Общество

Фигуры умолчания

В главном петербургском университете инакомыслящих предложено увольнять

  
6197

В Петербургском государственном университете преподавателей обязывают подписывать документ, явно ограничивающий их в правах. В частности, в свободе слова и в праве на личное мнение. Об этом стало известно в начале текущей недели. После того, как выдержки из новых правил, оговоренных данным документом, выложил на своей страничке в Facebook профессор филологического факультета, доктор наук Александр Русаков. Тем самым Александр Юрьевич вызвал, можно сказать, огонь на себя. О чем, впрочем, ничуть не жалеет. Но сначала — о самом документе.

Называется он «Дополнительным соглашением к трудовому договору». И обязателен «для всех сотрудников без исключения, независимо от их возраста, преподавательского стажа, научных званий и должности».

Вот несколько положений из него. Пункт 4.2.13.: «Без поручения работодателя не выступать публично от имени СПбГУ и в качестве работника СПбГУ, в том числе, не давать комментариев, оценок, интервью, не предоставлять экспертных заключений».

Пункт 4.2.15.: «Сообщать Работодателю в письменном виде в течение 30 рабочих дней с момента издания о каждой публикации, автором (соавтором) которой является Работник».

Пункт 4.2.16.: «Решать спорные вопросы, связанные с профессиональной деятельностью, на основе всесторонних консультаций с Работодателем»…

А несогласным с новыми правилами преподавателям, по словам Александра Юрьевича, предлагают из СПбГУ уволиться. Что, однако, не остановило ни самого Русакова, ни его коллег, многие из которых отказываются пока верить, что всё это — не шутка, не розыгрыш. Может, говорят, кто-то подобным образом просто хочет проверить нас на лояльность к администрации?..

─​ Публикуя данное «Соглашение» в интернете, я действовал вполне осознано, — сказал корреспонденту «СП» профессор Русаков. — Хотел узнать о нём мнение как своих коллег из разных вузов страны, так и рядовых горожан.

«СП»: — И какова реакция?

─​ Подавляющее большинство, как и я, возмущены. Это же очевидное возвращение к каким-то диким временам. Впечатление, что из нас хотят сделать китайских болванчиков, послушно кивающих головой на каждый, извините, чих начальства. Многие петербуржцы, прочитав этот документ, стали звонить руководству нашего филологического факультета, открыто высказывая своё неприятие таких действий деканата. Возможно, в том числе и этот факт способствовал тому, что в четверг меня вызвали «на ковер» к декану филфака Людмиле Вербицкой. Присутствовал там и проректор университета Сергей Богданов.

«СП»: — Как они разговаривали с вами, Александр Юрьевич? Наверное, достаточно резко? Грозили увольнением?

─​ Тональность разговора была приемлемой, не могу пожаловаться. Но и декан, и проректор, это бросалось в глаза, очень были недовольны тем, что я, как говорится, вынес сор из избы. Уверяли, что тех сотрудников, у кого, как у меня, действующие трудовые договоры, не будут увольнять за отказ подписать это дополнительное соглашение. Но я санкций и не боюсь. Если что — сам уйду. Хотя отдал университету, родному филфаку, кафедре общего языкознания более 20 лет жизни. Работать в обстановке авторитаризма, если дойдет до этого, считаю для себя невозможным.

«СП»: — Данный документ касается только филологического факультета СПбГУ?

─​ Насколько я понял, всех вообще университетских факультетов. Идея принятия «Соглашения» исходит из ректората. Контролируя действия сотрудников как в стенах вуза, так и за его пределами, в их свободное время, администрация собирается «укреплять дисциплину». Мне не раз во время разговора дали понять, что «только наведение порядка жесткой рукой» способно «вывести наш университет на более высокий уровень». Я пытался объяснить проректору Богданову, к чему подобное «закручивание гаек» может в итоге привести, но, кажется, не был услышан.

Корреспондент «СП» попыталась получить комментарий, касающийся «Дополнительного соглашения» у декана Людмилы Вербицкой. Но та оказалась для комментария недоступна. Видимо, уже выполняет административное указание «не выступать публично, не давать оценок, интервью». Своим, так сказать, примером пытаясь воздействовать на коллег-подчиненных.

─​ О Людмиле Алексеевной Вербицкой я говорить ничего не буду, ладно? Не потому что боюсь, нет. Просто человек она очень пожилой, неловко как-то, — ответила на мой звонок на кафедру общего языкознания молодая преподавательница. Она назвала и свою фамилию, и должность, и курс, который ведет. На всякий случай называть их не буду. — Как специалист наш декан в представлениях не нуждается, известный на весь мир ученый. А что касается её администраторских решений, то лучше бы их не было. Стыдно очень за неё. Такое впечатление, что человек живет в каком-то другом, давно минувшем времени, и никак не хочет этого понять. На нашей кафедре трудится около трех десятков преподавателей. Практически все они, за исключением, может быть, двух-трех сотрудников, в шоке от текста «Соглашения». Отказываются подписывать. Некоторые говорят, что намерены уходить из университета.

Много сейчас у нас странностей. Живём как на вулкане: лишнего не скажи — тут же донесут начальству. Со студентами ничего не обсуждай. Лсобенно темы, близкие к политике — непременно объявят оппозиционером…

Официальные объяснения ситуации дал питерским журналистам пресс-секретарь СПбГУ Алексей Заварзин. Он не подтвердил наличия угроз «неподписантам» со стороны руководства вуза. А в том, что касается публичных выступлений и интервью, отметил, что «любой сотрудник может выступать публично как физическое лицо или как работник в рамках трудовых обязанностей». И за это, уверил пресс-секретарь, «никого увольнять не будут».

Не меньшее беспокойство вызывает у сотрудников университета и другая инициатива то ли ректората, то ли ещё кого: объединить два факультета в один — исторический и философский. Что позволит, как считают специалисты, уволить неугодных администрации преподавателей. А заодно сократить прием студентов на бюджетное отделение. Как сделали это в прошлом году на том же филфаке. На отделение русского языка и литературы, например, собираются принимать всего 25 человек — меньше, чем в Самаркандском университете. А набор в маленькие группы (классическая филология, теория языкознания) проводится, начиная с уходящего года, всего один раз в несколько лет.

─​ Это один из самых известных способов сокращения кадров не только в вузах, но и в институтах Российской академии наук, — считает известный лингвист С. Ц. — Для меня очень странно всё то, что творится сейчас в главном петербургском университете. Кто всё это там придумывает — сомнительные соглашения, неоправданные слияния факультетов? Неужели история поворачивается вспять? Похоже на то… Но я вас прошу, вы этого не пишите, ладно? Это я с вами просто делюсь.

«СП»: — Почему, С.Ц. Вы человек авторитетный среди коллег, ваше мнение важно для них!

─​ И мою фамилию называть не надо. Ни в коем случае! Я уже немолода, зачем мне лишние волнения? Да, работаю я в другом вузе, там ко мне хорошо относятся. Но… Сейчас неподходящее время для высказывания личного мнения. Так не только я считаю — многие интеллигентные люди Петербурга.

Более откровенен и прям был Борис Аверин, литературовед, доктор наук, профессор кафедры истории русской литературы филфака СПбГУ.

─​ То, что творится на нашем факультете, в целом в СПбГУ, вызывает у меня лично большое беспокойство, — сказал Борис Валентинович корреспонденту «СП». — Ощущение, что потихонечку прикрывают наш университет. Не нужны, похоже, современному российскому государству образованные культурные люди. Дело идет к катастрофе. Когда образованные, воспитанные и культурные, а значит, думающие начнут стремительно исчезать, потому что станут вредны для власти, исчезнет и страна.

«СП»: — Вы говорите это так обреченно, Борис Валентинович

─​ Нет-нет, я надеюсь, что до такого безобразия не дойдет. Есть ещё люди в СПбГУ — среди преподавателей, студентов — кто сопротивляется, борется. Тот же мой коллега Александр Русаков не побоялся ведь обнародовать документ у себя на страничке в интернете! Но бюрократическая машина очень сильна. И беспощадным катком накатывает на всех «инакомыслящих».

"СП": — Бюрократия-то откуда в университете?

─​ Сокращение ученых, преподавателей идет параллельно появлению в штате «нейтральных» должностей. Вроде дополнительных референтов, всевозможных помощников и секретарей. Всё чаще идет на поводу у ректора Николая Кропычева Ученый совет. Университетская вертикаль власти стремительно усиливается. Как, собственно, и в Кремле…

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня