Общество

Презумпция коррупционной невиновности

Россия не желает перенимать зарубежный опыт эффективной борьбы с казнокрадством

  
8750

Депутаты Госдумы продолжают вносить инициативы по искоренению коррупции в России. Парламентарий из «Единой России», председатель комитета по экономической политике и предпринимательству Евгений Федоров намерен добиться принятия закона, запрещающего госслужащим иметь заграничную недвижимость. Ранее Госдума запретила чиновникам владеть в других странах счетами и ценными бумагами. Многие эксперты отмечают, что все эти меры будут малоэффективны, пока у нас не ратифицируют 20-ю статью Конвенции ООН, заставляющую госслужащих отчитываться об источнике доходов.

Закон об иностранной недвижимости чиновников лежит в Думе уже два года. Вернуться к его рассмотрению подтолкнул случай с красноярским губернатором Львом Кузнецовым, ограбленным в собственном доме на Лазурном берегу Франции. Сам глава края получил легкое ранение, а его супруга, по данным газеты Nicematin, лишилась украшений на общую сумму в 200 тысяч евро. Естественно, у многих возник вопрос, откуда у слуги народа взялись дом за границей и бриллианты на внушительную сумму.

Ответ на этот вопрос мог быть получен, если бы в стране действовала 20-я статья Конвенции ООН. «При условии соблюдения своей конституции и основополагающих принципов своей правовой системы каждое Государство-участник рассматривает возможность принятия таких законодательных и других мер, какие могут потребоваться, с тем чтобы признать в качестве уголовно наказуемого деяния, когда оно совершается умышленно, незаконное обогащение, т.е. значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать», — сказано в ней.

Сегодня чиновники обязаны сдавать декларацию об имуществе своем и близких родственников. Но нет законных механизмов спросить, откуда, скажем, у чиновника с официальной зарплатой в 160 тысяч рублей в месяц счетов в банках, автомобилей, домов и земельных участков на миллиарды. Мол, радуйтесь, избиратели, успеху ваших слуг и не завидуйте.

Россия одной из первых стран ратифицировала Конвенцию ООН о коррупции, но сделала оговорку для 20-й статьи. Как сказал недавно во время общения с журналистами премьер Дмитрий Медведев, по-другому мы поступить просто не могли. «Статья 20 — это статья, по которой публичные должностные лица могут привлекаться к уголовной ответственности за коррупционные действия. Вопрос только в одном: почему мы сделали оговорку? …У нас вообще-то отвечают за вину, у нас есть презумпция невиновности. У нас нет объективного вменения, как это, кстати, иногда практиковалось в Средние века или в некоторых странах существует. А статья 20 исходит из предположения, что лицо предполагается виновным в совершении коррупционного правонарушения и должно само оправдываться, доказывать, что оно не коррупционер», — считает Медведев.

С презумпцией невиновности не поспоришь. Но из слов премьера невольно можно сделать вывод, что большинство развитых стран, где уровень коррупции намного ниже, чем в России, живут по средневековым нормам. Правда, Медведев сделал оговорку, что на ратификацию всё-таки можно было бы пойти, если бы не изъяны нашей правоохранительной системы. Получается, что настоящая средневековая система сложилась именно у нас. Мы хотим искоренить коррупцию, но ходим вокруг да около главного.

Но, как рассказал «СП» инициатор продвижения закона о заграничной недвижимости депутат Евгений Федоров, нам лучше не ориентироваться на мировой опыт. Тем более что сейчас главная задача — это отстоять свой суверенитет, битва за который идет и внутри парламента.

— То, что закон о заграничной недвижимости чиновников не могут принять, обусловлено политической борьбой. Идет борьба между сторонниками суверенитета и сторонниками внешнего управления страной, предусмотренного Конституцией. По сути, мы видим один из моментов национально-освободительной борьбы. Это противостояние проходит через все государственные органы, через все парламентские фракции. Не случайно очень важные законы о счетах и ценных бумагах чиновников за рубежом были приняты в прошлом году под сильным давлением президента. Он выступал на эту тему три раза и даже был вынужден внести свой законопроект, когда увидел, что эта инициатива в Госдуме откровенно саботируется. Так что это полномасштабная политическая борьба, хоть во многом и подковерная.

«СП»: — Почему мы слышим о разных инициативах борьбы с коррупцией, но никак не можем ратифицировать 20-ю статью Конвенции ООН?

— Формально в законодательстве уже есть эти положения. Чиновник обязан отчитываться обо всех своих расходах. Но я не сторонник принятия в России иностранных нормативных правил, потому что они имеют, как правило, подводные камни антироссийского характера. Вы не забывайте, что иностранные государства стремятся в России продавливать вопросы антироссийского характера. Посмотрите, что происходит в сфере коррупции. Только захочет наше правосудие привлечь к ответственности, как тут же ему предоставляют политическое убежище и всячески прикрывают из-за рубежа. Пример — Сергей Полонский. Только мы потребовали его выдачи, как США предоставили ему политическое убежище.

Поэтому антироссийские решения носят антироссийский характер, поскольку у них свои задачи и направления деятельности.

«СП»: — Мы добровольно приняли на себя многие международные обязательства. Чем плоха 20-я статья?

— Во-первых, не добровольно. Когда танки стреляют в парламент, то это не добровольно. Приняли под угрозой применения силы. И Конституция предусматривает внешнее управление страной. В Основном законе есть статьи, которые говорят о приоритете международного права над нашим законодательством.

Поэтому независимо от того, ратифицирована ли 20-я статья, она всё равно исполняется. В соответствии с Конституцией Российской Федерации, ее 15-й статьей. Там сказано, что Россия исполняет международные соглашения независимо от того, хочет ли к ним Россия присоединиться или нет.

Международный адвокат Валерий Ванин обращает внимание на то, что без учета международного опыта справиться с коррупцией будет всё-таки сложно:

— На мой взгляд, закон о недвижимости — это полумера. Самый короткий путь к победе над коррупцией — это исполнение и ратификация 20-й статьи, которая ясно говорит, что чиновники не должны жить не по средствам.

«СП»: — Может, нам не надо жить по иностранным законам?

— Закон о недвижимости не будет эффективней, ведь недвижимость только часть проявлений коррупции. Конвенция никак не влияет на наш суверенитет, она просто запрещает чиновникам жить не по средствам.

В принципе, мы можем принять свой закон, запрещающий чиновникам тратить не по доходам. Тогда можем и не ратифицировать Конвенцию.

«СП»: — Как тогда быть с презумпцией невиновности?

— К примеру, в Швейцарии есть презумпция виновности. То есть, человек должен доказать источники получения дохода. Считаю, что это правильно.

«СП»: — Есть ли зависимость между уровнем коррупции и законодательством страны?

— В той же Швейцарии человек должен доказать законность своих доходов. И там коррупция не злоба дня. Я думаю, что нам не стоит ориентироваться на опыт Африки потому, что там коррупция тоже высокая.

«СП»: — В Китае за коррупционные преступления расстреливают, но всё равно не перестают воровать.

— В Китае расстреливают по решению суда, после проведенного расследования, за доказанные конкретные преступления. Но у нас никто ничего не расследует, не доказывает. Просто это никому не надо. Декларации о доходах проверяются формально. И всё превращается в обман избирателей, если чиновник может задекларировать миллион рублей, а истратить 10 миллионов.

— Естественно, нам надо ратифицировать 20-ю статью, — говорит председатель Общественной комиссии по борьбе с коррупцией Владимир Мамаев. — Правда, проблема в том, что у нас много законных возможностей уйти из-под этой статьи. Пятый созыв Госдумы утвердил 1270 законов, из них 900 имеют коррупционную составляющую. Мы можем подписать 20-ю статью, но чиновники по российскому праву смогут уходить от ответственности. Поэтому мы не победим коррупцию, если не приведем наше право в соответствие с международным.

«СП»: — Не окажемся тогда мы под иностранным управлением?

— В 1948 году мы приняли Всемирную декларацию прав человека. Переживать по поводу 20-й статьи Конвенции не надо, так как она плавно вытекает из Декларации.

И давить на нас никто не будет просто потому, что давить уже поздно. Рычаги давления есть и без ратификации, а имущество наших компаний давно под зарубежным контролем.

«СП»: — Может, права человека у нас будут соблюдаться тогда, когда мы будем жить только по своим законам?

— Принятие международного права позволяет нам апеллировать к руководителям других государств. После ратификации 20-й статьи мы сможем спросить у них, на каком основании они держат у себя жуликов, которые незаконным путем добыли деньги в России, а за границей покупают гостиницы.

Международный контроль важен. К примеру, наша организация заключила договор с похожей организацией в Армении. Мы сообща выяснили, что крупные армянские чиновники построили торговые центры в России, Болгарии и Испании. И мы выслали документы руководителям этих стран, чтобы они поняли, что приютили воров. И мы демократическим путем можем спросить, почему они в Европе здравствуют, когда на родине подпадают под уголовный кодекс.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня