Общество

Навальный — наше не всё

Олег Козырев о главном, чего добился бывший кандидат в столичные мэры

  
3365

Один из митингов на Болотной. На сцене поет Олег Кашин, я снимаю происходящее на видеокамеру, а мимо меня пробегают три девочки-подростка. Они непонятно как оказались прямо у сцены, прошмыгнув мимо строгих дружинников, охраняющих покой выступающих от беспокойств провокаторов. Троица недолго ищет кого-то в толпе, подбегает, быстро фотографируется с объектом и, счастливая, возвращается мимо меня.

— Давай быстрее, получилось? — торопят девчонки свою подругу, осматривающую галерею смартфона.

И тут раздаются их дружно-радостный визг. Подростки счастливы.

— Как мило! — добавляет одна из них.

Компания уходит в ряды участников митинга. Подростки фотографировались с Алексеем Навальным.

Навальномания. Нам — давно уже застрявшим в политике — бывает трудно ее принять. Понимаем политическую дисциплину и защиту своей партии или движения. Понимаем целесообразность поддержки, переговоры, социальный договор. Но с каким же скрипом мы терпим вот эту простую обычную любовь людей к политику.

— Секта! — ворчат одни.

— Хомячки! — завидуют другие.

Подобно злобным старушенциям мы сидим на нашей политической лавочке и завидуем любви молодых. Вот они идут, счастливые, машут шариками, табличками, в ярких футболках, с круглыми наклейками. Хорошие же люди! Но нет, мы скрипим им вслед что-то наше старушечье.

Россия — страна икон. Образ спасителя от тирании мы давно лелеяли внутри себя. Знали, верили, что наступит когда-нибудь этот день пленительного счастья. Ведь смогла Европа, смогла Австралия, смогли США, смогла Канада, даже Южная Корея кое-что смогла, ну неужели совсем России-то не повезло? Неужели совсем мимо нас могла пройти история? А здесь — образ реального человека совпал с тем образом, которого многие ждали.

Не думаю, что сторонники Навального поддерживают его безусловно. Слишком много среди них людей взрослых, зрелых, в том числе пожилых. Внешняя атрибутика поддержки используется многими из них вполне прагматично — для агитации, для утверждения своих взглядов, для защиты единомышленников, для раздражения власти, наконец.

Происходит нечто важное сейчас, в эти дни. И это важное было бы ошибкой упрощать. Вижу, комментаторы некоторые говорят о культе Навального. Друзья, вы ошибаетесь. Это не культ — это культура. Новая политическая культура, с ее новой открытостью, новым доверием участников друг к другу и новой ответственностью друг перед другом. Не выросшего политика приветствуют люди, а выросшую политическую среду, которой он является наиболее ярким представителем.

И можете быть уверенными, эта политическая культура пустила корни, породила понимание, приобрела приверженцев. Если вдруг что-то не так пойдет с Навальным — найдется ему подмога или, если необходимо, смена.

Навальный — наше не все. Есть еще много хорошего в народе. И тем важнее роль Навального, сумевшего это хорошее пробудить.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Сергей Бобылев

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня