Общество

Рособоронсервис под видом науки

Оксана Дмитриева: в реформе РАН много корысти и глупости

  
8860

Как мы уже сообщали, 16 сентября законопроект о реформе Российской академии наук (РАН) рекомендовали вернуть во второе чтение. Это непростое для Думы решение было принято еще на прошлой неделе после консультаций депутатов с руководством Академии. Сыр-бор разгорелся вокруг объединения разнопрофильных академий РАН, РАМН и РАСХН в некую мега-академию, причем, с формулировками, что подразделения новой структуры будут проверены на эффективность. Причем, те, кто не пройдет этот правительственный «фильтр», будут ликвидированы, а их имущество — продано с «молотка».

С точки зрения «Единой России», все это делается во благо науки, поскольку Академии, эффективные в СССР, сегодня не создают прорывных технологий и не делают открытий, то есть — превратились в «нахлебников».

"Причина заключается в том, к сожалению, что наука власти не нужна, — считает заместитель руководителя фракции «Справедливая Россия», член комитета ГД по бюджету и налогам Оксана Дмитриева. — С Америкой мы в космосе уже не соревнуемся и атомную бомбу не изобретаем, а нефть и газ текут по трубам вне зависимости от тех инновационных технологий, которыми обладает наше государство".

«СП»: — Но власти утверждают иное. Мол, реформируем Академии — и вновь будем, как и в советское время, на лидерских позициях. Интересно, кто автор этого реформирования?

— Насколько я понимаю, автором проекта реформирования был Гуриев. Но вообще, идеи эти исходят от людей, на мой взгляд, в науке ничем себя не проявивших. Их совершенно справедливо не признают в Академии Наук, но они добиваются этого признания другими способами, меняя систему. И эта группа реформировала не только РАН, ранее это была реформа здравоохранения, реформа образования. А прародитель всего этого — и закона о реформе РАН, и об образовании, о здравоохранении — пресловутый 83-й закон, размывший статус бюджетного учреждения, закон, который противоречит общемировой практике построения социальной сферы и бюджетных учреждений. И мы все видим, что из этого получилось.

«СП»: — В академических кругах распространено мнение, что разгром РАН, то бишь, её реформирование, есть своего рода месть либерального пула во главе с Медведевым, за верность советским принципам организации науки. Насколько справедливо такое суждение? И правда ли, что РАН настроен оппозиционно по отношению властям, хотя и открыто это не заявляет?

—  На самом деле, конечно, в первую очередь, борьба идет за имущество Академии Наук, ее здания, земли… Конечно, как и все думающие люди, интеллигенция в этой ситуации занимает оппозиционную к власти позицию. В Академии Наук сосредоточен интеллектуальный потенциал, и эти люди не могут закрывать глаза на то, что происходит в стране, особенно в сфере науки, образования. Другое дело, что яркого протеста нет, потому что был очень сильный отток молодежи и среднего поколения, наиболее квалифицированная часть научного сообщества находится в зрелом возрасте и на активный протест не хватает иногда просто физических сил.

«СП»: — Однако власти обвиняют РАН в неэффективности, мол, денег потребляют много, а открытий — мало.

— Открытий мало, потому что мало денег. Молодые не идут в науку не потому, что их не пускают «старые», а потому что они сами в науке не остаются и тому есть две причины. Наукой могут заниматься только талантливые люди, а прорыв осуществляют гении. При этом, большая часть талантливых людей так или иначе ориентирована на жизненный успех. Не зря же говорят, если ты такой умный, то почему такой бедный? Понятно, что и среди гениальных людей есть такие личности, как Перельман, который живет на голодном пайке и продолжает что-то изобретать. Но даже они заняты в отраслях, не зависящих от лабораторной базы. В последние 20 лет из-за сокращения финансирования науки, люди, ориентированные на успех, уходят. Уходят либо в другие отрасли, либо уезжают в другие страны.

Но самая главная причина — у современного общества нет запроса на инновации, а сложившаяся структура экономики не нуждается в открытиях. Сырьевые отрасли задействуют те мощности, которые были, а наукоемкие отрасли: машиностроение, биологическая промышленность, во многом свернуты. К сожалению, класс наших новых собственников и связанных с ними менеджеров не то, что не может воспринимать научные инновации, они даже поддерживать производство в существующем объеме не в состоянии.

«СП»: — Одними из инициаторов реформирования РАН являются так называемые «молодые ученые», которых «старые» академики не «пущают» в большую науку? Оттуда, по их мнению, все проблемы?

— Как показал опыт, антагонизма между «молодыми учеными» и «старыми» академиками нет. Есть противоречия между бюрократией от науки, которая во многом сейчас проявляет коллаборационистскую политику по отношению к властям. Мы видим, напротив, что и молодые ученые, и более авторитетные, яркие, такие как Жорес Алферов, заняли более жесткую позицию по реформе Академии, чем академический генералитет.

«СП»: — Зачем объединять разные академии под одной крышей? Что это — желание сэкономить бюджетные деньги или банальная глупость властей?

— Не нужно искать сложных объяснений, решение куда проще: глупость и корысть. Главная цель — это имущество РАН. Объединение под одной крышей означает реорганизацию, выведение всех сотрудников за штат, заново формирование институтов и избрание нового руководства.

Сама реформа имеет несколько ключевых этапов: ликвидация и реорганизация, лишение элементов самоуправления науки и отъем имущества. И не должно быть иллюзии по поводу того агентства, которое будет управлять имуществом. Произойдет полное видоизменение статуса бюджетного учреждения, как происходило в свое время с Минобороны. «Оборонсервис» — это то же самое. Мы хотим нового Рособоронсервиса?

Когда реформировали МВД, изменили только одно слово: «милиция» на «полиция», что означало полную реорганизацию и выведение за штат сотрудников. По отношению к милиции это, наверное, имело смысл, поскольку речь шла о полностью прогнившей структуре. А здесь речь идет о единственном потенциале, с таким трудом сохраненным в постсоветское время.

«СП»: — Как вы думаете, чем всё это закончится, если всё же будет продавлен правительственный законопроект?

— Если правительственный законопроект будет продавлен, это фактически означает разгром Академии Наук, даже с паллиативными поправками в третьем чтении.

«СП»: — Позиция вашей партии? За что идет главная борьба?

— Имущество должно быть оставлено Академии, а элемент самоуправления должен быть расширен. По каждому направлению ученые должны определить, какие меры будут эффективны, какие должны быть институты, кто должен стать академиком-секретарем, и кто должен стать руководителем…

Дума может это сделать и вернуться к обсуждению концепции законопроекта. Нужно добиваться возвращения законопроекта в первое чтение для самого широкого обсуждения. Невозможно реформировать РАН, когда никто не знает, зачем нужна реформа и в каком направлении она должна идти. Да, реформа, конечно нужна. Но реформа сама по себе ценностью не обладает. Ее нужно проводить, когда точно знаешь, что надо делать, и самое главное, когда есть талантливый реформатор. Нет ничего хуже бездарного и бесталанного реформатора, который еще и не знает, что делать. То, что собираются сделать с РАН, вряд ли вообще можно назвать реформой.

Фото: Дмитрий Духанин/Коммерсантъ

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня