Общество

Петербург боится своего Бирюлево

В Северной столице создали специальный комитет

  
31546

Миграционному беспределу в стране вообще и в своем регионе в частности было посвящено первое заседание экспертно-консультативного совета по национальной политике Ленинградской области. Он создан не так давно при областном комитете по местному самоуправлению, межнациональным и межконфессиональным отношениям.

Стартовое заседание практически совпало с московским «бирюлевским бунтом».

Происшествий подобного рода, в том числе, с трагическим исходом, в России за последние годы было немало. Не проходит, увы, и дня, чтобы в хронике ЧП разных российских городов, поселков и даже отдаленных деревень не фигурировали имена мигрантов, как правило, нелегальных. Согласно фактам этой хроники, они постоянно на кого-то нападают, избивают; насилуют женщин и совсем молоденьких девушек, даже детей; угоняют чужие авто или «просто» расстреливают их из-за собственного плохого настроения — как это произошло в конце сентября в самом центре Петербурга, а, спустя всего несколько часов, повторилось в питерском пригороде городе Колпино.

К слову, предполагаемых участников сентябрьской перестрелки в историческом центре Северной столицы на днях задержали. Среди трех десятков человек, подозреваемых в хулиганстве со стрельбой, одни южане, мстившие таким образом охране ночного клуба, отказавшейся впускать агрессивно настроенных мужчин в своё заведение.

Они ведут себя у нас, как сами считают нужным. Откровенно игнорируя российские традиции, не реагируя на просьбы и даже «решительные запреты» местной власти, которая неумело пытается «соединить несоединимое».

Скажем, к минувшему вторнику, когда мусульмане отмечали Курбан-байрам, в Петербурге было подготовлено четыре площадки для заклания животных в честь данного праздника. Администрация учла обычаи заезжих к нам с Кавказа и из Средней Азии трудяг. Площадки были предоставлены им чуть в стороне от центра, в малонаселенных кварталах, дабы не смущать православных. О чем загодя проинформировали горожан и гостей Питера все местные СМИ — как печатные, начиная с многочисленных бесплатных газет, так радио и телеканалы.

И что — прислушались «уважаемые гости» к просьбе местных властей? Как же! С утра вторника в районных отделах полиции не смолкали телефоны. Петербуржцы жаловались на то, что «баранов режут прямо на улицах, на глазах детей». А также на строительных площадках, по месту работы самих мигрантов; и близ общежитий, в которых для них оборудованы спальные места…

Сколько таких «самопальных» ритуальных площадок появилось в городе, слывущем «культурной столицей России», не знает никто. Дежурный Главного управления МВД по Петербургу и области на данный вопрос корреспондента «СП» ответить так и не смог. Немного помолчал, пытаясь, видимо, подсчитать, после чего выдал коротко и эмоционально: «До черт их знает, за ними ведь не уследишь, шустрые, как тараканы».

— Сколько на самом деле мигрантов в Петербурге, в Ленобласти, в других регионах России толком не знает, думаю, никто, — уверен Александр Терюков, заведующий отделом этнографии восточных славян и народов европейской России Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера), член экспертно-консультативного совета по делам национальностей Петербурга и Ленобласти. — Официальная статистика весьма приблизительная, я бы сказал, условная. Она очень разнится с неофициальными данными, которым тоже доверия мало. Так как в их основе лежат данные опросов и рейтинги, зачастую «дутые», не учитывающие ни этнической принадлежности мигрантов, ни откуда и куда они переезжают, с какой целью. А если точных данных нет, то, как работать, контролировать ситуацию?

Вот я сегодня утром ехал на службу. Путь пролегал через Петроградскую сторону, мимо мечети, по набережным. Так всё пространство там было забито выходцами из среднеазиатских республик и Кавказа. Десятки тысяч человек, не меньше. К слову, преимущественно совсем молодых людей. А по данным ГУВД всего пара-другая тысяч мусульман.

«СП»: — И что нам делать теперь с ними со всеми — работы на всех уже не хватает? Власть, похоже, сильно опоздала с решениями, упустив ситуацию.

— Что делать? Депортировать всех безработных и нелегалов точно не удастся. К тому же, немалая часть приезжих — это выходцы с российского Северного Кавказа, то есть, наши же сограждане, которые вольны перемещаться по всей территории страны. В Ленинградской области таковых очень много.

«СП»: - К слову, правонарушений с участием российских кавказцев больше или меньше, чем с участием мигрантов?

— Это опять же те данные, которыми могут и должны располагать представители МВД. И наверняка располагают. Но для всех остальных они закрыты. Озвучивают их лишь время от времени. В минувшее воскресенье, например, когда обсуждалась ситуация в столичном округе Бирюлево Западное, один из полицейских начальников обмолвился, что за год количество правонарушений в данном конкретном округе выросло в девять раз. Но кого там сколько — россиян, не россиян — неизвестно.

«СП»: — И в этой «утайке», недосказанности тоже может быть одна из причин того, что проблема оказалась сильно запущена.

— Об этом все сейчас говорят. Кто до 10-го октября текущего года думал, что в Бирюлево может подобное случиться?.. А чтобы думать, прогнозировать ситуацию, надо её анализировать, то есть, знать.

Должна быть система аналитического анализа: где сколько приезжих, откуда они, сколько совершают правонарушений и каких именно. Я не уверен, что в МВД, а также в УФМС такой анализ проводится. А то выступает представитель УФМС: приехало в страну 2,5 млн. человек, уехало 2 млн. человек. Что это за люди — может, обычные туристы? В УФМС приезжими считают ведь всех, кто пересек нашу границу, в том числе, и туристов.

«СП»: — На сколько лет, как думаете, опоздали мы с решением этой проблемы?

— Она проявилась уже в 1991 году, когда развалился СССР. Ничего не было сделано тогда, чтобы предотвратить её.

«СП»: — Говорят, без мигрантов жизнь в России уже невозможна. Мол, всё остановится, некому будет убирать дворы, строить дома, водить маршрутки.

— Чтобы об этом говорить предметно, опять-таки нужен анализ, основанный на достоверных данных. А так очевидно лишь одно. А именно, на Северном Кавказе всегда был избыток мужского населения. И они, вырастая, ездили в поисках заработка по всей стране. В теплое время года колымили в Сибири, на Дальнем Востоке. Это продолжается и сейчас, тем более, что на Кавказе показатель безработицы один из самых высоких сейчас в стране.

«СП»: — С 2015 года вводятся визы для трудовых мигрантов, в том числе, из бывших республик СССР. Они, как думаете, решат проблему? И почему, кстати, их вводят только в 2015, а не раньше, не сейчас?

─ Как они будут действовать, не знает никто. Сегодня формально существует разрешение на работу. Мигранты приезжают с ним в нашу страну. Ну, поменяют им эти разрешения на визу, будут ставить штамп в паспорте…

«СП»: — И ничего при этом не изменится, да?

─ Да.

«СП»: — А что можно и нужно бы, на ваш взгляд, сделать?

─ Нужно решать проблему прежде всего с работодателями. Интересный эксперимент предпринят в Кронштадте. Там дворников-мигрантов заменили на российских граждан. Так же и с водителями общественного городского транспорта. Ждем, что из этого выйдет.

«СП»: — Долго может быть придется ждать…

— Так ведь и нынешняя ситуация долго складывалась. А теперь если попытаться вывезти из России всех нелегалов, то, боюсь, это уже практически будет невозможно. Никто не знает, где они у нас живут. Часто регистрируются в одном месте, обитаю в другом. Нужно день за днем прочесывать населенные пункты, а в них — каждый подвал, чердак, подворотню. Каждый день и час! У нас же пока одни только «тотечные» проверки.

«СП»: — Если оставить мигрантов в России без работы, где гарантия, что они уедут, а не начнут, например, оставшись, мародерствовать?

— Нет такой гарантии. Скорей всего, именно так и случится. Но со временем все-таки к ним придет понимание, что их тут не ждут, и поток приезжающих резко сократится.

«СП»: — Вы говорили обо всем этом на прошедшем экспертно-консультативном совете? И что отвечают на это представители власти?

— Представители власти пока только слушают. Ведь совет только-только создан, состоялся, в сущности, первый обстоятельный разговор.

«СП»: — Почему, к слову, так долго шли к его созданию?

— Потому что сама федеральная программа, предполагающая их появление, заработала лишь недавно.

«СП»: — Не получится, что заседания превратятся в обычную «говорильню»?

— Это вопрос к власти. Мы же со своей стороны готовы помогать, чем можем — советами, аналитикой, исследованиями. Наша задача — попытаться получить более-менее реальную картину происходящего. В ГУВД, как я говорил выше, в основном только фиксируют, что где происходит. Анализировать, надеюсь, будем теперь вместе.

«СП»: — То есть, как я понимаю, такие экспертные советы станут чем-то вроде советского «министерства по национальностям»?

─ В СССР, как и в первые годы в Новой России, было федеральное министерство по делам национальностей. Но десять лет назад его закрыли — за ненадобностью. А наши советы (они со временем должны появиться в каждом регионе РФ) — это число общественные организации. Мы можем там высказаться и… Собственно, и всё.

Фото: EPA/ИТАР-ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня