Общество

Беда и мечта Владимира Путина

Много ли надо человеку для нормальной жизни?

  
18564

В советские времена Владимир Путин мечтал. Мечтал о многом. Хотел переехать в нормальную, светлую квартиру — без соседей, с большими комнатами, высокими потолками и горячей водой. Но социализм, с его бесплатными квартирами, закончился. Владимир Путин перешел в новую реальность под названием «дикий капитализм». Это не испугало его, он привык жить в стесненных условиях и уважал людей из народа.

Это не президент, это другой Владимир Путин. Таких людей сейчас в регионах много. За победными реляциями о защите пенсионеров, инвалидов, военных, малоимущих и прочих категорий граждан, которые надеются на государство, обещающее им всё и в установленные сроки, не видно простых людей — ожидающих, но ничего не получающих.

Владимир Путин, инвалид II группы, живет в Перми. Много лет назад его родителям, а затем ему пообещали квартиру, но не дали. Он ждет, и из года в год с наступлением зимы топит печь в своем бараке. Пенсии не хватает даже на еду. Владимир Путин подрабатывает, получая за это четыре тысячи рублей. Когда его спрашивают: «Как вас зовут?», он отвечает: «Владимир Путин». Спрашивающим это не нравится, они считают, что этот человек дурно шутит. Но это правда.

Отец, Лука Леонтьевич Путин, — ветеран Великой Отечественной, прошел всю войну. Двадцать два года проработал участковым в Перми. На войне был ранен, контужен, все руки в осколках. Мать — ветеран труда, всю жизнь работала в колхозе (тогда ещё в этих местах не было города), умерла в 2004 году (почти 89 лет ей исполнилось), так и не дождавшись новой квартиры, и даже старой — хоть какой-нибудь. Володя прожил здесь всю жизнь, с рождения. «Раньше мы жили рядом с этим бараком, — говорит он, — здесь еще один барак стоял. Когда он совсем развалился, нас переселили сюда. Так мы и жили вшестером, всей большой семьей». Родители, прожившие жизнь в военном и трудовом подвиге, не могли предполагать, что те люди, для будущего которых они трудились всю свою жизнь, забудут и их, и их детей, но сами воспользуются всеми возможными благами.

Я смотрю паспорт Владимира: «Почему только с 1971 года здесь живешь?». «Так это, когда меняли паспорт, поставили новую дату. А так… всю жизнь…».

В последние годы у Владимира Путина отказывают ноги. Года два назад совсем перестал ходить, кололи уколы периодически. Кое-как встал на ноги: «Удобства у нас на улице. И печь нужно дома топить, у меня нет своих детей. А как мне жить без ног в таком бараке?», — спрашивает Владимир и не ждет ответа.

У этого дома есть все для признания его непригодным для проживания: физический износ в процессе эксплуатации здания в целом; снижение до недопустимого уровня надежности здания, прочности и устойчивости строительных конструкций и оснований; деформация фундамента, стен, несущих конструкций; значительная степень биологического повреждения элементов деревянных конструкций, которые свидетельствуют о том, что ресурс несущей способности исчерпан и существует опасность обрушения.

Есть все условия, чтобы признать этот дом аварийным, как и тысячи других домов по всей России; и его признали таковым — да вот беда: как показывает судебная практика, признание дома ветхим не является основанием к его сносу, а жителей — к отселению. Более того: как правило, ветхие дома стоят, а люди в них живут очень долгое время без переселения и предоставления им нормального жилья.

Существует определенный порядок переселения из ветхого жилья. Для начала необходимо подготовить и представить в городскую межведомственную комиссию соответствующие документы: заявление, план жилого помещения, технический паспорт, жалобы, претензии граждан, проживающих в доме, заверенные копии документов, устанавливающих право на жилое помещение, а также заключение соответствующих органов, изучавших состояние жилых помещений. Изучив представленные документы, комиссия проводит оценку дома и принимает решение. На основании заключения комиссии о признании дома аварийным происходит расторжение договоров аренды, найма жилого помещения. Следующий этап: решение вопроса о предоставлении соответствующего жилья гражданам РФ. Но этот этап также может стать и последним для бесправных жителей трущоб, не обремененных социальными связями. Они забыты и прокляты властью.

«Пенсия у меня около девяти тысяч, на жизнь в большом городе не хватает, приходится подрабатывать. Я инвалид по зрению, глаза закрываю повязкой, болят», — рассказывает Владимир Путин.

Лет шесть назад ему предложили квартиру в старой хрущевке. Он вошел в разбитую дверь — стены, окна, полы, всё нужно было ремонтировать, как после бомбежки. «Ну, где у меня столько денег! В квартире нужен был капитальный ремонт. А у меня пенсия, едва на еду хватает. Я отказался». С тех пор больше ничего не предлагают.

Бесполезные реформы, как катком, прокатились по людям, не имеющим сил себя защитить. У них нет права голоса, ведь голос есть только у тех, кто имеет доступ к средствам массовой информации. А Владимир Путин такого доступа не имеет. И это звучит дико.

Пока одни чиновники решают, какой должна быть площадь нового жилья (такой же площади, какая была у человека, или же соответствовать нормам предоставления квадратных метров на каждого человека), крыша старого вполне может обвалиться на голову людям живущим «на дне».

В Пермский край пришел новый губернатор. Владимир Путин надеется, что он решит вопросы инвалидов, проживающих в развалившихся бараках. Хотя бы тех, чьи родители воевали, не щадя живота своего и трудились, не разгибая спины. Владимиру Путину невозможно жить в сыром деревянном бараке, ему тяжело топить старую печь, тем более тяжело подрабатывать, чтобы купить дрова для этой печи. У него нет дворца, автопарка, охраны. У него вообще ничего нет, он не приобщился к жирному советскому пирогу…

В пьесе Максима Горького «На дне» люди, не имеющие определенного социального статуса, живут в ночлежном доме. Ночлежка — это символ оказавшегося в тупике человечества, которое к началу XX века потеряло веру в Бога и не обрело веры в себя. Отсюда — всеобщее чувство безнадёжности, отсутствия перспективы, которое, в частности, выражают Актёр и Бубнов (резонёр-пессимист) в словах: «а что же дальше?» и «ниточки-то гнилые…». Мир обветшал, обессилел, идёт к концу.

Впрочем, у Владимира Путина осталось одно право — право рассчитывать на себя, и один смысл — мечта хоть немного пожить в благоустроенной квартире.

Пермь

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня