Общество

Священный долг в рассрочку

Студентов будут «забривать» в армию прямо из аудиторий и не один раз

  
5331

Проблема повышения обороноспособности РФ нашла отражение в недавнем послании президента Федеральному Собранию. Верховный главнокомандующий призвал модернизировать систему военной подготовки студентов в целях создания подготовленного мобилизационного резерва для Вооруженных Сил.

Для осуществления указаний придется внести поправки в закон «О порядке прохождения действительной срочной службы». «Есть предложение: не отказываясь от отсрочек для студентов, изменить саму систему военной подготовки в вузах, дать возможность всем студентам пройти в ходе учебы и последующего военного сбора воинскую подготовку и получить воинскую специальность», — заявил Владимир Путин. По замыслу гаранта, это «позволит нам подготовить необходимое число военных резервистов по наиболее востребованным военным специальностям, в первую очередь техническим.

Владимир Путин особо подчеркнул, что речь не идет об отказе от отсрочек для студентов. Последним лишь предлагается альтернативный вариант прохождения военной службы — без отрыва от получения гражданского образования.

Не исключено, что эта опция может показаться привлекательной для многих. В первую очередь для тех, кто предпочитает не затягивать особо с возвращением Родине «священного долга». И не хотел бы в первый же год после выпуска отправляться на призывной пункт. Таким образом, процессу изгнания военных кафедр из «храмов науки» положен конец.

Напомним, на восходящей волне армейской реформы под руководством Анатолия Сердюкова в недрах МО РФ созрело решение сократить до минимума число военных кафедр в гражданских вузах. Их ликвидировали всюду, кроме 35-ти вузов. А еще в 33-х военные кафедры преобразовали в учебно-военные центры. Предполагалось, что запланированный переход к контрактной армии автоматически уменьшит потребность в офицерах запаса.

Однако сердюковские новации не выдержали проверку временем. На призывных пунктах так и не появились длинные очереди желающих записаться в профессиональные солдаты.

Главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко более подробно рассказал корреспонденту «СП» о планируемом нововведении Минобороны.

— На самом деле, эту инициативу впервые озвучили ректоры ведущих вузов России. Плюс «службы в рассрочку» в том, что студенты могут получить высшее образование без отрыва от учебного процесса. При этом они параллельно проходят срочную службу. Министерство обороны рассмотрело эту инициативу и предложило следующий вариант. В срок службы засчитываются три месяца обучения на военной кафедре. Далее идут три периода службы по три месяца в течение учебы. Подчеркну, что это не военные сборы, а именно служба. При этом учитывается профиль получаемой специальности. Условно говоря, если в МФТУ им. Н. Э. Баумана студент учится проектировать бронетехнику, соответственно, он отправляется в танковую бригаду. Если человек занят разработкой систем ПВО, то он поступает в распоряжение бригады воздушно-космической обороны. Отслужив три месяца, студент отбывает в свой вуз. На смену ему пребывает очередная партия «призывников в рассрочку». Получается, что за счет ротации конкретная позиция и должность постоянно заняты. То есть три месяца служит один студент, потом ему на смену прибывает другой, затем третий и так далее. Таким образом, обеспечивается постоянная боеготовность части.

«СП»: — Но в таком случае нарушается непрерывность процесса обучения. Причем как в его гражданской составляющей, так и в военной

— Такая опасность существует. Поэтому все нужно хорошо продумать. Видимо, придется увеличить срок учебы в вузе, чтобы компенсировать месяцы, выпадающие на военную службу. Другой вариант — интенсифицировать учебный процесс. В любом случае мы получаем на выходе человека с военно-учетной специальностью, которого можно будет мобилизовать во время войны. Одновременно решается задача по укомплектованию воинских частей квалифицированными техническими специалистами.

«СП»: — Означает ли это восстановление в массовом порядке военных кафедр в гражданских вузах?

— По логике роль военных кафедр должна быть пересмотрена. Хотя обучение может происходить не только на базе кафедр, но и в другом формате. До сих пор основным назначением военных кафедр была подготовка офицеров. Часть из них сразу отправляется в запас. Другие по окончании вуза получают воинское звание лейтенант и идут на 25−30 лет в армию служить офицерами. Теперь функционал военных кафедр придется расширить. Поскольку нужно будет вести учет и всю необходимую работу со студентами, которые будут служить «в рассрочку».

Как будет называться новый орган — военная кафедра или как-то иначе, пока трудно сказать. Но, очевидно, что уже ясно, что количество таких специализированных структур должно быть увеличено.

«СП»: — Планируется ли как-то задействовать в этом процессе военно-учебные центры?

— Они предназначены для подготовки офицеров запаса. В то время как подготовка «студентов-призывников» будет в течение трех месяцев осуществляться на военных кафедрах. Дальше они будут направляться в конкретные воинские части, которые закреплены за конкретными вузами. Собственно, там призывники и будут проходить службу.

«СП»: — «Служба в рассрочку» — это ведь не единственный способ отдать долг Родине?

— Студенты смогут выбрать один из трех вариантов. Первый это «служба в рассрочку». Второй — год срочной службы по окончании вуза (есть еще подвариант отслужить, взяв академический отпуск). Третья возможность — это пойти служить контрактником на два года после получения диплома. В последнем случае ты служишь на год больше, но зато получаешь совсем другие деньги, плюс более высокий правовой статус.

«СП»: — Как можно в целом охарактеризовать ситуацию с мобилизационным потенциалом Вооруженных сил РФ?

— Понятно, что может возникнуть ситуация, когда нам придется резко увеличить численность ВС. Допустим в условиях предвоенного периода или в случае начала войны. Для этого нам нужно иметь достаточный мобилизационный резерв. Он состоит из людей, которые прошли срочную, либо контрактную службу, но в данный момент находятся на «гражданке». Срочная служба (в тех или иных вариантах ее прохождения) это необходимый элемент подготовки мобилизационного резерва страны на случай войны. А такое развитие событий, увы, более чем реально.

По мнению президента Академии геополитических проблем, генерал-полковника Леонида Ивашова, очень трудно предсказать эффект от нововведения до тех пор, пока не отработан механизм его реализации.

— Уже сейчас понятно, что под новый «урывочный» формат прохождения службы придется менять вузовские образовательные программы. В общем, идея сама по себе неплохая, но она может быть загублена на стадии реализации.

«СП»: — Какие конкретно опасности вы видите?

— В первую очередь то, что студент, с одной стороны, недоучится, а, с другой, недослужит. То есть и гражданским специалистом не станет, и военную специальность не приобретет. В этом плане мне больше нравится идея создания «научных рот». Ребята поступают на службу, соблюдают воинский распорядок, занимаются военной подготовкой. Но при этом они работают по своей специальности. Потом в качестве гражданских служащих они могут продолжать те исследования, проведением которых они занимались в ходе службы.

И совсем другое дело отрывать студентов от процесса обучения на три месяца. Ведь за это время остальные сокурсники «уйдут вперед». То же самое касается военной службы. Допустим, первые три месяца уйдут на начальную военную подготовку. А чем они будут заниматься во втором триместре? Если призывники будут получать военную специальность, то это лучше делать в военно-учебном заведении. Если не предусмотреть такие моменты, то будет только хуже и от идеи придется отказаться.

«СП»: — Каковы результаты военной реформы с точки зрения формирования мобилизационного потенциала?

— Проблема не только с мобилизационным резервом. Точнее, она имеет производный характер. Нам в целом не хватает призывного контингента. Следует признать, что мобилизационный резерв сегодня находится в крайне запущенном состоянии. Ведь недостаточно призвать солдата на службу. Нужно периодически вызывать на сборы тех, кто находится в запасе. Тогда человек будет знать, где и в каком состоянии находится его техника, где располагается воинская часть и что он должен там делать. Сегодня этого, к сожалению, нет.

«СП»: — Новая опция, предлагаемая Минобороны, поможет решить эти вопросы?

— Скорее, это полумера. К проблеме мобилизационной готовности нужно подходить системно. А не так, что мы предлагаем студентам послужить «в рассрочку», а техники и резервных частей нет. Нужно восстанавливать прежнюю советскую систему призыва, хотя и с учетом современных условий. Я имею в виду периодические сборы. Нужно также вернуть в школу начальную военную подготовку.

«СП»: — Почему сегодня не востребован советский опыт в части организации военных сборов для резервистов?

— Начиная с Горбачева, наша армия находится в постоянном реформировании. Причем, этот процесс подчас имеет разнонаправленный характер. Каждый последующий министр отменяет (хотя бы отчасти) установления своего предшественника. Все упирается в то, что у нас нет внятной и четко сформулированной государственной политики в отношении Вооруженных сил. Важно, чтобы каждый руководитель Минобороны действовал в рамках единой «сквозной» программы. Причем, она не должна разрабатываться келейно и приниматься узким кругом лиц. Так, чтобы никто не мог повлиять на ее основные положения. В свое время Сердюков понаделал «отсебятины». Те генералы, которые не откозырнули, были уволены. Сегодня государство тратит на исправление ошибок огромные деньги, не говоря уже об упущенном времени и разрушительных процессах, которые подрывают обороноспособность России. И виновных якобы нет.

«СП»: — Инициатива Шойгу предполагает частичную ревизию «сердюковского наследия»?

— Владимир Путин подчеркнул, что возможность отслужить в вузе должны иметь все студенты. А, значит, должны возрождаться военные кафедры, сборы и военная подготовка. На кафедре изучается теория. Но те, кто получает офицерское звание, должны и в войсках послужить. Следует взять основополагающие принципы советской системы, но наполнить их новым содержанием. Сборы — это не только пальба по мишеням на полигоне, строевая и физическая подготовка. В условиях технического перевооружения армии, нужно готовить солдат нового типа. В этот процесс нужно вовлекать и студентов гуманитарных вузов. Например, сегодня в повестке дня стоит вопрос о ведении информационно-психологической войны. В этих целях могут привлекаться ребята-гуманитарии (в частности, психологи). Не говоря уже о том, что программисты могут привлекаться для предотвращения кибер-угроз.

Военный эксперт, главный редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский высказал мнение, что военные сборы студентов, которые положительно отреагируют на предложение Минобороны, могут проходить на базе межвидовых учебных центров в военных округах.

«СП»: — Чем это будет отличаться от классических сборов? Многие комментаторы считают, что качество подготовки резервистов всегда оставляло желать лучшего

— Такая опасность, конечно, сохраняется. Призывники, которые не связывают свое будущее с армией, как правило, относятся к срочной службе «спустя рукава». Мотивация службы по призыву подразумевает, что ты отдаешь долг. А долги люди всегда отдают неохотно. Многое зависит от организации всей срочной службы. В последние годы наше руководство прикладывает значительные усилия в направлении ее гуманизации. Так, выполнение хозяйственных работ в частях передается сторонним организациям. Улучшаются питание и бытовые условия.

«СП»: — У этого процесса есть и оборотная сторона. Тот же аутсорсинг зачастую связан с коррупцией в среде армейской бюрократии…

— Такие практики в последние годы действительно приобрели пугающий размах. Однако, эти издержки не могут перечеркнуть важность того стратегического пути, по которому мы продвигаются наши Вооруженные силы. Считаю, что оно выбрано верно. Возвращаясь к заявленной теме, предложенное решение не обязательно приведет к необходимости возвращать военные кафедры в каждый вуз. Прохождение службы можно организовать на базе центров подготовки в гарнизонах. Приведу такой пример из сферы общего образования. Формирование трудовых навыков у школьников осуществляется на базе учебно-производственных комбинатов, на которых стажируются ребята из разных школ. Здесь они могут приобрести какую-то профессию. Этот опыт можно экстраполировать и в отношении военнослужащих по призыву.

«СП»: — Чем отличается учебный центр от кафедры?

— Учебный центр позволяет применять современные технические средства в процессе обучения. К тому же здесь работают высокопрофессиональные преподаватели по разным воинским специальностям. Там можно иметь необходимые комплекты вооружений и военной техники. А не просто изучать автомат Калашникова, как на кафедре. В конечном итоге это приводит к повышению качества военной подготовки. Мы знаем, что во многих вузах с военными кафедрами оно оставляло желать лучшего. Не говоря уже о том, что изучаемая техника представляла вчерашний день. Даже в советские времена было невозможно обеспечить каждый кафедры современной техникой и квалифицированными преподавателями.

«СП»: — Идея подготовки профессиональных резервистов, у которых после попадания в условный запас есть действующий контракт с Минобороны, так и не выгорела?

— Она реализуется, хотя и не такими быстрыми темпами, как хотелось бы. По последним данным Минобороны удалось привлечь около 9 тысяч человек. Это, конечно, мизер. По контракту Минобороны выплачивает профессиональным резервистам определенную сумму. Взамен получает право периодически вызывать их в части на сборы.

«СП»: — Судя по всему, размер компенсации не удовлетворяет потенциальных новобранцев, у которых появляются проблемы с работодателями на «гражданке»?

—  Действительно, бизнесу не выгодно, когда человек периодически отправляется на сборы и возникающую кадровую дыру приходится как-то затыкать. Хотя законодатель мог бы мотивировать работодателя с помощью целой системы мер. Например, запретить увольнять таких работников, в условно говоря, мужское «декретное время» (на период военных сборов).

«СП»: — Это скорее будет негативная мотивация, которая ударит по конкурентоспособности резервистов-контрактников на рынке труда…

—  Можно также предусмотреть компенсацию работодателю в виде разного рода преференций и льгот (например, налоговых). Так же как в отношении инвалидов. Но пока этого нет. Видимо, в силу финансовых соображений и ограниченных возможностей нашей казны. В США такая система работает (в виде Национальной гвардии), но Пентагон, как мы понимаем, имеет совсем другое финансовое обеспечение.

Фото Сергей Венявский/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Судаков

Политолог-американист, профессор Академии военных наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня