Общество

«Европа нуждается в свежей украинской крови»

Как будут выстраиваться отношения между Москвой и Киевом пока не знает никто

  
9989

Условия жизни на Украине намного комфортнее, чем в России. Об этом в интервью журналу «Країна» («Страна»), заявил директор Института философии Академии наук Украины Мирослав Попович.

«Украина намного комфортнее для жизни и ближе ментально к Западу. Даже по сравнению с российским средним уровнем», говорит ученый. По его представлениям, «Украина сейчас примерно так же относится к России, как Чехословакия 1968 года — к Советскому Союзу. Россияне чувствуют: здесь есть немало того, чего сами они не имеют».

«Сейчас, — подчеркнул Попович, — исторический момент — заканчиваются 300 лет подчиненных отношений с Москвой. Начинается новая эпоха — как для Украины, так и для украино-российских отношений». И, по его словам, «в этом есть что-то величественное». Эту величественность, по словам Мирослава Поповича, усилит тот факт, что «сама Европа нуждается в свежей украинской крови».

Так ли уж прав академик Попович?

«Наверное, прав, если, говоря о комфорте, имел в виду то, что здесь немножечко теплее, чем в средней полосе России, — прокомментировал слова своего соотечественника директор Института политического анализа и международных исследований, ведущий научный сотрудник ИМЭМО НАН, известный украинский политолог Сергей Толстов. — Хотя Россия большая — там есть и Кубань, и Ставропольский край, и Ростовская область, где климат в целом близок нашему».

«СП»: — Вы думаете, речь идет о погодных отличиях?

— Вряд ли. Поскольку Мирослав Попович принципиально не разговаривает на русском языке, а если и разговаривает, то только с зарубежными журналистами, то, возможно, он имел в виду, что в России говорят по-русски, что для него уже малоприятный момент. Так же как и для части радикально настроенной украинской интеллигенции, не признающей фактического двуязычия в Украине.

«СП»: — Ментально мы тоже разошлись?

— Трудно сказать. Во-первых, мы за двадцать с лишним лет самостийности, может быть, не совсем понимаем состояние, так сказать, российского менталитета, тем более что в России за это время проходили определенные социальные и миграционные процессы. Взять, к примеру, село. На Украине есть стремление к обустройству собственного жилища, собственной усадьбы, и это стремление существенно отличается от российской глубинки, поскольку у нас традиционно больше внимания к бытовому комфорту, к техническому состоянию домов и дворов, к благоустройству. Но об этом писали еще литераторы ХIХ века, в том числе русские — у того же Куприна или Гоголя примеры можно найти.

«СП»: — А что касается ментальной близости к Европе?

— Думаю, здесь есть как элементы «за», так и элементы «против». Не говоря уже о том, что украинский менталитет, в общем-то, многослойный, но в целом он более конформистский — в каких-то моментах более склонный к компромиссу. По крайней мере — в политической сфере, хотя тоже это не всегда соблюдается, поскольку украинская оппозиция ведет себя редко в соответствии с этими тенденциями. А поведение «Свободы» вообще можно сравнить только с европейскими крайне правыми. Впрочем, правый экстремизм похож во всех частях света: будь то Европа, будь в Россия или арабские государства - в каждой из этих стран есть свой вариант «Свободы».

Другое дело, что на Украине «Свобода» стала парламентской партией, чего в Европе, в общем-то, не допускают. Вспомним, тот же Ле Пен во Франции получил 22% голосов на выборах, но, тем не менее, в органах власти Национальный фронт не представлен. Не говоря о том, что Национальный фронт во Франции все-таки цивилизованней, чем украинская «Свобода». Так что, в данном случае, тут можно говорить о каких-то сегментах менталитета, о каких-то сегментах общества.

Европейскую демократию у нас рассматривают сугубо в прикладном варианте: если это нравится — то принимается, если мешает, значит, замалчивается. Скажем, если речь идет о противодействии власти, то оппозиция исходит из европейских принципов и требует европейских правил. А если речь идет о непризнании фактического двуязычия или всяческом вытеснении русского языка, то это как нарушение европейских традиций, в том числе и европейского законодательства, не рассматривается

Заместитель директора Российского института стратегических исследований (РИСИ), руководитель Центра исследований проблем стран ближнего зарубежья Тамара Гузенкова видит в высказываниях украинского ученого попытку угодить руководству страны

— Тут можно однозначно говорить, что это идеология и философия сервильного характера. Политическое руководство Украины взяло курс на евроинтеграцию и в данный момент крайне нуждается в идеологической, психоэмоциональной поддержке и обосновании правильности своего курса. Это и было исполнено г-ом Поповичем. На самом деле проблема гораздо сложнее и не так очевидна.

«СП»: — Поясните…

— Если говорить о комфорте, то комфорт может быть разным: чисто физическим, психологическим, социальным и т. д. То, что касается природно-климатического комфорта — безусловно, Украина является гораздо более мягкой, плодородной страной, чем многие территории России. Что касается близости к западноевропейской цивилизации, то, вообще-то, попытки приблизить Украину к западной культуре, к западной цивилизации, к западному правовому полю предпринимаются уже довольно давно — это тенденция не сегодняшнего и даже не вчерашнего дня. Началась эта история больше 10 лет назад, когда еще при президенте Кучме в доктринальных документах был принят курс на европейскую интеграцию. Тогда стали предприниматься попытки по многим показателям продемонстрировать, что Украина цивилизационно гораздо ближе к Западу, чем к России.

«СП»: — Но подобное уже было в истории…

— Да, такие попытки предпринимались еще в конце ХIХ и, особенно, в начале ХХ века — есть по этому поводу множество всяких разработок, которые пытались развести русских и украинцев и показать, что украинцы произошли совсем от других этногенетических источников. Что между русскими и украинцами почти нет ничего общего. Что истинные славяне — это украинцы, а русские — это какие-то финно-угры, которые в московских лесах и болотах живут. Это, в общем, достаточно старая идеологическая история, которая сейчас просто-напросто актуализируется. Ее пытаются поднять на щит и еще больше подчеркнуть различие между Москвой и Киевом.

Кроме того, происходит попытка сепарировать Украину и Россию не только на уровне культуры и цивилизации (хотя само по себе это уже очень важно и принципиально), но и на этноконфессиональном и религиозном уровне. Это похоже на какой-то страшный парадокс. Сейчас на Украине (видимо, чтобы ни в коем случае не обидеть Запад, не сорвать эту евроинтеграцию) начали активно подчеркивать, что Украина — это не православная страна, а христианская. И именно в качестве христианской страны она вносит свой вклад в западную цивилизацию и в западную культуру. Что само по себе более чем удивительно, потому что таким образом пытаются ввести отчуждение, дистанцироваться от православной линии христианства и от православия, которое, кстати говоря, зародилось и появилось на этой территории в районе Киева. И мы знаем, что именно это место является колыбелью православия на Руси.

«СП»: — Учитывая, что Украина уже стоит одной ногой в Евросоюзе, есть ли у России какой-то план или программа того, как мы будем выстраивать отношения с ней в новом качестве?

— Строго очерченного плана, рассчитанного до деталей и до мелочей, разумеется, нет. Потому что была какая-то надежда, что если Украина и не станет членом Таможенного Союза, то, по крайней мере, будет находиться между двумя интеграционными объединениями и приспосабливаться к сложившимся условиям. Но украинское руководство сделало выбор — это их право, они действуют в этом случае как самостоятельное суверенное государство. Сейчас в российских интеллектуальных, политических и экспертных кругах, конечно, идет очень энергичное, непростое обсуждение и осмысление того, что будет после подписания соглашения Украины с ЕС в ноябре 2013 года. Проснёмся ли мы в каких-то совершенно других геополитических реалиях или это будет что-то более-менее нам понятное?

«СП»: — И каковы перспективы?

— Я бы в этом отношении обратила внимание на итоги встречи премьер-министров Украины и России — Николая Азарова и Дмитрия Медведева. В некоторой степени эта встреча приоткрывает завесу и объясняет, как, вероятнее всего (в самых общих, не детализированных чертах), будет развиваться дальнейший сценарий российско-украинских отношений. Прежде всего, кажется, что не будет жёсткого столкновения между Россией и Украиной. По крайней мере, обе стороны будут воздерживаться от различного рода войн: таможенных, экономических… Хотя противоречия, определенные проблемы абсолютно неизбежны. Потому что Европейский Союз и Евразийский Союз — это разные интеграционные объединения. Несмотря на то, что нынешний Таможенные союз и будущий Евразийский в значительной степени учитывают и адаптируют европейский интеграционный опыт, но это все-таки разные структуры и здесь нет полного совпадения. Поэтому определенные противоречия, взаимная защита национальных экономических интересов — как с российской, так и с украинской стороны, безусловно, будут. Но, важно, что ни одна из сторон не заинтересована в установлении визового режима. Хотя это совершенно не значит, что его в принципе никогда не будет. Вполне возможно, что Брюссель потребует от Киева ужесточения визового режима для России и Украины, поскольку после подписания соглашения в действие немедленно вступает зона свободной торговли. Киев вынужден будет выполнять все требования Брюсселя по изменению стандартов, регламентов, каких-то определенных требований, которые существуют в Евросоюзе. В этом смысле Киев не является самостоятельной стороной и, конечно, очень многое будет зависеть от того, что и как потребует Брюссель.

По-сути дела, интересы у нас вообще разнонаправленные. Россия сейчас заинтересована в оптимизации отношений внутри Таможенного Союза — чтобы дальше продвигаться в своем евразийском интеграционном проекте. А Украина заинтересована в том, чтобы и с Европой сближаться, и не потерять свои рынки и свой торгово-экономический баланс с Россией и со странами ТС.

«СП»: — А усидит ли на двух стульях?

— В полном смысле говорить о двух стульях уже не приходится. Украина сидела на двух стульях. Но она сделала выбор в сторону Европы, и теперь изо всех сил будет стараться «умиротворить» своего северного соседа, сохранив определенные преференции. Но это вряд ли удастся. Украину в ближайшее время ждут определенные ограничения, и от этого Киеву никуда не деться.

Фото ИТАР-ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Игорь Юшков

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности

Константин Небытов

Судебный пcихолог

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня