Общество

ЗакС вызвал врача на ковер

Петербургская «скорая помощь» опять оскандалилась

  
3417

В очередной раз оскандалилась петербургская служба «скорой помощи». 45 минут ехала к четырехлетней девочке бригада врачей. При том, что расстояние от службы детской «скорой» до дома пациентки составляет всего около трёх километров.

Но это, как оказалось, было ещё полбеды. Приехав и осмотрев больного ребенка, медики отказалась госпитализировать его в клинику Государственного педиатрического медицинского университета, расположенную так же сравнительно недалеко и располагающую необходимой аппаратурой для экстренной эффективной помощи.

Известно об этом стало после того, как родители, немного отойдя от стресса, написали жалобу в городской парламент. «Я чуть с ума не сошла, пока ждала „скорую“, — призналась мама девочки. — В ещё больший ужас пришла, оказавшись лицом к лицу с врачом и фельдшером, от которых исходил сильный запах алкоголя».

Случилось это в начале октября в Калининском районе Северной столицы. Спустя неделю, когда угроза жизни её ребенку миновала, мама обратилась к депутатам городского Законодательного собрания и к питерскому уполномоченному по правам ребенка.

На этой неделе жалоба была рассмотрена на комиссии по социальным вопросам и здравоохранению ЗакСа. На её заседание в срочном порядке вызвали Елену Щербакову, главного врача поликлиники № 29, к которой «приписана» та бригада «скорой», что так долго ехала к маленькой пациентке.

Как, в общем, и следовало ожидать, за «своих» Елена Геннадьевна «встала насмерть».

— Бригада не смогла выехать вовремя, потому что выезд машине «скорой помощи» перекрыл автомобиль посетителя магазина, соседствующего с отделением «скорой», и его пришлось долго ждать, — объяснила она членам комиссии. — Кроме того, родители неправильно объяснили, как найти подъезд, что тоже сказалось. Вызов бригада приняла в 00.02 часов, а в 0.35 бригада прибыла по указанному адресу. Если считать время вызова от звонка по номеру «03», то общее время до приезда составило 33 минуты, а не 45. Госпитализацию при поставленном врачом диагнозе «острый живот» предложили сразу, а обезболивание — чтобы ребенок не мучился от боли на пути в стационар (укол вызвал у ребенка аллергию — авт.). Клиник на выбор было предложено две. Это детские больницы № 1 и № 2. Но родители потребовали везти их дочку в Педиатрический университет. В приемном покое клиники бабушка ребенка обвинила фельдшера в том, что тот находится в состоянии алкогольного опьянения. Но медики на следующий день принесли документ об освидетельствовании с отрицательным на алкоголь результатом.

Выяснение всех обстоятельств заняло у парламентской комиссии немало времени. Елена Щербакова сетовала на независящие от медиков обстоятельства и «дурной характер» родственников юной пациентки. Возглавляющая комиссию ЗакСа депутат Людмила Косткина (в недавнем прошлом — вице-губернатор городского правительства, отвечавшая, в том числе, и за здравоохранение) открыто возмущалась происшедшим и выговаривала главному врачу 29-й поликлиники: ««Вы знаете, что рядом находится торговый центр? Почему не обращались в районную администрацию, не привлекли ГИБДД, чтобы вам создали беспрепятственный выезд? Надо организовать дежурства или регулярно выходить и проверять, свободен ли путь. Хотя бы даже выглядывать в окно».

Нерадивому районному медику обещан «как минимум выговор». Кроме того, депутаты готовят обращение губернатору Полтавченко с настоятельной просьбой «разобраться со всеми «скорыми».

Что интересно, не в первый раз. Медицинская «скорая помощь» в городе на Неве не однажды за последние годы попадала в «горячие новости» из-за историй, связанных как с сильным опозданием на вызовы, так и со стяжательством медиков.

Вот еще одна, увы, характерная история.

Татьяна Толстикова, мать 11-летнего Вовы, проживающая в Кировском районе Петербурга, рассказала, что несколько месяцев назад её сын, вернувшись из школы, пожаловался на боли в животе. Через час от боли он уже стонал. Потом началась рвота перемежающаяся лихорадкой. К этому времени Татьяна уже несколько раз набрала «03». «Запишите другой номер», — выслушав её, отвечала диспетчер, и, продиктовав цифры, отключалась.

— Пока я набирала, пока на том конце провода мне, наконец, кто-то отвечал, проходило немало времени, продолжает женщина. —  Отвечали в течение трех (!) часов одно и то же — «бригада выехала, ждите, вы не единственные».

Приехала не бригада, а один пожилой врач. Ещё даже не осмотрев мальчишку, он сразу предложил госпитализацию, мол, какой-то ходит по району кишечный вирус, так что зачем тратить время на осмотр. Потом все-таки устало присел около него: «Ну, где болит?»… Кончилось тем, что сделал укол, оставил «желудочный» рецепт, попросил для себя горячего чая, и распрощался: «У меня ещё пять вызовов…».

— Врачей на «скорой» хронически не хватает, — согласилась прокомментировать для «СП» ситуацию специалист Городской станции «скорой помощи». Главный врач станции Алексей Бойков с прессой категорически не общается. Притом, что пресс-служба комитета по здравоохранению Смольного отсылает всех жаждущих разъяснений журналистов именно к нему.

— Врачей не хватает, фельдшеров дефицит, — говорит сотрудница. — Работа-то нелегкая. А зарплата небольшая. В среднем квалифицированный врач со стажем получает 30 — 35 тысяч рублей в месяц (соответствует средней на сегодня зарплате по городу — авт.). Фельдшер около 25000 рублей.

«СП»: — А какой у них режим работы — сутки через двое-трое?

— Чаще сутки через сутки. Режим сложный, изматывающий. Не хватает и водителей «скорых». Им теперь вменяют в обязанность помогать в транспортировке больных. Они же хотят за это существенную доплату. А кто будет доплачивать — главный врач из своего кармана?

«СП»: — Потому и просят деньги у родственников пациентов?

— Пациенты часто сами предлагают, — моя собеседница на том конце провода, чувствовалось, смутилась. — О деньгах разве кто думает, когда надо спасть близкого человека? Конечно, есть среди медиков такие, кто не прочь подзаработать на несчастье других, но уверяю вас, таковых немного.

Чтобы выяснить, каков на самом деле дефицит медиков «скорой помощи» в Петербурге, я позвонила в несколько районных поликлиник. Представилась фельдшером. Мол, недавно переехала с мужем из провинции в славный Питер-град и ищу работу по специальности. И что же? Только в Кировском районе, уточнив, есть ли у меня стаж и квалификационный документ, предложили «приезжать устраиваться, фельдшеры нужны». Но, правда, без мужа, с водителями у них проблем нет…

Во всей этой истории с жалобой рядовой питерской семьи на безответственность врачей «скорой помощи» в городской парламент, меня с самого начала смущала та оперативность, с которой депутаты дали ей ход. Вспомнилась история годичной давности, когда одна несчастная мать, Наталья Р., ставшая жертвой откровенного вымогательства людей в белых халатах, пыталась добиться справедливости и наказания для стяжателей на чужом горе. У её мальчика тяжелая врожденная патология, не реже двух-трех раз в год его нужно класть в больницу на лечение и дополнительное обследование. Для чего мать «караулит», дабы не пропустить, когда освободятся места в стационаре, со всеми необходимыми документами вызывает «скорую», потому что без помощи той ребенка просто не довезти.

— Я обошла в своё время всех медицинских начальников, дошла до заместителя главы городского комитета по здравоохранению, чтобы он разобрался с медиками «скорой», вымогавшими у меня немалую сумму за госпитализацию сына, — говорит Наталья. - И вот сижу, разговариваю с замом, приятным таким пожилым мужчиной, он вроде бы внимательно меня слушает. Но в какой-то момент я понимаю, что ничего не добьюсь. Потому что я ему — о меркантильных врачах, он мне — о трудностях переживаемого страной периода. Я — факты, он в ответ чистую демагогию. Так ни с чем и ушла.

Так как же молодая мать из Калининского района пробилась со своим письмом-жалобой в ЗакС? И не просто пробилась, а добилась незамедлительной на свою жалобу реакции? Создана специальная комиссия по расследованию ЧП. В первый же день её работы выяснилось, что вместо коротких номеров («03», «112») жителям города при вызове «скорой» приходится набирать семь цифр — в зависимости от регистрации. А ведь из бюджета города на создание единой информационной системы было выделено ни много, ни мало 800 млн. рублей. Почему система не работает? Не хватило денег?

Выяснилось и другое: только 80% (в лучшем случае) карет «скорой помощи» успевают к пациентам, укладываясь в 15-минутный норматив. Если знать, что согласно статистике, в Петербурге в среднем за год 1 млн. 800 тысяч вызовов, несложно сосчитать, сколько несчастных вынуждены дожидаться квалифицированной помощи, и успевают ли вообще дождаться?..

Как петербурженка из Калининского района «достучалась» до ЗакСА, стало понятно, когда один из парламентариев обмолвился, что «она ведь родственница спикера парламента Вячеслава Макарова». Сам Макаров и посоветовал ей написать депутатам, а потом незамедлительно дал ход документу, ускорив разбирательство.

Хорошо ли это? Судя по тому, какой шум поднялся, как всё быстро закрутилось — вот уже и обращение к губернатору готово - безусловно, хорошо. Хотя бы в одном конкретном случае разберутся, наведут относительный порядок. Виновных, надо думать, накажут, может быть, даже рублем (у нас ведь теперь именно рубль всему голова).

Но что делать всем остальным — у кого нет влиятельных родственников, а от внезапной болезни ни они сами, ни их близкие не застрахованы? Писать сразу президенту? Но доходят ли до него вообще когда-нибудь обращения рядовых россиян?..

Фото: ИТАР-ТАСС/ Владимир Смирнов

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Андрей Грозин

Руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня