Общество

Полузащитники народного спокойствия

Большинство россиян считает, что государство не допустит новых терактов, эксперты уверены в обратном

  
1758

3 сентября — День солидарности в борьбе с терроризмом и девятая годовщина со дня штурма захваченной террористами школы в Беслане. По результатам опроса, приуроченного к этой трагической дате, ВЦИОМ озвучил любопытные цифры. Так, по данным социологов, 55% россиян считает, что государство в состоянии защитить их от терактов. На вопрос же, откуда в первую очередь исходит террористическая угроза, 15 процентов респондентов ВЦИОМа затруднились ответить, а 26 процентов ответили, что «такой угрозы не видят». Ответы «Кавказ» и «исламисты, ваххабиты, «Аль-Каида» набрали по 10%, «США» — 7%, «приезжие, мигранты и гастарбайтеры» — 6%. Еще 4% опрошенного населения страны видят угрозу своей безопасности со стороны власти.

— Террор — такая вещь, от которой трудно защититься самому человеку, он не может предсказать, где громыхнет, и не любит об этом думать. Поэтому настроение меняется ситуативно, — отметил Федоров.

То есть, по данным социологов, ощущение защищенности у населения падает только после резонансных событий. А пока же ничего не произошло, можно пуститься в рассуждения, например, нанесет ли Америка бомбовый удар по Сирии или нет? Шутки шутками, но статьи на такие темы постоянно тиражируются в российских СМИ… Какова же вероятность того, что теракты, подобные атакам в Беслане или Буденновске, не повторятся вновь в нашей стране? Можем ли мы, россияне, спокойно ездить в общественном транспорте, ходить в общественные места и жить в своих домах? При этом, не забывая, конечно же, платить налоги, чтобысодержать спецслужбы… Они же работают. Даже отчитываются перед общественностью о своих успехах. Но достаточно ли усилий с их стороны приложено, чтобы в такой огромной стране, как Россия, был покой и порядок, и мирные граждане чувствовали бы себя защищенными от терактов?

Начальник аналитического управления КГБ СССР, заместитель секретаря Совета Безопасности РФ в 1993—1996 Владимир Рубанов считает, что россияне положительно отвечают на вопросы о своей безопасности потому, что с экранов телевизоров их каждый день убеждают в стабильности государственного строя и вообще — жизни.

— Что касается борьбы с терроризмом, то тут возникают вопросы, — говорит эксперт. — В последнее время все спокойно, потому что спецслужбы хорошо работают или потому что террористическая активность сама по себе снизилась? Результатов работы по предотвращению терактов что-то и не особенно видно. Поэтому, на мой взгляд, граждане уверены в своей защищенности только из-за снижения террористической волны в целом.

А руководитель ФИЦ «Аналитика и безопасность» Руслан Мильченко уверен, что те, кто чувствуют себя защищенными от терроризма, никогда не оказывались в эпицентре теракта.

—  Где в основном происходит захват заложников и рвутся бомбы? Там, где ведется политика государства, то есть в Москве, и на Северном Кавказе, где различным бандформированиям удобно исполнять преступления. Которые направлены либо на определенный поворот в политике, либо на получение денежных средств. Я не думаю, что спецслужбы лучше стали работать. То есть они работают, но сам агентурный механизм безвозвратно потерян. А террористы уже давно перешагнули МВД и ФСБ. Не для кого ни секрет, что многие чиновники путем криминальных связей используют подобного рода диверсии для решения каких-либо вопросов.

«СП»: — То есть боевики могут беспрепятственно совершить теракты?

—  Мы не застрахованы от того, что в том же олимпийском Сочи не произойдет какая-либо террористическая атаки, чтобы испортить имидж нынешнему президенту. Терроризм развивается благодаря коррупции, потому что любого чиновника через криминал можно купить. А он, криминал, с властью, особенно в регионах, тесно связан. Другое дело, что помимо официальной работы, которая проводится в отношении банформировний есть некие «понятийные» отношения. Я говорю о том, что авторитетные люди могут предотвратить опять же без денег активность группировок. Поэтому мы будем себя чувствовать спокойно, когда эта договоренность будет сохраняться. Когда же у террористов не будет денег, когда наши чиновники и власть не будет откупаться, то возникнет повод проводить террористические операции. Пара взрывов в метро — и страна на ушах.

«СП»: — От таких мер, как, например, инициатива Дмитрия Медведева устанавливать металлодетекторы на железнодорожных вокзалах, есть эффект?

— Такого рода инициативы — это обязательная реакция властей на какие-либо действия со стороны террористов. Естественно, и «рамки» должны работать. Но на вокзалах и в метро полицейские уделяют внимание гастарбайтерам, которых «шкурят» на тысячу рублей или делают на них показатели. А террористы — это же всегда подготовленная группа людей, с документами прикрытия и связями с местными правоохранителями. Главное — это агентурная работа и превентивные действия. Если наши спецслужбы к этому готовы, то действительно — беспокоиться не стоит.

Эксперт по российским спецслужбам, один из авторов известной книги «Новое дворянство. Очерки ФСБ» Ирина Бороган замечает, что даже в СССР, в государстве с диктаторским режимом, где все было под контролем, теракты были.

— Вспомним хотя бы взрыв бомбы на станции метро «Бауманская» в 1977 году… Вообще, мер по предотвращению террористических атак много. Но и установка «рамок», обыски, «просвечивание» и раздевание граждан не всегда дают высокий результат. Особенно в стране, где есть конституция и соблюдаются хоть какие-то права. Полностью поставить граждан на контроль нельзя. Поэтому и не существует таких мер безопасности, которые могут гарантировать, что тот же смертник не приведет в действие взрывной механизм. Борьба с терроризмом самые большие результаты дает, когда она идет в политической плоскости. Если государству удается урегулировать возникающие проблемы, то и террористы и их требования просто перестают существовать.

«СП»: — Когда происходит теракт, общество начинает винить спецслужбы, мол, не доглядели, на опережение не сработали… Возможно ли вообще предотвращать теракты в их начальной стадии подготовки?

— Я никогда не слышала, чтобы наше ФСБ сказало, что террористическая атака произошла по их недосмотру. Не слышала, чтобы спецслужбы в этом когда-либо прямо обвинил президент. Даже после Беслана никто из руководителей силовых ведомств не понесли серьезной ответственности за случившееся: Патрушев остался на своей должности, тогдашний министр МВД тоже. Единственный кто «пострадал» — начальник местного осетинского УФСБ, которого потом отправили руководить Академией ФСБ… Самое эффективное, что может быть, это оперативная работа. Но контролировать, как она ведется спецслужбами — не представляется возможным. Те данные, которые они дают по предотвращению терактов ежегодно, не вызывают доверия, поскольку там одни цифры. И часто в предотвращенные теракты записываются боевики или просто криминальные элементы, хранившие у себя оружие, но не собирающиеся совершать то, что называется террористическими атаками.

Экс-депутат Госдумы, полковник ФСБ в запасе Геннадий Гудков уверен, что процент респондентов ВЦИОМА, уверенных в своей защищенности, должен быть гораздо больше. Ведь в зону риска попадают только москвичи и жители Прикавказья.

— Очевидно, что терактов меньше не стало, они просто ограничены географическим рамками. И, понятно, что не 55 процентов жителей могут чувствовать себя в безопасности, а где процентов 80. Только при условии, что они не живут в мегаполисах и в городах, близких к Северному Кавказу. Но в основном все теракты совершаются либо в Москве, либо на подступах к ней. В Санкт-Петербурге, к счастью, ни одного серьезного теракта не было, если не брать подрыв «Сапсана» и то он шел из Москвы. Все эти «рамки» — как мертвому припарки. Контролировать огромный поток людей — невозможно и никаких методов по противодейсвию терроризму, защищающих жителей столицы, — нет.

«СП»: Говорят, что по сравнению с советскими годами агентурная работа в современной России сильно ослабла…

— Это мягко говоря. Для того, чтобы она была, нужны профессиональные агентуристы, которых сейчас почти не найдешь. Они есть, конечно, но качество кадров оставляет желать лучшего. Да плюс огромная коррупционная составляющая, которая является риском в любой оперативно-технической работе. Но есть один плюс, которого не было в КГБ СССР, — это боевой опыт, который может и был в Советском Союзе, но только в последние годы и только в спеподразделениях. Сейчас работа ведется далеко не в тепличных условиях, и этот опыт помогает формировать касту серьезных оперативных работников, которые способны действительно эффективно бороться с терроризмом.

Таким образом, при современной коррупции в органах власти и в силовых структурах, чувствовать себя по-настоящему защищенными от терроризма нельзя. И если же данные ВЦИОМа объективно отражают российскую действительность, и наш народ на полном серьезе себя считает защищенным от терактов, то, согласитесь, это неплохо. Вообще любая уверенность — это хорошо. Главное, чтобы уверенность не была самоуверенностью. Ведь не зря автор пословицы «гром не грянет, мужик не перекрестится» — русский народ.

Фото ИТАР-ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
10 лет Свободной Прессе
Виктор Алкснис
Виктор Алкснис

Это один из немногих интернет-ресурсов, причем достаточно влиятельных и популярных, который пытается нести слово правды в наше общество. Ясно, что политика — это искусство возможного. И что любому СМИ приходится держать ту или иную политическую линию. Но могу сказать, что «Свободная пресса» делает очень важное дело. Она вводит обществу антидот: показывает, что не все в России так прекрасно и благополучно, как пытаются представить российские власти.

Я очень доволен сотрудничеством с «СП». Желаю успехов и развития, и спасибо за гражданскую позицию!

Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня