Общество / Разгон РАН

Научная самооборона

РАН определилась со стратегией борьбы за выживание

  
5117

Борьба за будущее российской науки вступает в решающую стадию. В ходе начавшейся осенней сессии депутатам Госдумы предстоит завершить рассмотрение отложенного законопроекта о реформе РАН. Во вторник сотни людей вышли на Суворовскую площадь в центре Москвы для того, чтобы еще раз выразить свой протест по поводу планов властей ликвидировать Российскую академию наук в ее нынешнем виде. Аналогичные мероприятия прошли и в других городах России. «Лучшим выходом является отзыв законопроекта из Государственной Думы, его широкое обсуждение с научным сообществом и проведение необходимых изменений в нынешней системе управления РАН» — озвучил солидарное мнение участников столичного митинга председатель профсоюза работников РАН Виктор Калинушкин.

В отличие от рядового состава, руководство академии никак не может подвести единый знаменатель под позицию научного сообщества. Накануне состоялось общее собрание РАН, высшего руководящего органа академии. Оно проходило в обстановке оживленной полемики, которая едва не закончилась расколом среди присутствующих. Условно говоря, «партию компромисса» возглавил лично президент РАН Владимир Фортов. Он призвал своих коллег «не сжигать мосты» в диалоге с властью и отказаться от требования полностью отозвать одиозный документ, как заведомо непроходной. По логике главы РАН, чтобы минимизировать ущерб от законопроекта, подрывающего научную конкурентоспособность России, вполне достаточно исключить его принятие в изначальном «экстремистском» варианте. Напомним, первоначально авторы этой сомнительной затеи предполагали полностью ликвидировать РАН как автономную организацию. Члены нынешних академий (РАН, РАМН и РАСХН) должны были войти в объединенную структуру уже на «птичьих правах» — как сотрудники государственного бюджетного учреждения. При этом материальная основа независимости — управление имущественным комплексом РАН оказывалась в надежных руках бюрократии. Эту почетную миссию планировалось поручить специально созданному новому госагентству.

В качестве небольшого «бонуса за лояльность» всем членам РАН пообещали прибавку к жалованию. В свою очередь, члены-корреспонденты могли рассчитывать на то, чтобы автоматически стать полноправными академиками.

Первоначальная редакция документа, подготовленного и внесенного правительством Дмитрия Медведева в нижнюю палату, встретила резко негативную реакцию со стороны не только академической, но и самой широкой общественности. Объявленная реорганизация РАН была воспринята многими политическими и общественными силами, как попытка поставить под контроль один из независимых институтов, еще не встроенных в «вертикаль власти». В итоге, оказавшись под давлением общественного мнения, Владимир Путин и недавно избранный президент РАН Владимир Фортов нашли компромисс. Стороны договорились, что ко второму чтению в документ будут внесены поправки. Три академии не будут ликвидированы, а войдут в состав будущей объединенной академии наук как отдельные юридические лица. В свою очередь, членам-корреспондентам РАН предложат три года подождать до повышения в звании. В таком виде законопроект подошел к третьему чтению.

«Я убежден, что это собрание будет важнейшим этапом борьбы академии и всех ученых нашей страны против попыток бюрократов разрушить академию и построить бюрократическую модель управления наукой в нашей стране. Модель, которая на практике будет бесперспективной, разрушительной и ведет к разрушению нашей науки» — заявил президент РАН, открывая представительный форум. При этом он признал, что «изменения в РАН назрели». Однако любые попытки диктовать правила будущей реорганизации извне Владимир Фортов считает неприемлемыми. «Нам предстоит провести эти изменения в жизнь. Никто лучше вас не знает о слабостях и недостатках академии, никто не знает лучше вас, как изменить академию" — подчеркнул глава РАН.

Однако вскоре выяснилось, что далеко не все академики настроены комплиментарно по отношению к промежуточным результатам его переговоров с властями. Многих из них не удовлетворяет формула, предполагающая «сохранение за академией управления научной, организационной и кадровой составляющими, с передачей функции по управлению недвижимым имуществом создаваемому агентству». Так, выступавший следом за Фортовым прославленный нобелевский лауреат, академик Жорес Алферов призвал в качестве задачи добиваться возвращения документа в первое чтение. Вокруг авторитетного ученого тут же оформилась ситуативная оппозиция президиуму РАН. Участники импровизированной фронды настаивали на более жесткой формулировке о полной неприемлемости закона и необходимости его отозвать. В ходе развернувшейся академической полемики Владимиру Фортову удалось склонить большинство в сторону большей реалистичности ожиданий. Что в принципе, не лишено логики. Можно предположить, что после того, как общероссийская электоральная кампания стала достоянием истории, власти будут более склонны разговаривать с научным сообществом с позиции силы, нежели это было еще летом.

Депутат Госдумы, действительный член РАСХН Владимир Кашин один из тех, кто убежден, что радикальный подход правительства к реформированию РАН исключает возможность компромисса. По большому счету, это «закон-пустышка», который ничего не дает ни институтам, ни академии, ни развитию фундаментальной науки. Власти ничего не делают для повышения системы управления. Напротив, они вносят в него ужасную путаницу.

«СП»: — Какова же истинная цель затеянной организационной революции?

— На мой взгляд, это делается для того, чтобы некие структуры прихватили собственность. Судите сами, только на балансе Российской академии сельскохозяйственных наук 3,5 млн. гектаров земли. Так что истинный смысл вполне понятен. Если бы разработчики этого закона хоть немного уважали академию наук, разве сократили бы они в лесной державе в 56 раз численность ученых, которые изучают леса?! Это просто немыслимо. Поэтому речь может идти только о том, чтобы добить профильную академию и завладеть новыми землями и собственностью. Тем более, что они находятся в уникальных местах. Отсюда мы видим поток пасквилей на великих советских и российских ученых. Показывают их дачи и земельные участки. Да у нас десятки тысяч полубандитов, которые ничего не сделали для страны, понастроили себе шикарные виллы и особняки. Получается, что ученым изначально отводится маргинальная ниша.

В СССР каждому академику платили зарплату на уровне, значительно превышающем вознаграждение секретаря обкома (800 рублей против 500). И дачу обязательно предоставляли. А к ней обязательно еще с полгектара земли вместе с лесом. Вот как советские власти ценили академиков. А сегодня академиков превращают в попрошаек. Бросают им несчастные 30−50 тысяч рублей. В то время как даже за страховое медицинское обслуживание по факту приходится платить. Куда уж тут внедрять уникальные научные разработки, которые у нас пока еще есть (и в оборонном комплексе и в агропромышленном).

«СП»: — Путь в никуда…

— Точки роста нужно искать в симбиозе науки с производством. Давайте искать такие проекты и заниматься ими. Думать, как сделать так, чтобы талантливые люди не уезжали из страны. Это был бы системный подход. Вместо этого нам предлагают все уничтожить и создать на пустом месте мертворожденное Сколково. Найдем кого-нибудь типа Вексельберга и посадим его на проект. В Подмосковье был уникальный институт Немчиновка, где воспитали десятки академиков. Их трудами появились сорта злаков — «Галина», «Московская-39», хлебопекарные свойства на уровне ростовской пшеницы. Сегодня на этих селекционных полях выстраивают никому не нужные «потемкинские деревни» вроде того же Сколково. А уже имеющиеся и признанные в мире наукограды, между тем, влачат жалкое существование.

Главный научный сотрудник Института социально-политических исследований РАН, специалист по методологии науки Сергей Кара-Мурза, считает вполне разумной компромиссную позицию Владимира Фортова. Было бы излишне самонадеянно идти в лобовую атаку на власть, когда у тебя нет высоких шансов победить. К тому же трудно отрицать, что определенная реформа РАН все-таки необходима.

«СП»: — В чем она должна состоять?

— Это отдельный разговор. Но то, что предлагает Ливанов, никак не связано с повышением эффективности научного процесса в академии. Это все штампы, которые призваны, скорее, скрывать, чем прояснять истинную мотивацию реформаторов. РАН это «генетический аппарат» российской науки. Если в процессе грубого реформирования мы его сломаем, то получим провал. Неизвестно, сколько времени он продлится. А новой науки у нас так и не возникнет. Вот, что нужно объяснять власти. Причем в лице высших чинов, а не министра образования. Наука, как особый тип деятельности, организации и мышления изучена плохо. Чиновники полагают, что наука — это «курица, которая несет золотые яйца». А если она «неожиданно» перестала это делать, то ее нужно зарезать.

«СП»: — А если не хвататься сразу за нож, то, как можно повысить ее «продуктивность»?

—  Следует отобрать те элементы академии наук, которые нужно сохранить любой ценой. Причем, критерий «давайте спасать тех, кто конкурентоспособен на мировом рынке» не работает. В-первую очередь, нужно спасать тех, кто не требует много ресурсов («живучих»). Такие отрасли знания будут со временем «разрастаться» (по мере появления ресурсов). Восстанавливая все необходимые элементы отечественной системы научного знания. У немецкой, французской, англосаксонской науки, у каждой свой стиль, свои культурные и мировоззренческие особенности. Русская наука также создала свой стиль. Без него общемировая наука многое потеряет. Соответственно, ее сохранение — цель не менее важная, чем содействие производству конкурентоспособной продукции. Во-вторых, нужно добавить ресурсов тем направлениям, которые способны эффективно работать и сохранять контакт с мировой наукой. Престиж отечественной науки — важный капитал. Поскольку сокровища мировой науки передаются «бесплатно», если только ты сам вносишь определенный вклад в нее.

По мнению заместителя председателя комитета ГД по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Николая Арефьева у разработчиков законопроекта о реформе РАН нет других побудительных мотивов кроме стремление отобрать имущество и финансы академии наук. Фактически это означает посадить ученых на государственные оклады, которые в настоящее время составляют 6 тыс. рублей у кандидата наук и 9 тыс. рублей у доктора. А то, что академия зарабатывает сверх этого, пойдет в бюджет.

«СП»: — Какую прибавку к мизерному жалованью обеспечивает хозяйственная и финансовая деятельность РАН?

— Например, в Новосибирском академгородке средняя заработная плата около 45 тысяч. Если эти деньги отобрать и посадить людей на 9 тысяч, то вся академия разбежится. У Новосибирского академгородка и так отобрали в прошлом году 6 гектар якобы «неиспользуемой» земли. После чего продали под коттеджную застройку. Я не согласен с самой концепцией законопроекта — отобрать имущество и деньги, а вы занимайтесь наукой. Чтобы было понятно, что это нонсенс, давайте представим следующее. Пусть Ливанов отдаст мне свою квартиру и зарплату, а сам продолжает заниматься управленческой деятельностью в сфере образования. Я иногда впущу его в квартиру, а иногда забуду. Иногда накормлю, а иногда забуду. Поэтому я считаю, что закон должен быть отозван.

«СП»: — И все же определенные изменения в РАН назрели?

— Безусловно. Но этим можно заниматься, не ликвидируя единую структуру академии. Хорошо, по просьбе ученых из текста убрали обидное слово «ликвидация». Однако по существу это ничего не меняет. Потому, что прежняя структура отменяется. И на принципиально иных экономических и организационных основах власти учреждают другую академию. Я категорически против такого подхода, когда компромисс достигается чисто символически. За счет «игры словами» и «жонглирования понятиями». По принципу, если вам не нравится, мы назовем ликвидацию «реорганизацией».

"СП": — А как расценить раздающиеся обвинения в адрес руководства РАН по поводу махинаций с академическим имуществом?

— Я могу сказать только одно. У нас и академия наук, и армия, и образование, и здравоохранение, и прочие институты воспроизводят в основных чертах уклад, который сформирован правящим режимом. Надо наводить порядок не в отдельно взятой академии, а по всей стране. Можно подумать, если дорогую недвижимость РАН отдадут в управление Фонда государственного имущества, то воровство сразу прекратятся. Вспомните, как в начале 1990-х годов «фарцевали» госактивами в Росимуществе. Кстати говоря, чтобы положить конец злоупотреблениям, достаточно принять небольшую поправку. О том, что РАН не имеет права распоряжаться имуществом. Под последним понимается отторжение (продажа). А управление, пожалуйста. Для этого достаточно распоряжения правительства. И не нужно «городить огород» с законом. Однако ведь никто не собирается этого делать. Потому что правительство хочет одного — как можно быстрее распродать собственность.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Артем Геодакян

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня