Общество

Кокни лед

О первой церемонии вручения Национальной премии «Гражданская инициатива»

  
1274

Бывший депутат Бунимович сказал, что это — асфальт, и припомнил, что в детстве наблюдал, как такой вот асфальт три года подряд продырявливали грибы-шампиньоны, пока муниципальные службы не перестали трамбовать в том месте живую землю. А бывший КВНщик Гусман сказал: это хуже, чем асфальт, это — лед. Гусману было виднее: он режиссировал весь проект. И потом, когда по счастью знакомая нам лауреатка запихивала тяжелую коробку с призом в рюкзак, мы одергивали: «Смотри, лед не кокни».

Золотой росток, пробивающий глыбу, — аллегорическая призовая статуэтка, врученная 14 декабря гражданским организациям, фондам, волонтерским объединениям, выбранным победителями в двенадцати номинациях. Лауреаты говорили, что получили к тому же по 200 тысяч рублей и обещание поддержать их проекты.

На впервые проведенной, едва не трехчасовой торжественной церемонии награждения случайных людей не было — судя по тому, что мало кто был друг с другом знаком. Гражданское общество даже в медийных своих слоях все-таки не стало тусовкой — и в сверкающих залах театра Калягина «Et Cetera» все были заняты делом: волокло камеры телевидение, шныряла пресса, непрерывно наговаривались интервью, а звезды, выходившие на сцену, оказывались большей частью экспертами, работающими в Комитете гражданских инициатив.

В течение полугода, с июля, номинанты регистрировались на сайте Комитета (оставить заявку можно на странице http://premiagi.ru/). По срокам номинантов не ограничивали — так, одна лауреатка призналась, что узнала о конкурсе за две недели до подведения итогов. Из полутысячи заявок выбирали сорок экспертов, а также 750 000 пользователей Сети в процессе онлайн-голосования. В октябре и ноябре состоялись вручения премий за инициативы в отдельных городах России — Воронеже, Ставрополе, Казани и Челябинске, и наконец в декабре были подведены итоги в масштабе России.

Номинации раз от разу не менялись и расчерчивали проблемные зоны России — карту лакун. Судя по выступлению председателя Комитета гражданских инициатив, когда-то министра финансов, а впоследствии оппозиционера Алексея Кудрина, главные надежды он возлагает на номинацию, в которой сам объявлял призера: «Ростки новой власти». Среди активистов он особо выделил тех, кто хотел бы со временем прийти в местное самоуправление и этим самым власть «преобразить»: начать, наконец, поддерживать гражданские благотворительные проекты, которые местные чиновники-управители пока в лучшем случае игнорируют. Ведь и на церемонии, где была представлена едва десятая часть от всех выдвинутых проектов — не говоря о тех, кто пока не принял участие в конкурсе, — два лауреата вышли на сцену со словами: нет, мы не руководители, мы сегодня за них, потому что наши руководители в этот самый момент вытаскивают организацию из бюрократических ловушек.

«Мы здесь власть» — наиболее жестоко осмеянный лозунг оппозиционных митингов, ни один из которых пока не помог добиться ни пересмотра выборов, ни освобождения так называемых узников 6 мая. Майданное единение либералов и почвенников раскалывается, едва речь заходит о революции и космосе: что первостепенней для общества — идти на Кремль или в детдома? рваться к звездам или вкручивать лампочки в подъездах? Теория малых дел, мирного преображения благодаря новой премии получила дополнительные голоса. Вживую прозвучавшие на церемонии голоса тех, кто добился реальной власти — минуя политику.

Разделение полномочий в государстве, по крайней мере, называющем себя демократическим, заходит, оказалось, далеко. Иные граждане готовы поделить с властями сферы ответственности — навесить на себя долгов. На церемонии дважды звучало имя Дон Кихота — о нем пел песенку режиссер Марк Розовский, вспоминал, как исполнял эту «прекрасную роль», народный артист Владимир Зельдин. А все-таки классический образ чудака-подвижника лицом премии не стал — от нынешней благотворительности безумием не веет. «У нас сдвинуто понятие нормы, — сказал по этому поводу Евгений Бунимович. —  Это нормально, если пропал ребенок, искать его — ненормально его не искать». Ни спокойная, своей речью и жизнью отрицающая власть недуга над судьбой человека журналист Ирина Ясина, ни экзальтированно звонкая — «нет, я не угомонюсь» — в своей привязанности к больным детям актриса Ксения Алферова не смотрелись ветряными рыцарями. Скорее — хозяйками положения.

В гражданской России стремительно идет процесс децентрализации — и пока государство переформатирует крупнейшие организации вроде РИА-Новости или Книжной палаты, люди на местах объединяются в мелкие добровольческие отряды с остроумными названиями и логотипами типа «Будка-Омск», «Зебры ЗА!» или «Муниципальная пила». Не система — социальная сеть, где каждый может создать собственный профиль и линии передач. Так, сотрудница победившей в номинации «Духовное наследие» ассоциации «Живая классика» Марина Смирнова рассказала, что когда к ним обратились спонсоры с вопросом, с какими специалистами по логистике они сотрудничают, она ответила, что вся логистика — это пост для френдов: эй, кто поможет на личном авто довезти книжки? И призналась, что давно ищет единомышленников для создания децентрализованной системы помощи — по сути, той же социальной сети, где люди без посредничества волонтеров и фондов, собирающих пожертвования, могли бы обращаться друг к другу за срочно необходимыми в беде вещами и продуктами.

Не хватает пока и социальной сети волонтеров — портала, собирающего информацию о всех действующих в России добровольческих проектах. Страницу премии «Гражданская инициатива» можно считать эскизом такого портала, который поможет посетителю сайта самостоятельно выбрать, к каким проектам ему хочется присоединиться. Скажем, вброшенную по ходу речи о ксенофобии идею Юлия Гусмана: «Почему ни на одном канале в Москве нету часа убийственного туркменского языка??» — я бы не решилась поддержать. А вот помогающие родившим женщинам «Мамы Казани», доставляющая еду бездомным «Пища Жизни» или работающий с безнадежно больными детьми «Дом ангелов» вызвали сочувствие. Победитель же в номинации «Ростки новой власти», руководитель проекта «Красивый Петербург» заявил, что его очень вдохновили «патриотические движения» — вероятно, он имел в виду коллег из номинации «Память», занимающихся поиском останков павших на мировой войне, или военно-спортивный лагерь для подростков «Ветер перемен» из номинации «Чужого горя не бывает».

Вдохновляли на церемонии не только речами — были подготовлены динамичные, ловко смонтированные ролики: с розовыми пупсами под реплики об одиноких детях и угрожающим покручиванием брелока под реплики о преступности, с благородной сиплотцой популярного диктора. Как сказал вручавший одну из премий Александр Архангельский, в центре картины мира должен стоять человек, а не «амбиции, количество перьев». «Перья» с «человеком» во время медийных шоу и вправду конкурируют — вспомним хотя бы, как комично смотрелись рядом шоумен Малахов и безвестная пожилая вязальщица, по случаю телемарафона в пользу жертв дальневосточного наводнения приглашенная в студию Первого канала: она принесла самодельные платки для одной из пострадавших семей, а он учил ее кнопочки на телефоне нажимать. На церемонии «Гражданской инициативы» с «перьями» удалось не перебрать. Шуточки Леонида Ярмольника, ладившего гостям микрофон («я только сейчас понял, зачем меня пригласили»), уравновешивали сентиментальность соведущей Марины Александровой («честно говоря, сдерживаю слезы»), а приветствуя танцоров-колясочников, исполнивших дуэты в стиле латино, зал встал точно так, как под песенку почтенного Зельдина. Актриса и волонтер Ксения Алферова против «перьев» и не возражала. «Такая статусность, — сказала, — это важно», и здорово, мол, что церемония выглядит «дорого, в хорошем смысле этого слова». Представитель победившего в номинации «Наш общий дом — Россия» объединения «От сердца к сердцу, из рук в руки» уточнил ее мысль, назвав премию «индикатором оценки деятельности гражданских инициатив». Ничего не скажешь, индикатор светился ярко.

Амбиции иного рода меня поразили. В номинации «Духовное наследие» эксперт Архангельский выбрал двух победителей. Ассоциацию «Живая классика» наградили за международный конкурс юных чтецов, в котором, рассказали, в наступающем году примут участие 25 стран, не говоря о десятках регионов России. И наравне с этим проектом премировали архивные разыскания немногочисленных волонтеров, стремящихся зафиксировать историю города Саянска Иркутской области. Руководитель проекта «Как молоды мы были… Истории людей в истории города» представила Саянск как «маленький город, население которого уменьшается постепенно», — и одновременно как место действия группы добровольцев, намеренных сделать его «городом-моделью, создать систему управления качеством жизни, чтобы другие с нас брали пример». Вот тебе и децентрализация, перенесение столиц! На сайте премии можно увидеть карту с разметкой всех представленных инициатив — но и на основании буклета с финалистами можно определить, что центр волонтерской России то и дело перемещается.

Мне особенно импонирует точка, отмеченная на карте премии проектом «Велосфера Кавказ», — Ставропольский край, станица Незлобная.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня