Общество

Путин смягчил сердце прокурора

После высказывания президента о чрезмерной жесткости суда к Илье Фарберу приговор попросили пересмотреть

  
4263

Приговор сельскому учителю Илье Фарберу могут смягчить. Странным образом это решение созрело почти сразу после того, как о жестокости вердикта недавно эмоционально высказался президент России Владимир Путин. С просьбой снизить срок наказания осужденному на 7 лет за взятку преподавателю в суд обратилась прокуратура.

Представление об изменении приговора Фарберу уже поступило в Осташковский городской суд Тверской области, рассказала РИА «Новости» помощник председателя этого суда Елена Курова, отметив, что «это представление прокурора о смягчении наказания».

Напомним: московский художник Илья Фарбер приехал с семьей в деревню Мошенки Осташковского района Тверской области в 2010 году. Устроился учителем рисования, литературы и музыки в сельскую школу, организовывал концерты в местном Доме культуры, позже возглавил его.

По данным следствия, Фарбер в июле-августе 2011 года получил взятку от подрядчика Юрия Горохова в размере 432 тыс. рублей за подписание акта выполненных ремонтных работ, которые были проведены не в полном объеме. Как считают следователи, подписав указанный акт, Фарбер причинил бюджету учреждения ущерб в сумме 941 тыс. рублей.

По версии, которая была изложена в ряде СМИ, подрядчик не торопился выполнять обязательства по ремонту клуба, поэтому Фарбер якобы частично вложил в ремонт собственные деньги. После окончания работ Фарбер потребовал Горохова вернуть ему долг. Но тот написал заявление о вымогательстве взятки.

1 августа Осташковский городской суд назначил Илье Фарберу наказание в виде 7 лет и 1 месяца лишения свободы с отбыванием срока в колонии строгого режима, а также приговорил его к штрафу в 3 млн. 100 тыс. рублей. Это был второй приговор по делу. По первому срок был 8 лет.

«Дело Фарбера» вызвало гигантский резонанс. Даже Путин не остался в стороне. 3 сентября в интервью «Первому каналу» и агентству Ассошиэйтед Пресс он назвал ситуацию «вопиющим случаем»:

«Данный случай, конечно, вопиющий. Существуют определенные санкции, в рамках этих санкций судья сам выбирает определенное решение по совету со своими коллегами, конечно. Могут быть и разные оценки этой общественной опасности. Взятка — это более общественно опасное преступление, чем просто кража. Понимаете? Это очевидная вещь. Но могут быть и ошибки».

Адвокат Фарбера Елена Романова отметила, что документа из прокуратуры о смягчении приговора своему подзащитному она еще не видела:

— Представления на руках у нас нет. Есть только ходатайство о восстановлении пропущенного срока апелляционного обжалования приговора.

«СП»: — Как вы объясните, что прокурорские зашевелились только сейчас? Они услышали президента, когда он назвал случай с Фарбером «вопиющим»?

— А другого объяснения у нас нет. Потому что в своем ходатайстве о восстановлении срока прокурор написал, что текст приговора из суда получил 5 августа. Десять дней у него было на обжалование, но 15 августа он не подал жалобу. То есть, если бы прокурор не был удовлетворен приговором, обязательно подал бы хотя бы краткую жалобу. Но, выходит, был согласен.

«СП»: — Известно, кто внес представление о снижении срока?

— Прокурор города Осташкова Александр Тихомиров. Это он выступал гособвинителем в процессе и запрашивал срок.

«СП»: — На какое смягчение наказания вы надеетесь?

— Я считаю, что все-таки необходимо применить статью 73-ю УК РФ и дать условный срок. Хочется надеяться, что именно с таким уклоном написано представление прокуратуры. А там — кто его знает? Мы же не видели эти бумаги…

По словам адвоката, Осташковский городской суд вернется к делу Фарбера в ближайший вторник, 24 сентября. Но решение о снижении срока будет принимать Тверской областной суд.

«Прокуратура может только попросить. Она же не назначает наказание, — продолжает Романова. — Но думаю, что условный срок — это возможно, и Илью Исааковича выпустят из-под стражи, и он не будет отбывать этот семилетний срок реально. Мы бы этого очень хотели. Зачем вообще его держать под стражей? К чему эта суровая мера? И мы будем настаивать: пока разбираются, кто прав, кто виноват, пусть хотя бы освободят его из заточения».

«СП»: — Где он находится сейчас?

— В СИЗО № 1 города Твери.

«СП»: — Поскольку условный срок — это все равно осуждение, получается, что ваш подзащитный не сможет рассчитывать на реабилитацию…

— Сможет, если его оправдают.

«СП»: — А это возможно?

— Конечно. Он постоянно говорит: «Почему я здесь нахожусь, когда здесь должны находиться совершенно другие люди?» Где-то в глубине души он, естественно, надеется. Но прежде всего он просит выпустить его из этого заточения.

«СП»: — Если выпустят, он будет продолжать учительствовать?

— Учителем он останется, я уверена. А вот про деревню… Деревню, думаю, Илья Исаакович позабудет. Не вернется он больше туда.

Петр, сын Ильи Фарбера, по его словам, пока ничего не знает о возможном смягчении приговора отцу:

— Мне известно лишь то, что 24 сентября в Осташковском городском суде должно пройти рассмотрение ходатайства со стороны обвинения об установлении срока апелляционного обжалования для того, чтобы подать жалобу. Какую именно жалобу, нам пока не известно. У меня нет информации, что речь идет о смягчении приговора. К тому же, суд может не удовлетворить это ходатайство, сочтя причину просрочки неуважительной.

«СП»: — Слова президента — неуважительная причина разве?

— Понимаете, он же сам неоднократно говорил, что не может никак влиять на решения судов. И это не просто вопиющий приговор. Это чудовищная несправедливость, о чем мы говорим все эти два года, пока папа находится в тюрьме. Поэтому единственное наше желание сегодня, чтобы папу выпустили на свободу, после чего мы все-таки рассчитываем добиться оправдательного приговора.

Член Комиссии по развитию образования Общественной палаты РФ, учитель московской школы № 57 Сергей Волков считает, что на позицию прокуратуры в этом деле повлияли не только слова Владимира Путина, о чрезмерной суровости приговора, но и общественное мнение:

— Думаю, что здесь и то, и другое сыграло роль в конечном итоге. И возможно, что на мнение президента повлияла как раз позиция гражданского общества. Поэтому если смягчение приговора Фарберу будет, это можно только приветствовать. А уж причины в этом случае не так важны. Скорее, нам надо сейчас ждать последствий и помнить о них. Я говорю о приговоре, который, в общем-то, своей жестокостью, конечно, всех поразил.

«СП»: — Фарбер, видимо, уже не вернется в свою сельскую школу, даже если его теперь освободят. Вы понимаете его выбор? Ведь у детей, которых он учил, вряд ли еще когда-либо будет такой яркий учитель.

— Что тут сделаешь? Насильно мил не будешь. Наверное, это разумное решение. Потому что село — это особый мир. Это целый уклад, целая вселенная, которая, как мы знаем по всей русской истории, часто бывает враждебна к людям, которые пытаются нести туда свои высокие идеалы. Вспомните все эти хождения в народ русской интеллигенции. И случай с Ильей Фарбером, конечно, это тоже доказывает. Поэтому, зачем ему второй раз соваться в мир, который его не принимает… Есть много школ в городах.

Фото Рамиль Ситдиков/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
10 лет Свободной Прессе
Павел Салин
Павел Салин

Поскольку следующие десять лет будут более сложными и турбулентными, чем предыдущие, я желаю коллективу издания, всегда держаться на плаву. И конвертировать любой новый вызов в новые возможности!

Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня