Общество

Палата № 06.05.

В Россию вернулась карательная психиатрия

  
5653

Замоскворецкий районный суд Москвы отправил фигуранта «болотного дела» 37-летнего Михаила Косенко на принудительное лечение в стационар. Он был признан виновным сразу по двум статьям — участие в массовых беспорядках 6 мая 2012 года и нападение на сотрудника полиции. Корреспондент «СП» находился в центре этих событий и может засвидетельствовать, что приговор стал шоком для тысяч переживавших за подсудимого людей — ведь свидетели защиты однозначно доказывали и невиновность Косенко, и то, что он не нуждается в лечении.

Такого ажиотажа у своих стен Замоскворецкий райсуд, возможно, не видел никогда прежде. 300−400 человек, пришедших поддержать Косенко с плакатами, не смогли вместиться не только в зал заседаний, но даже и в само здание суда. Поэтому во время всего заседания перед зданием стояла толпа, с нетерпением ждавшая вынесения приговора. Не нашлось места в зале даже всем представителям СМИ, часть которых остались в коридоре, в том числе и ваш покорный слуга.

Когда Косенко был привезён из СИЗО в здание суда, стоявшие и на улице, и в коридоре встретили Михаила бурными аплодисментами. Ведь многомесячное следствие, а затем судебный процесс, казалось, уже чётко расставили точки над «i», доказав невиновность обвиняемого в том, что он якобы ударил ногой сотрудника ОМОНа. На видеозаписи отлично видно, как он стоит рядом с омоновцем, нападающим на другого демонстранта, и не вмешивается в их борьбу. В конце концов сам «потерпевший» омоновец Александр Казьмин заявил на допросе в суде, что Косенко «просто стоял рядом». По словам Казьмина, «я не хочу, чтобы он сидел в тюрьме».

Тем более шокирующим был приговор. Мало того, что судья Людмила Москаленко вопреки этим показаниям признала Косенко виновным. Она распорядилась приговорить его к помещению в стационар, хотя вполне можно было ограничиться амбулаторным лечением. Проще говоря, Михаила засадили в закрытую психлечебницу. Такое бессрочное наказание, учитывая отечественные традиции, может быть гораздо худшим наказанием, чем тюрьма, да ещё и пожизненным.

Яростное возмущение, которое охватило сотни приехавших «поболеть» за Косенко людей, трудно передать словами. Скандирования лозунгов «Свободу!», «Позор!», плакаты с надписями вроде «Приговор Косенко — диагноз власти!» увенчались арестами. Лишь через несколько часов толпа рассосалась, однако страсти в интернете продолжают кипеть до сих пор…

Президент Независимой психиатрической ассоциации России Юрий Савенко в беседе с корреспондентом «СП» назвал диагноз Косенко «притянутым за уши»:

— В течение 12 лет Михаил наблюдался с диагнозом, который, согласно Международной классификации болезней, называется шизотипическим расстройством. Это никакая не шизофрения. Эксперт из института имени Сербского возмутительно ввела суд в заблуждение. Из такого рода натяжек и обманов состояло всё заключение.

«СП»: Что именно Вы имеете в виду?

— Вопреки данным диспансерного наблюдения о несомненно вялотекущем течении, пишут о «непрерывном течении с эпизодическими обострениями». Столь же произвольно эксперты говорят о «прогрессирующем нарастании», «обеднённости и выхолощенности эмоциональных реакций», «нецеленаправленности и паралогичности мышления». Это опровергали активные, ярко эмоциональные и точно схватывающие суть дела реплики Косенко из клетки в зале суда.

«СП»: Вы считаете экспертное заключение политическим заказом?

— Эксперты пишут об аморфности мышления, нецеленаправленности, непродуктивности, паралогичности, и в то же время цитируют его слова, что «он пошёл на митинг, так как у него есть „политические убеждения“, хотел их „проявить и высказать“, чтобы „быть с народом“. Косенко заявил, что он „противник существующего режима“, при этом говорит, что „власть существует сама за себя“, „человек не защищен“, и „нет свободы“». Человек, который никогда в жизни не проявлял агрессии, который добровольно регулярно принимал лечение амбулаторно, согласно экспертам, «нуждается в принудительном лечении в стационаре общего типа», т.к. «представляет опасность для себя и окружающих лиц». Получается, что активной опасностью называют участие даже в санкционированном протестном митинге.

Председатель правозащитной организации «Агора» Павел Чиков называет Косенко «первым с начала 1980-х годов и очень ярким прецедентом использования тюремной психиатрии для изоляции гражданского активиста при условии сомнительной доказательственной базы, сомнительного диагноза и широкого внимания к процессу».

Юрист, специалист в сфере карательной психиатрии Амир Хайруллин в беседе с корреспондентом «СП» констатирует:

— Психиатрия в России всегда служила интересам власти и использовалась для устранения граждан, не разделявших официальной идеологии. Одним из первых людей, для дискредитации которых власть воспользовалась услугами психиатров, был Пётр Чаадаев, опубликовавший в 1836 г. в журнале «Телескоп» своё «Философическое письмо». Император Николай I наложил резолюцию: «Прочитав статью, нахожу, что содержание оной смесь дерзостной безсмыслицы, достойной умалишённого…». Вслед за этим шеф жандармов Бенкендорф написал московскому военному генерал-губернатору князю Голицыну о постигшем Чаадаева расстройстве ума. После этого журнал «Телескоп» был закрыт, а Чаадаеву назначено принудительное психиатрическое «лечение». Самым распространённым методом такового в то время было литьё ледяной воды на голову с целью охладить воспалённый рассудок. Наносить визиты Чаадаеву было запрещено до конца жизни…

«СП»: — Увы, в двадцатом веке карательная психиатрия получила ещё большее распространение…

— Первой жертвой использования психиатрии в политических целях в СССР стала революционерка, лидер партии левых эсеров Мария Спиридонова, заключённая в психбольницу в 1921 году. Одной из первых психбольниц, в которой содержались заключённые туда по политическим причинам, считается казанская. С 1940 по 1970 год в её палатах умерло 1802 пациента, из них более 470 были осуждены по ст. 58 УК РСФСР и ст. 54 УК УССР, то есть по политическим мотивам. Ещё больше — 3087 заключённых — скончались с конца 30-х по 70-е годы прошлого века в исправительно-трудовой колонии № 5, которая находилась в Свияжске и с 1956 г. стала филиалом Казанской психбольницы. Диссиденты хрущёвско-брежневско-андроповского гниения Александр Есенин-Вольпин, генерал Пётр Григоренко, Владимир Буковский, Валерия Новодворская, Александр Подрабинек, Жорес Медведев и другие… Теперь их ряды — где и Чацкий, и булгаковский Мастер — пополнились простым москвичом Михаилом Косенко. Боюсь, он не последний в этом мрачном и героическом списке.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Михаил Почуев

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Семен Багдасаров

Политический деятель

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня