Общество

Исповедь Плохиша

Жизнь Бориса Березовского измерили в «кайфах»

  
14099

Российские государи всегда люто ненавидели перебежчиков и оппозиционеров, спрятавшихся за рубежом. Особо не любили самодержцы изменников, умеющих ладно и эмоционально соединять слова, как письменно, так и устно. Как известно, судьба писателя Андрея Курбского, противника другого писателя — Ивана Грозного, закончилась бесславием. Жизнь Алексея, дерзкого, глупого отпрыска Петра Великого, закончилась дыбой и плахой. Причем, по некоторым сведениям, первый император российский столь серьезно осерчал на своего сбежавшего сына, что самолично истязал его в царской пыточной. Линия жизни Льва Давидовича Троцкого прервал удар ледоруба, посланный из Страны Советов. Яркая жизнь Бориса Абрамовича Березовского закончилась веревкой, накинутой на его шею то ли самостоятельно, то ли с маленькой помощью.

Причина смерти Бориса Березовского, видимо, навсегда останется тайной. Но ее предпосылки — очевидны. Кстати, после скоропостижной смерти Березовского, многие стали сравнивать его именно с Троцким. Однако напрашивается более точная аналогия — Агриппина, мать императора Нерона. Именно она всеми правдами и неправдами возвела своего сына на императорский трон, и им же была впоследствии коварно убита. Собственно, вся жизнь БАБа, бурная, феерическая, рискованная была ковровой дорожкой на эшафот. По крайней мере, это подтверждает книга его биографа Юрия Фельштинского «Автопортрет, записки повешенного». Интересный факт: Юрий Фельштинский, обличитель спецслужб России, является публикатором архивов все того же Льва Давидовича, судьба которого смахивает на судьбу Бориса Абрамовича. Всё в мире неожиданным образом пересекается и повторяется.

В золотом фонде детской классики хранится шедевральная история о Мальчише-Кибальчише и его гибели, сочиненная Аркадием Гайдаром. Как известно, Кибальчиша погубил Плохиш, устроивший взрыв на складе боеприпасов красноармейцев. В качестве вознаграждения за совершенный теракт Плохиш получил целую бочку

варенья да целую корзину печенья. В итоге Кибальчиша казнили, но его подвиг обрел бессмертие. А что же Плохиш? Какова его дальнейшая судьба? Об этом вы узнаете из книги Фельштинского.

Собственно говоря, в определенный момент истории России, когда все неожиданно перевернулось с ног на голову, Плохиш (читай, боец за дикие буржуазные реформы) стал положительным героем, примером для подрастающего поколения, а буржуины, вообще, золотыми идолами. Разумеется, предприимчивый и активный Плохиш после вторжения буржуинов стал сверхбуржуином, то бишь, олигархом. Но он сожрал столько бочек варенья и корзин печенья, что не заметил в угаре чревоугодия, прибывшего в обозе буржуинов одного малозаметного, скромного служащего. Что было дальше, вы прекрасно знаете.

Юрий Фельштинский, зафиксировав и обнародовав монологи опального олигарха, предъявил публике портрет, который мало что прибавляет к уже образовавшемуся общественном сознании образу Бориса Березовского. Со страниц книги доносится голос непревзойденного циника, сердце которого обливается кровью за будущее России и россиян. Этот циник, как и положено нормальному буржуину, склонен к обывательской романтике. В начале книги он с нескрываемой гордостью обозначает, что для него символом свободы долгие годы являлся автомобиль. То есть, герой в своих чаяниях не выходит за рамки обывательского фетишизма. В предисловии Юрий Фельштинский представил довольно забавный «душемер» Бориса Абрамовича: «Я пытался систематизировать для себя поведение этого сложного неоднозначного человека и ввел шкалу, которая мне показалась самой точной: я понял, что измерять Березовского нужно в количестве удовольствия, которое он получает от того или иного действия. Введя единицу измерения „один кайф“, я наконец-то хоть что-то стал понимать в Борисе Абрамовиче. Например, выпить бутылку вина в хорошем ресторане — 1 кайф. Дать интервью иностранному телеканалу — 10 кайфов. Переспать с молоденькой девушкой — 50 кайфов. Пожертвовать три миллиона в фонд Сахарова — 30 кайфов. Образовать политическую партию „Либеральная Россия“ — 40 кайфов. Поставить президента России — 200 кайфов. Снять президента России — ну, до этого дело так и не дошло, так что число осталось неизвестном, но понятно, оно потянуло бы на 1000 кайфов».

Благородные удовольствия Березовского в полной мере вписываются в контекст ценностей «буржуинов». И в тоже время главу «Вера и свобода» начинают слова: «Для меня самый главный Учитель — Иисус Христос». Проще говоря, книга соткана из парадоксов и противоречий. Очевидно, что ее наговаривал человек одержимый, обиженный, с «закидонами». Но при этом, личность отчаянная, безрассудная, самоубийственно смелая. Сначала он заявляет: «Путин — это тот человек, при котором я не просто мог бы жить в России, но еще и быть полезным. Помощь, если она с точки зрения Путина, будет целесообразна, я, безусловно, ему окажу. Мне быть полезным доставляет удовольствие. Это возможность самореализовываться». А потом высказывает следующую мысль: «Путин разрушил демократическое устройство российского государства, систему власти, присвоив себе право быть и исполнительной, и судебной, и законодательной, и местной, и региональной. Это катастрофа!»

Логическая связь первого и второго высказывания не очевидна. Может, Березовский рассматривал возможность перевоспитать своего оппонента?

По сути, эта книга — история противостояния двух видов цинизма — сдержанно-кабинетного и таранно-демонстративного. Второй вариант в наши дни оказался проигрышным. Судя по тону монологов, Борис Березовский не думал сдаваться или умирать. Он готовился к новым битвам, новым метанием копий в своих врагов. Одним из таких копий и стала эта книга, которую автор так и не увидел. Сегодня фактически всё здравомыслящее население России ненавидит Березовского. Для многих он стал даже не воплощением Мефистофеля, а воплощением карикатуры на Мефистофеля. И все же, одержимость и желание этого человека биться до последнего, биться с открытым забралом вызывает сочувствие. Кто-то справедливо заметит, что Березовскому все равно нечего было терять. Это так, но не совсем. Перед человеком всегда остается возможность для отступления. Даже на плахе. Березовский этой возможностью не воспользовался. Поэтому, он еще долго будет маячить в разговорах и воспоминаниях.

Прочитав эту довольно поучительную книгу, можно вывести следующую мораль: в состязаниях российских политиков (на сегодняшний день) побеждают не эмоции, острословие и сила личности, а умение составлять протокол, привычка следовать высокому циркуляру и способность к терпеливой, рутиной, кабинетной работе. А также способность понимать своего начальника не с первого слова, а, вообще, без всяких слов, то есть, уметь правильно читать мысли шефа. Этот закон ярко иллюстрирует переписка Путина и Березовского, включенная в данное издание. Читая ее, не обязательно даже вникать в текст и в суть взаимных претензий — стиль писем говорит больше, чем их содержание.

Плохиш оказался слишком энергичен, упрям и суетлив, для того, чтобы вести бой с тем, кого привезли с собой буржуины. Он наивно полагал, что, взорвав склад боеприпасов красноармейцев, можно рассчитывать на пожизненную бочку варенья и горько ошибся.

Фото: ИТАР-ТАСС/PA Photos

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня