Общество

Москва: о чем молчали кандидаты

Михаил Делягин о проблемах столицы, не вошедших в выборную повестку

  
3896

Провозглашенный «Справедливой Россией» референдум о платных парковках (напомним, с 5 декабря в пределах Бульварного кольца они подорожали с 50 до 80 руб. в час, а с Нового года становятся платными в пределах Садового кольца, причем живущие там москвичи пока не получили обещанных парковочных талонов) имеет такое же отношение к решению проблемы пробок, как и идея московских властей (умудрившихся в свое время перечислять платежи за парковки напрямую на Кипр). Это просто самозащита общества от бессмысленной агрессии властей, или, если угодно, популизм. Шансов у этого референдума не больше, чем у референдума КПРФ о пятилетнем замораживании платы за ЖКХ и переносе финансирования капитального ремонта с кошельков москвичей на городской бюджет. Но его ценность в том, что он еще раз напомнил нам о специфических проблемах нашего города.

В свое время столица России мгновенно забыла о скоропостижных выборах мэра. Не интересуясь их причиной, встрепенулась рекламной кампанией Навального (когда б мы еще увидели Обаму образца 2008 года?), незначительной частью «голоснула», сказала «фи» административным нарушениям (или выразила по-брежневски «глубокое удовлетворение» их «отсутствием») и канула в свои дела, как камень, булькнув, погружается в омут.

Мы отдельно, «членовозы» отдельно: пока не давите? — и на том спасибо.

Отчасти причина в схожести, граничащей с идентичностью, кандидатских программ. Проблемы мегаполиса очевидны, — а с ними очевидны и обещания: расширить-углубить-обеспечить, помочь незащищенным, покончить с пробками и не перепутать, какой глагол сочетается с каким существительным.

Была, конечно, и специфика: Митрохин трогательно заботился о бродячих животных, Левичев — о раздельном сборе мусора, Мельников — о промзонах и малом бизнесе. Дегтярев и вовсе производил тогда идеальное, на мой взгляд, для политика из ЛДПР впечатление: его почти не было ни видно, ни слышно.

Увы: это живо напоминало советскую «национальную специфику», аккуратно пестовавшуюся и торжественно демонстрировавшуюся по праздникам, строго в рамках единой «новой исторической общности людей — советского народа».

Похоже, специфика кандидатов играла ту же политическую роль: ощущение, что власть создала-таки «новую историческую общность людей» — политиков, в принципе одинаковых вне зависимости от партийной принадлежности, было так сильно, что многие либералы голосовали за Мельникова. Из протеста против даже не перегибов кампании Навального, а общей атмосферы предрешенности: мол, «за демократию? — Вам туда, и никуда больше, Ваш голос уже спрогнозирован».

Недаром поствыборное высказывание мэра Собянина о том, что он выполнил-де лозунг одного из кандидатов — «вернул Москву москвичам», — не вызвало эмоций: какая разница? Да хоть татаро-монголам: сложно не видеть, кому она принадлежит на самом деле.

Однако кандидаты в мэры не только дружно говорили примерно об одном и том же.

Значительно более важно, что они не менее дружно молчали о многих острых проблемах Москвы.

О чем-то, возможно, просто не подозревали: ведь, чтобы что-то знать, это «что-то» (в том числе и Москву) надо любить. А если просто «отбывать номер» — можно и не догадываться, что в столице, не так давно «боровшейся за звание образцового коммунистического города», есть не только чумные кладбища (про которые знают и к которым относятся, как положено), но и места испытаний и даже захоронений химического оружия. И эти места надо как минимум огородить и исследовать, хотя бы для того, чтобы «москвичи и гости столицы» не шли туда «подышать свежим воздухом», а бодрые застройщики, упаси боже, не отгрохали там жилые дома.

Какие-то проблемы, вероятно, казались кандидатам в мэры недостаточно масштабными для популярности. Так, дружно ратуя за нормализацию дорожного движения, они так же дружно забыли в программах о простейшей мере — нормализации работы светофоров. И о качестве дорожного полотна и разметки (как и в целом о качестве оказываемых москвичам услуг, кроме медицинских), хотя это сфера, в которой простой и дешевый контроль способен быстро улучшить жизнь в городе.

Все мы видим потенциально коррупционные виды бессмысленной деятельности (поливку мостовых и укладку асфальта в дождь, подстригание травы в лесопарках, замену хорошего асфальта плохой тротуарной плиткой), но многие из них вызваны не воровством, а обычной безалаберностью. И, значит, связанные с ними проблемы можно решить.

Показательно, что кандидаты в мэры проигнорировали в своих программах технический прогресс: выгоды, которые даст городу массовое (а не в отдельных изолированных пунктах, случайно услышанных кандидатом) применение новых технологий.

В принципе это понятно: в стране, по сути дела, рабовладельческий строй (ибо многие мигранты являются практически рабами), какой уж тут технологический прогресс?

Но против внешних проявлений этого строя, касающихся безопасности и гигиены, кандидаты в мэры выступали последовательно: социологи сказали «надо», политики ответили «есть»!

Что ж помешало выступить им и против другого его проявления — блокирования технического прогресса?

Возможно, сама идея прогресса выглядит нелепой и дискредитирующей на фоне кипучей работы по инновационной модернизации, развития «Роснано» и «наукограда Сколково».

Но и на этом фоне в Москве во многих местах применяются передовые, а то и прорывные технологии. Не только на Чукотке и в Дагестане, но и в одном из микрорайонов Строгино действует сверхмощный и почти бесплатный wi-fi на основе российских разработок (позволяющий, в отличие от иностранных, контролировать Интернет на аппаратном уровне). В России применяются блочные газотурбинные установки по выработке электроэнергии, позволяющие снижать цену энергии и тепла минимум на 10%. Есть потрясающие технологии и в медицине, и в ЖКХ. Их массовое, фронтальное применение позволит сэкономить огромные средства, в том числе и бюджету.

Наконец, эффект дает и простое применение забытых советских стандартов: одной из причин легендарной чистоты Белгорода, например, является соблюдение правила, по которому бордюр должен быть выше газона, который он отделяет от тротуара, не менее чем на 3 сантиметра. В результате дожди не смывают землю на асфальт и, помимо отсутствия грязи, не забивают ею ливневую канализацию.

А в одном из областных центров тогда еще милиционерам стали выплачивать премии за каждую обнаруженную выбоину в асфальте. Совсем маленькую — но зато за каждую, из штрафов, налагаемых на нерадивых дорожников. В результате, помимо улучшения качества дорог (включая дворы), получили резкое падение преступности: доблестные сотрудники МВД, буквально рыская по всему городу в поисках выбоин, невольно распугивали криминалитет.

Конечно, предлагать такое для официального лица, возможно, и опасно, но кандидаты в мэры могут не обращать на новые технологии внимания лишь по незнанию или же в силу неверия в реальность каких бы то ни было улучшений вообще.

Вне зависимости от веры в технический прогресс, на каждом политике объективно лежит обязанность улучшать материальные условия жизни сограждан.

И о социальных проблемах действительно говорили и писали все кандидаты: подробно и много.

Умалчивая лишь об одной — и главной: о гарантировании права на жизнь.

Формально это право даровано Конституцией. Но уже его экономическое выражение — гарантирование прожиточного минимума всем гражданам страны — вызывает у либеральной тусовки подлинную истерику о непосильных для бюджета расходах, неминуемой инфляции и стимулировании иждивенчества.

Уровень пропаганды не изменился с 1992 года: понятно, что причина инфляции не задыхающиеся от бедности люди, а тотальный произвол монополий. Понятно, что прожиточный минимум, даже не заниженный сегодняшний, а реальный, не породит иждивенчества по самой своей природе: это минимум, без которого нельзя прожить, можно лишь умирать, пусть и медленно.

И вопрос о нем — это вопрос о смысле власти: считает ли она главной ценностью доверившихся ей людей или же соблюдение тех или иных формальных параметров.

Кандидаты в мэры Москвы пугающе едины и в этом вопросе.

Конечно, кормить студентов в условиях, когда их едва не больше, чем выпускников школ, действительно не хватит никаких денег даже в богатой Москве.

Но что мешает принять правило, действующее, скажем, в Татарстане аж с середины 90-х и предусмотренное (хотя так и не введенное в силу) в Трудовом кодексе: работодатель не имеет права платить своему работнику ниже прожиточного минимума? И сделать этот прожиточный минимум реальным — с учетом московских цен.

Конечно, часть московских бюджетников может оказаться «за чертой», но на повышение их зарплат денег в бюджете должно хватить. А если не хватит (тротуарная плитка и прочие подобные явления сакральны, кто ж на них покусится), можно объявить гарантирование прожиточного минимума стратегической целью: в этом году гарантируем его половину, в следующем две трети, — а к концу мэрского срока, глядишь, и до трех четвертей доберемся…

Но об этой не возможности — обязанности власти кандидаты молчат так же дружно, как и о другой обязанности: обеспечении безопасности граждан. Кандидаты со вкусом «оттягиваются» на проблеме бесправных трудовых мигрантов, замалчивая не менее серьезную проблему: действия этнических преступных группировок (включая, насколько можно судить, молодежные банды), состоящих не из «нелегальных мигрантов», а из полноправных граждан России.

Почему-то в криминальной хронике в связи с этим постоянно поминаются выходцы с Северного Кавказа, хотя нельзя исключить, что это аберрация зрения, и на москвичей наводят страх и другие.

Но проблема очевидна, как очевидно и нежелание официальной политики (во всех ее проявлениях) связываться с ней.

А это значит, что она будет только усугубляться.

И, наряду с названными выше, станет основой реальной, а не официозной повестки дня следующего политического года, — и, не дай бог, не только его.

Автор — директор Института проблем глобализации, д.э.н., издатель журнала «Свободная мысль» (до 1991 — «Коммунист»)

Фото: Виталий Белоусов/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня