Общество

Палата № 06.05.

В Россию вернулась карательная психиатрия

  
5657

Замоскворецкий районный суд Москвы отправил фигуранта «болотного дела» 37-летнего Михаила Косенко на принудительное лечение в стационар. Он был признан виновным сразу по двум статьям — участие в массовых беспорядках 6 мая 2012 года и нападение на сотрудника полиции. Корреспондент «СП» находился в центре этих событий и может засвидетельствовать, что приговор стал шоком для тысяч переживавших за подсудимого людей — ведь свидетели защиты однозначно доказывали и невиновность Косенко, и то, что он не нуждается в лечении.

Такого ажиотажа у своих стен Замоскворецкий райсуд, возможно, не видел никогда прежде. 300−400 человек, пришедших поддержать Косенко с плакатами, не смогли вместиться не только в зал заседаний, но даже и в само здание суда. Поэтому во время всего заседания перед зданием стояла толпа, с нетерпением ждавшая вынесения приговора. Не нашлось места в зале даже всем представителям СМИ, часть которых остались в коридоре, в том числе и ваш покорный слуга.

Когда Косенко был привезён из СИЗО в здание суда, стоявшие и на улице, и в коридоре встретили Михаила бурными аплодисментами. Ведь многомесячное следствие, а затем судебный процесс, казалось, уже чётко расставили точки над «i», доказав невиновность обвиняемого в том, что он якобы ударил ногой сотрудника ОМОНа. На видеозаписи отлично видно, как он стоит рядом с омоновцем, нападающим на другого демонстранта, и не вмешивается в их борьбу. В конце концов сам «потерпевший» омоновец Александр Казьмин заявил на допросе в суде, что Косенко «просто стоял рядом». По словам Казьмина, «я не хочу, чтобы он сидел в тюрьме».

Тем более шокирующим был приговор. Мало того, что судья Людмила Москаленко вопреки этим показаниям признала Косенко виновным. Она распорядилась приговорить его к помещению в стационар, хотя вполне можно было ограничиться амбулаторным лечением. Проще говоря, Михаила засадили в закрытую психлечебницу. Такое бессрочное наказание, учитывая отечественные традиции, может быть гораздо худшим наказанием, чем тюрьма, да ещё и пожизненным.

Яростное возмущение, которое охватило сотни приехавших «поболеть» за Косенко людей, трудно передать словами. Скандирования лозунгов «Свободу!», «Позор!», плакаты с надписями вроде «Приговор Косенко — диагноз власти!» увенчались арестами. Лишь через несколько часов толпа рассосалась, однако страсти в интернете продолжают кипеть до сих пор…

Президент Независимой психиатрической ассоциации России Юрий Савенко в беседе с корреспондентом «СП» назвал диагноз Косенко «притянутым за уши»:

— В течение 12 лет Михаил наблюдался с диагнозом, который, согласно Международной классификации болезней, называется шизотипическим расстройством. Это никакая не шизофрения. Эксперт из института имени Сербского возмутительно ввела суд в заблуждение. Из такого рода натяжек и обманов состояло всё заключение.

«СП»: Что именно Вы имеете в виду?

— Вопреки данным диспансерного наблюдения о несомненно вялотекущем течении, пишут о «непрерывном течении с эпизодическими обострениями». Столь же произвольно эксперты говорят о «прогрессирующем нарастании», «обеднённости и выхолощенности эмоциональных реакций», «нецеленаправленности и паралогичности мышления». Это опровергали активные, ярко эмоциональные и точно схватывающие суть дела реплики Косенко из клетки в зале суда.

«СП»: Вы считаете экспертное заключение политическим заказом?

— Эксперты пишут об аморфности мышления, нецеленаправленности, непродуктивности, паралогичности, и в то же время цитируют его слова, что «он пошёл на митинг, так как у него есть „политические убеждения“, хотел их „проявить и высказать“, чтобы „быть с народом“. Косенко заявил, что он „противник существующего режима“, при этом говорит, что „власть существует сама за себя“, „человек не защищен“, и „нет свободы“». Человек, который никогда в жизни не проявлял агрессии, который добровольно регулярно принимал лечение амбулаторно, согласно экспертам, «нуждается в принудительном лечении в стационаре общего типа», т.к. «представляет опасность для себя и окружающих лиц». Получается, что активной опасностью называют участие даже в санкционированном протестном митинге.

Председатель правозащитной организации «Агора» Павел Чиков называет Косенко «первым с начала 1980-х годов и очень ярким прецедентом использования тюремной психиатрии для изоляции гражданского активиста при условии сомнительной доказательственной базы, сомнительного диагноза и широкого внимания к процессу».

Юрист, специалист в сфере карательной психиатрии Амир Хайруллин в беседе с корреспондентом «СП» констатирует:

— Психиатрия в России всегда служила интересам власти и использовалась для устранения граждан, не разделявших официальной идеологии. Одним из первых людей, для дискредитации которых власть воспользовалась услугами психиатров, был Пётр Чаадаев, опубликовавший в 1836 г. в журнале «Телескоп» своё «Философическое письмо». Император Николай I наложил резолюцию: «Прочитав статью, нахожу, что содержание оной смесь дерзостной безсмыслицы, достойной умалишённого…». Вслед за этим шеф жандармов Бенкендорф написал московскому военному генерал-губернатору князю Голицыну о постигшем Чаадаева расстройстве ума. После этого журнал «Телескоп» был закрыт, а Чаадаеву назначено принудительное психиатрическое «лечение». Самым распространённым методом такового в то время было литьё ледяной воды на голову с целью охладить воспалённый рассудок. Наносить визиты Чаадаеву было запрещено до конца жизни…

«СП»: — Увы, в двадцатом веке карательная психиатрия получила ещё большее распространение…

— Первой жертвой использования психиатрии в политических целях в СССР стала революционерка, лидер партии левых эсеров Мария Спиридонова, заключённая в психбольницу в 1921 году. Одной из первых психбольниц, в которой содержались заключённые туда по политическим причинам, считается казанская. С 1940 по 1970 год в её палатах умерло 1802 пациента, из них более 470 были осуждены по ст. 58 УК РСФСР и ст. 54 УК УССР, то есть по политическим мотивам. Ещё больше — 3087 заключённых — скончались с конца 30-х по 70-е годы прошлого века в исправительно-трудовой колонии № 5, которая находилась в Свияжске и с 1956 г. стала филиалом Казанской психбольницы. Диссиденты хрущёвско-брежневско-андроповского гниения Александр Есенин-Вольпин, генерал Пётр Григоренко, Владимир Буковский, Валерия Новодворская, Александр Подрабинек, Жорес Медведев и другие… Теперь их ряды — где и Чацкий, и булгаковский Мастер — пополнились простым москвичом Михаилом Косенко. Боюсь, он не последний в этом мрачном и героическом списке.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Михаил Почуев

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Грозин

Руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы-2018
Выборы президента РФ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня