стоить 100 долларов за баррель, получать мы будем всё более дешёвые доллары.

Результаты четвертьвековой деиндустриализации и деградации в резонансе с глобальным финансово-экономически кризисом предстанут в виде катастрофы уже следующего 2014 года, о чём я предупреждаю последние три года.

То, что называлось кризисом 2009−2010 годов — было лишь первой его волной, предвестником катастрофы.

Что делать?

Ждать что-либо от нынешнего правительства бессмысленно.

Как всегда, со ссылками на плохую внешнюю конъюнктуру будет нарастать секвестр бюджета за счет слабых и бедных и в пользу богатых, которых, как это было и в 2009 году, опять будут подкармливать остатками былой роскоши — напомню, внешний долг России ещё в июне перевалил за 700 млрд долларов и на 200 млрд превысил золотовалютные резервы.

Существующее правительство, как, впрочем, и предыдущие, не в состоянии управлять реальными процессами и может проводить свои заседания с надутыми щеками исключительно в условиях обильных и не заработанных данной элитой нефтедолларов.

Стране необходимо принципиально другое правительство — правительство развития, которое было бы в состоянии ставить жёсткие цели развития и целенаправленно создавать новые сверхликвидные активы, организовывать новые источники производства сверхстоимости.

Речь не идёт о каком-то нафантазированными мобилизационном проекте, которым каждый раз, как Серым Волком, пугают страну те «экономисты», что уверенным курсом ведут страну к краху.

Правительство развития требует не бессильного или авторитарного государства, а принципиально другого — проектного, в основе которого лежит объективная работа с будущим в интересах всей страны, а не отдельных лоббистов-олигархов.

Каким способом действует правительство сегодня?

В ярком виде способ действия власти проявился в попытке рейдерского захвата РАН.

Тут типичные две взаимоувязанные «позитивные» задачи власти, которые она с упрямством реализует последние двадцать пять лет.

Первая: заполучить для очередных счастливчиков новые объекты для приватизации — в данном случае, по сути, приватизировать «научный» Ленинский проспект, как до этого, скажем, был приватизирован Ленинградский, что убило авиапром.

Вторая задача: разгромить относительно автономное сообщество академических учёных, способное выступать конкурентом не имеющего целей правительства.

Точно так же было и все 1990-е. Громили тех же «красных директоров» или Верховный Совет, чтобы получить доступ к советским предприятиям и активам, организовать залоговые аукционы.

За данным способом власти помимо банальной жажды наживы отдельных кланов и групп стоит вполне определённая идеология, согласно которой государство не в состоянии быть субъектом позитивных процессов, а удержание ситуации или даже процветание являются автоматическим следствием усилий частных субъектов получить максимальную прибыль. Преследуя свои сугубо частные интересы, отхватившие государственные активы в конечном счёте и будут производить всеобщее богатство.

Собственно, это и означает сакраментальное «переход к рыночной экономике».

По своему гениально эту доктрину обозначил в 2002 году Евгений Гонтмахер, на тот момент руководитель Департамента Правительства РФ по социальной политике, предложив в «Московских новостях» всем порадоваться, что наше население наконец-то стало «суетиться на ниве зарабатывания средств».

Впрочем, это даже не доктрина, а законченное религиозное учение, согласно которому из броуновской суеты частных вожделений рождается изобилие-рай.

Приближающаяся катастрофа и возможный крах являются закономерным следствием этой религии хаоса и скотских мотиваций.

Четверть века — коту под хвост! Но дальше так продолжаться не может — советское наследство промотано, «холодильник», оставленный нам родителями, — пуст.

Необходим форсированный переход к новому способу власти и управления, которое основывается на выявлении и решении объективных проблем страны через предложение проектов развития и стратегических инвестиционных проектов.

Что это означает на практике?

Во-первых, возвращение «на землю», планирование действий в отношении не абстрактных показателей, а реальных созидательных сдвигов в муниципальных районах всей страны — там, где люди живут. У премьер-министра и каждого руководителя федерального органа власти единым управляющим экраном должны быть все 1818 районов страны. И если в каком либо из них не происходит позитивных преобразований, значит, — это прямой провал правительства.

Необходимо срочно убрать, сломать этот созданный за четверть века разрыв между муниципальной жизнью и федеральным управлением, разрыв, который был специально создан ещё в Перестройку. Собственно, в этом и состоял маневр позднесоветской номенклатуры: мол, зачем мы горбимся ради всей этой огромной страны и населения, когда можно, конвертируя власть в валюту, оторваться от «низов» и «войти в цивилизованное мировое сообщество»; а эти там, папуасы, пусть как-нибудь трепыхаются, «суетятся на ниве зарабатывания средств» — хватит иждивенчество плодить.

То есть население было сути отделено от государства, а государство со всеми его ресурсами, в свою очередь, — приватизировано. Это очень удобно для распродажи и утилизации созданного в СССР нашими родителями, личного обогащения нескольких процентов населения — но абсолютно не годится для созидания и производства нового общественного богатства.

Поэтому правительство развития должно не играть в приватизации, а вернуть государственные ресурсы на муниципальный низовой уровень. Принцип действия здесь должен быть простой — на каждый муниципальный район федеральное правительство должно иметь общий план развития с основой в одном реалистичном стратегическом инвестиционном проекте, который бы ощутимо поднимал качество и уровень жизни в районе через пять — десять лет, задавая зримую перспективу для молодёжи.

Во-вторых, новый способ управления должен строиться не на субъективизме обслуживания частных интересов или популизма, а на выделении объективных национальных императивов. Для этого и следует ясно формулировать проблемы национального бытия и выдвигать целевые функции по их разрешению.

В настоящее время перед страной семь таких проблем, причём, чрезвычайно запущенных и «перезревших», что требует для их решения организации и проведения целых революций — созидательных революций.

Перечислю здесь эти революции, они достаточно подробно раскрыты мною в предыдущих публикациях: демографическая (рождаемость на четверть ниже уровня простого воспроизводства, разрушен институт семьи — необходим курс на многодетную семью), промышленно-технологическая (утерян технологический суверенитет, убиты станкостроение и машиностроение, прежде всего, авиастроение, - требуется восстановить полный цикл от фундаментальной науки до массового производства в критических областях, прежде всего, авиации), градостроительная (в три раза необходимо увеличение строительства жилья и переход на иной — малоэтажный — тип расселения), энергетическая (энерговооружённость поднимать в полтора-два раза, включая замещение выпадающих мощностей), антропологическая (низкое качество образования и размытая идентичность, некачественные СМИ требуют «культурной» революции), постсоветско-интеграционная (отсутствует единый геополитический и геоэкономический субъект — надо строить новую большую страну, Евразийский Союз) и дальневосточная (наш Дальний Восток превращён в неперспективный для жизни сырьевой придаток вместо того, чтобы становиться форпостом российской жизни — центр российской активности следует перенести за Урал, в Сибирь и на Дальний Восток).

Проще не получится. Более того, если не будет семи созидательных революций, то будет революция «оранжевая», окончательно добивающая страну. Дальнейшие попытки тушить «революцию» политтехнологиями без преобразования базового способа управления и жизни в стране — прямой путь к отечественному изданию «арабской весны» в виде «русской зимы».

Для реализации семи революций необходима одновременная реализация порядка сотни проектов развития, затрагивающих наиболее чувствительные моменты выделенных семи проблем (версия таких проектов представлена на сайте Проектного государства и, как уже говорилось, до двух тысяч стратегических инвестиционных проектов — для каждого муниципального района по проекту.

В-третьих, новый способ управления должен материализовываться в тотальном инфраструктурном обновлении страны, переходе на инфраструктуры третьего поколения, обеспечивающие современную базу для переосвоения страны.

Под проектный способ управления и правительство развития требуется форсированное формирование соответствующей социальной базы — нового класса развития.

На первом этапе класс развития могли бы составить примерно 1000 локомотивных хозяйствующих групп, которые вопреки обстоятельствам уже создали или создают новые перспективные индустрии, стягивающие на себе полный цикл промышленной деятельности — от разработки новых технологий и ведения конструкторских работ — до экспериментальных и массовых производств.

Задача правительства развития — выделить и всеми ресурсами поддержать эти авангардные коллективы (основной состав их ясен), создать на их основе фронт и волну российского развития, что позволит постепенно и по существу эволюционно преобразовывать существующие хозяйственные структуры и ведомства.

Правительство развития должно вдохнуть смысл и жизнь в хозяйственную активность в стране, прекратить вкладывать деньги в никуда, создать систему мощного наращивания активов всеобщего национального использования.

Только один показательный пример — космодром Восточный в Амурской области.

Деньги здесь выделены, даже на новый город рядом с космодромом, который уже назвали Циолковский. Однако до сих пор никто не в состоянии ответить, какие стратегически значимые и конкурентные космические программы будут реализовываться на первом национальном гражданском космодроме и кто будет жить в Циолковском.

Вместо этого строится площадка под «модернизированный» «Союз», то есть ракету-носитель полувековой давности, которая и без того запускается на Байконуре, по сути, на которой полетел Гагарин. Вместо прорыва на следующие полвека — возвращение за колоссальные бюджетные средства в середину прошлого века. Вместо проектирования лидирующего дальневосточного космического кластера — унылая «стройка».

Естественно, ни один человек в нынешнем правительстве не в состоянии ответить на вопрос, кто будет жить в новом городе — поскольку для пуска «Союзов» в нынешнем фактическом исполнении космодрома их вполне можно завозить с «большой земли», с этой стороны Урала, вместе с вахтами.

Неудивительно, что нынешнее правительство сурово молчит в ответ на мои неоднократные обращения по проекту космодрома — им нечего показать. Великая по объёмам и задачам стройка проходит молчком — только иногда в интернете можно прочитать про новые завезённые импортные унитазы и про прорывную идею недавно посетившего космодром вице-премьера Рогозина — установить на стройплощадке видеокамеры.

Закономерный итог — вместо превращения стройки во всеобщее национальное дело, особенно для молодёжи, в метод перехода на новый технологический уклад и новое поколение инфраструктур — освоение средств «тихой сапой».

Правительство развития должно полностью переорганизовать эту ситуацию и начать тратить миллиарды на создание в будущем Циолковском молодёжной космической столицы (своего рода МКС 2.0), где лучшая молодёжь будет приглашаться работать в лучший в мире национальный космический центр при космодроме и прямо создавать новую космонавтику.

Тогда это задаст перспективу и подъём не только российского «тонкого» машиностроения, но и будет работать на резкий подъём статуса нашего Дальнего Востока и страны в целом.

Да, проектный способ управления получается не слишком простым для восприятия, тем более, организации. И правительство развития на сегодня — крайне трудная, практически невозможная для решения сверхзадача.

Однако пора определиться — переходить к новому сложному способу и восстанавливать реальную мощь и суверенитет страны, или продолжать катиться к краху.

Поэтому ответ на вопрос «Что делать?» — один.

Делать надо правительство развития.

Фото: Екатерина Штукина/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Леонид Ивашов

Генерал-полковник, Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня