Общество

Кремлевские заложники «Болотной»

Опасаясь социального протеста, власть может отказаться от тактики «закручивания гаек»

  
5405

Фигуранты «Болотного дела», томящиеся сегодня в СИЗО, могут в скором времени выйти из тюрьмы. Международная правозащитная организация Amnesty International признала троих человек — Владимира Акименкова, Артема Савелова и Михаила Косенко — узниками совести, то есть лишенными свободы по политическим мотивам. Ранее Европейский суд по правам человека принял к рассмотрению жалобы адвокатов подследственных о продлении сроков ареста. Надежда появилась и в связи с амнистией, готовящейся в честь 20-летия Конституции.

Ранее власть в отношении фигурантов «Болотного дела» проявляла необычайную твердость. Без внимания оставались заявления правозащитников и деятелей культуры. Общественное расследование событий 6 мая 2012 года, показавшее, что никаких массовых беспорядков в тот день не было, никак не повлияло на судебную систему. Люди в мантиях не считались ни с какими доводами защиты, не смотрели на положительные характеристики, а внимали только простому, как лом, аргументу обвинителей, что «нет видимых причин, почему человек не может находиться в СИЗО». Стремительно слепнущему Владимиру Акименкову арест продлевали четыре раза (последний раз — до 6 ноября). Как сказал прокурор, иначе он будет «ходить на антиправительственные акции».

Попытку изменить участь узников недавно предприняли депутаты Госдумы от КПРФ Анатолий Локоть и Борис Кашин. Они внесли на рассмотрение парламента проект постановления об амнистии всем участникам «Болотного дела» в связи с 20-летним юбилеем российской Конституции. Но их инициатива не получила одобрения со стороны «Единой России». Отказ был мотивирован тем, что, оказывается, государство столкнулось не просто с участниками протестной акции, а с настоящим международным заговором. Якобы люди с Болотной действовали по приказу грузинских политиков. Владимир Путин, отвечая на вопрос об узниках в декабре прошлого года, сказал, что обещает разобраться в деле, но пока люди так и сидят. Правда, сейчас президент дал указание Совету по правам человека подготовить предложения по амнистии. Не исключено, что под нее попадут и узники «Болотного дела».

Возможно, улучшить участь заключенных поможет решение Amnesty International признать троих фигурантов узниками совести. Как говорит глава российского представительства организации Сергей Никитин, власть не сможет оставить без внимания заявление авторитетной правозащитной структуры:

— Amnesty International внимательно следила и продолжает следить за тем, что происходит в отношении людей, привлеченных к уголовной ответственности за участие в событиях 6 мая 2012 года на Болотной площади. Что касается Акименкова, Савелова и Косенко, то еще в апреле этого года, делая доклад о правах человека в Российской Федерации, мы заявили о них как о потенциальных узниках совести. Уже тогда было очевидно, что эти люди не принимали участие ни в каких насильственных и вообще противоправных действиях. Но мы не торопились, потому что хотели полностью убедиться в том, что сторона обвинения не имеет никаких доказательств обратного. Сотрудники нашей организации присутствовали на всех судебных заседаниях, мы ознакомились с колоссальным объемом видео и печатных материалов. В результате мы пришли к твердому убеждению, что ни один из этих троих не виноват. То есть, мы говорим о том, что они находятся за решеткой только за реализацию своего законного права на выражение своего мнения. Мы считаем, что эти трое должны быть освобождены немедленно и без каких-либо условий.

Но мы не останавливаемся на этом. Мы продолжаем наблюдать за процессом. И я не исключаю, что узниками совести мы можем назвать и кого-то еще из тех, кого собираются судить по «Болотному делу».

«СП»: — Во время своего разбирательства вы сотрудничали со следственными органами?

— Мы были на всех судебных заседаниях. Всё, что представлялось стороной обвинения, было видно и моим коллегам. Мы общались с адвокатами, родственниками заключенных, с очевидцами тех событий. И все свидетельствовали о том, что никаких насильственных действий не было. Прямых контактов со следствием у нас не было, так как мы не прямые участники процесса.

«СП»: — Исходя из практики вашей организации, можно ли сказать, что ее решения как-то влияют на судьбы людей?

— Amnesty International существует уже более 50 лет, и вся наша история доказывает, что вмешательство правозащитников всегда играет положительную роль в отношении тех, за кого мы заступаемся.

Что касается этих троих, то помимо заявления о признании их узниками совести мы предпринимаем действия. Наша организация насчитывает по всему миру свыше 4,5 миллионов активистов. И мы призываем наших сторонников подписывать петиции в адрес российских властей и правоохранительных органов. Власти получают большой поток писем. Еще мы используем средства массовой информации, и не только в России, но и за рубежом для информирования широкой общественности о том, как преследуют людей за использование своего законного права на свободу мирных собраний. Мы говорим о том, что «Болотное дело» с трудом можно назвать соответствующим мировой судебной практике.

Всё это способствует ухудшению образа России на международной арене. Но в этом виноваты неуклюжие действия российских властей. Свою задачу мы видим не в том, чтобы нанести вред России, а, наоборот, помочь ей.

Решить дело в пользу обвиняемых может помочь и Европейский суд по правам человека. Один из адвокатов обвиняемых Дмитрий Аграновский рассказал «СП», какие правовые механизмы есть для изменения судьбы находящихся в СИЗО людей:

— В процесс самым серьезным образом вмешался Европейский суд. Он объединил семь наших жалоб и придал им приоритет. Они касаются семи человек, в том числе и трех, признанных узниками совести. Еще мы подали жалобы по Луцкевичу, Полиховичу и Зимину, которые в число семи не попали. Суд задал Российской Федерации вопросы о правомерности ареста, о правомерности продления срока содержания под стражей и о бесчеловечном обращении в тюрьме, в автозаках и в суде.

«СП»: — Европейский суд обычно рассматривает дела после приговора.

— В Европе считают, что государство имеет право арестовать при предъявлении тяжких обвинений. Действительно, правомочность ареста Европейский суд рассматривает крайне редко. Но в случае с «Болотным делом» совершенно очевидно, что никаких массовых беспорядков не было. Теперь Россия должна представить свои объяснения.

«СП»: — Решения Европейского суда обязательны для наших властей?

— Они абсолютно обязательны. Более того, совсем недавно, 3 июля 2013 года вышло постановление пленума Верховного суда, в котором в очередной раз разъяснялся порядок применения решений Европейского суда на территории Российской Федерации. В постановлении подчеркивается, что решения носят обязательный характер.

«СП»: — Стоит ли рассчитывать на изменение участи арестованных?

— В отличие от Amnesty International и Евросоюза, которые могут только влиять на общественное мнение, Европейский суд имеет прямые полномочия. Поэтому и пользуется ими суд не очень часто.

«СП»: — Сколько времени может уйти на рассмотрение дел?

— Вполне возможно, что решение будет принято уже после вынесения приговора. Но Европейский суд поставил наши жалобы в приоритет и придал им максимальное ускорение. Важно и то, что само вмешательство Европейского суда в процесс уже изменяет баланс сил в пользу подсудимых.

Директор Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков полагает, что ухудшение социально-экономического положения в стране может заставить власть изменить свое отношение к политическим активистам:

— На мой взгляд, стоит надеяться на здравый смысл нашей власти. У нас и так много резонансных дел: «Пусси Райт», дело Ходорковского, дело «Гринписа». Перед Олимпиадой у власти появляется шанс немножко «отмыться». Можно ожидать, что Европейский суд примет решение в течение ближайших нескольких недель. И это нас не украсит, ведь на весь мир будет сказано, что у нас преследуют людей по политическим мотивам.

Но и для Путина будет серьезным ударом, если лидеры других стран не приедут на открытие Олимпиады в Сочи. Это будет его личное поражение, учитывая, какое внимание он уделяет этому спортивному событию. Поэтому возможно, что изменит отношение к «Болотному делу» и наша власть. Понятно, что ее мало волнует судьба людей, но о своей репутации она заботится.

«СП»: — Насколько вероятно принятие решения об амнистии в связи с 20-летием Конституции? Ранее «Единая Россия» отклонила в Госдуме предложение амнистировать всех фигурантов «Болотного дела».

— Юбилей Конституции может стать для Путина спасительной соломинкой. Он может сохранить лицо, объявив амнистию. Это не будет выглядеть так, будто он испугался Запада. Поэтому Путин может дать команду и Государственной Думе, которая может быстро изменить свое мнение. Многое будет зависеть и от Совета по правам человека, которому поручено подготовить предложения по амнистии. Хотя не исключено, что власть пойдет на глупость. Мы же вляпались сейчас в дело с «Гринписом». Но у меня есть оптимизм.

«СП»: — Каков может быть итог «Болотного дела»? Власть вряд ли хочет показать обществу, что участников массовых протестов всё равно будут отпускать.

— Об итогах говорить рано. У власти нет четкого понимания, как относиться к оппозиции. Линия поведения постоянно меняется, что мы и видим на примере «Болотного дела». Вначале нашим руководителям казалось, что можно всех посадить и далее спокойно сидеть, ориентируясь на заказные опросы, по которым народ любит власть больше всего на свете. Но московские выборы показали, что настроения в обществе другие.

Путин уже говорит о новой стратегии. На клуб «Валдай» уже пригласили оппозиционеров, Илье Пономареву президент посоветовал участвовать в выборах мэра Новосибирска. Я бы назвал такую тактику как «задушить в объятьях». Позиция беспроигрышная. Скажем, если Екатеринбург при Ройзмане зимой замерзнет, то можно будет все беды свалить на оппозицию. А если Ройзман со своей работой справится, то это можно будет представить как готовность власти к диалогу.

Но стратегии у власти нет, она в замешательстве. Поэтому рано говорить о дальнейшем развитии событий.

«СП»: — Члены правительства постоянно говорят о сокращении социальных обязательств. Может ли власть в условиях роста недовольства проявить слабость?

— Я не думаю, что власть будет усмирять народ силой. Социальный протест весьма вероятен. В регионах многие люди уже готовы выйти на улицы в случае ухудшения экономической обстановки, роста безработицы, массовых увольнений, невыплат зарплат. Готовность к протесту в регионах намного выше, нежели в Москве.

Но мы видим сейчас полную раскоординированность власти даже в высказываниях. С одной стороны, президент говорит о том, что у нас всё замечательно, а с другой, — премьер начинает пугать людей кризисом. Причем раньше времени. Надеюсь, что власть не захочет погасить протест «закручиванием гаек». Но силовой вариант может соединить социальный протест с политическим, культурным, эстетическим. Но что выберет власть — предсказать сложно. Мы это увидим на примере «Болотного дела» и на рассмотрении апелляции Навального. Но, на мой взгляд, любой из вариантов поставит крест на так называемой «стабильности».

Фото Евгений Биятов/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Андрей Грозин

Руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня