Общество

Процедура всенародного банкротства

В долговой кабале у банков находится половина россиян, но закон, который помог бы этим людям, до сих пор не принят

  
6566

Разработчики закона о банкротстве физических лиц предлагают изменить нижний порог задолженности для признания гражданина банкротом. По сведениям «Российской газеты», планку неплатежеспособности считается целесообразным повысить с 50 до 300 тысяч рублей.

Документ, официальное название которого «О внесении изменений в Федеральный закон „О несостоятельности (банкротстве)“ и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования реабилитационных процедур, применяемых в отношении гражданина-должника», был подготовлен Министерством экономического развития. В июле 2012 года он был внесен в Госдуму, но успел пройти только первое чтение и… застрял.

Тем временем объем просроченных кредитов частных лиц в стране продолжает расти и вот-вот превысит цифру в 10 трлн. рублей. По данным рейтингового агентства Moody’s, с начала 2011 года доля задолженности в годовом располагаемом доходе домохозяйств выросла почти в два раза. От 60% до 90% работающего населения страны уже имеют банковские кредиты. Причем часто, для погашения одного займа, берут новый, попадая, тем самым, в настоящую финансовую кабалу.

Статистика умалчивает, сколько наших граждан из-за долгов перед банками наложили на себя руки, а сколько стали преступниками. Но психологи признают: отчаяние должника чревато самыми непредсказуемыми последствиями.

Решить проблему добросовестных заемщиков, ставших должниками из-за неких форс-мажорных жизненных обстоятельств, помог бы как раз закон о банкротстве физических лиц. Только он никак почему-то не доберётся до второго чтения.

«Этот закон, действительно, нужно было принять еще „вчера“, если бы чувство опасности у наших больших начальников было более ярко выражено, — признает финансовый омбудсмен Павел Медведев. — Ситуация с кредитами ухудшается очень быстро. Ситуация очень напряжённая. И требуются законы, которые это напряжение смягчают. Лучше было бы, конечно, создать процветающую экономику, и тогда закредитованность граждан смягчилась бы просто потому, что у них было бы больше денег для того, чтобы гасить эти кредиты. Но в данный момент, когда возникла такая нехорошая коллизия, ее надо как-то распутывать. Но, наверное, не стоит называть этот закон законом о банкротстве физических лиц».

«СП»: — Почему?

— Потому что в голове среднестатистического физического лица банкротство — это не разрешение противоречия, а какое-то «четвертование». Не нравится нашим людям слово «банкрот». Кроме того, закон все-таки не о банкротстве, а о реструктуризации долга. В большей части случаев он позволяет более или менее цивилизованно реструктуризировать долг, то есть помогает человеку выпутаться из возникшей тяжелой ситуации. Также он следит за тем, чтобы не было такого, что, если у человека долги перед несколькими лицами, тот, «кто смел, тот два съел». Чтобы первый кредитор прибежал, все у человека забрал и другим ничего не досталось. А ситуация на рынке потребительского кредитования, действительно, нагнетается — это мы видим и по объему, и, главное, по содержанию обращений к нам.

«СП»: — Конечно, если объем «просрочки» почти 10 триллионов рублей…

— «Просрочка» — это статистика. Она — обезличена. А мы видим лица людей. Мы с ними разговариваем. Напряжение очень сильно возрастает, и проблема требует срочного разрешения. Чего уж говорить, вы, наверное, знаете, как много было случаев, когда человек в петлю лез из-за того, что выхода не видел. А выход есть всегда. И точно жизнь человеческая стоит дороже, чем любой необслуженный кредит. И есть техническая возможность, я повторяю, выпутаться. Американцы банкротят в год где-то миллион человек, в Европе, не знаю сколько, но наверно тоже много. Но вот почему-то у нас закон соответствующий никак не принимают.

«СП»: — Банкиры против? Ведь есть мнение, что закон этот, прежде всего, выгоден лицам, которые, беря кредит, не имеют намерения что-то возвращать…

— Подозрение такое может возникнуть только у человека, который закон не прочитал. Закон-то не про то, как человеку, который не погасил кредит премию выдать. Закон о том, как и что с него можно взять, если он кредит не возвратил. Или, наоборот, чего нельзя у него отнять. Последнюю рубашку точно нельзя, еду, которая в холодильнике находится, точно нельзя.

«СП»: — А квартиру?

— Единственную — да. Но, к сожалению, вот этот момент в проекте закона прописан некорректно. Под единственным жильем там не подразумевается именно квартира, под единственным жильем вполне можно понимать и пятиэтажный особняк. Если у меня единственное жилье пятиэтажный особняк, то его нельзя отнять. Но это же абсурд. Или там еще написано, что если земля не используется в хозяйственных целях, то ее тоже нельзя отнять. У меня есть несколько знакомых миллиардеров, которые покупают леса квадратными километрами и не используют их с хозяйственной целью, а просто им нравится гулять в этих «квадратных километрах» (впрочем, не уверен, что они гуляют). Но эти леса нельзя продать — абсурд.

«СП»: — Так можно все эти абсурдные моменты поправить, подкорректировать…

— Конечно, можно.

«СП»: — Чего ж тормозят? Владимир Путин не так давно на конференции Общероссийского народного фронта сказал «нужно делать», такой закон «будет дисциплинировать». Проблема в чем?

— Все правильно. Есть камень преткновения. И вокруг него непрерывные «ритуальные танцы» проходят уже много лет, на каком уровне установить порог, с которого начинается действие этого закона. На уровне пять рублей нельзя установить. 50 тысяч — тоже слишком низкий порог, потому что процедура стоит дороже. Теперь предлагают повысить планку до 300 тысяч рублей. И что, человеку, на котором висит, допустим, 50 тысяч, ждать пока будет триста. Но зачем же его доводить до такого состояния? Почему же ему раньше эту процедуру не провести — реструктуризацию. На самом деле проблема решается в два счета, если помнить, что кроме закона о банкротстве физических лиц, есть еще закон о финансовом омбудсмене. Пусть это будет 300 или 500 тысяч (не очень важно, но все-таки довольно высокий порог) — с этой суммы все регулирует закон о банкротстве физических лиц. А если сумма задолженности меньше — закон о финансовом омбудсмене. Тогда и с пятью рублями можно разобраться. У меня, например, есть жалоба, когда три тысячи человек не может выплатить. Доводить три тысячи до трехсот — абсурдно и негуманно. Я высказал эту мысль на совещании у Шувалова (Игорь Иванович Шувалов, первый вице-премьер правительства РФ — ред.) вчера, где как раз обсуждался закон о финансовом омбудсмене, и попросил внести соответствующие поправки в оба проекта.

«СП»: — Павел Алексеевич, можно ли спрогнозировать, скольких людей коснется закон о банкротстве физических лиц, если он, наконец, будет принят?

— Очень трудно. Все, что я могу сказать, определенно этих людей завтра будет больше, чем сегодня. Потому что если в 2012 году заявлений от граждан, на которых было два кредита, было относительно мало и эти заявления удивляли. Думали — что же ты взял второй кредит, не расплатившись по первому? Сейчас десять кредитов — совершенно общее место. А одна пенсионерка написала, что у нее с пенсией в восемь тысяч — 26 кредитов. Закредитованность очень сильно растет, и если мы какие-то инструменты разрешения противоречия не создадим, тогда пострадает общество в целом. Потому что когда очень много людей сильно недовольных (неважно, они правы или неправы), они создают очень сильный импульс протеста, соответственно, и напряженность в обществе растет.

Агентство ПРАЙМ, тем временем, обращает внимание на рост кредитного мошенничества в стране. По данным Национального бюро кредитных историй (НБКИ), количество кредитов с признаками мошеннических действий в России выросло по состоянию на 1 января текущего года более чем в 2 раза — до 1,205 млн. с 576,74 тыс. на 1 января 2013 года. Потери кредиторов от мошенников на 1 января 2014 года составили 153 млрд. рублей, тогда как годом ранее их объем был 67 млрд. рублей.

Эксперты также отмечают, что россияне потеряли интерес к мелким кредитам — «на чайник» и стали брать более серьезные суммы. Например, число займов на крупные покупки дороже 500 тысяч рублей выросло на 23,8%.

Из досье «СП»

Законопроект о банкротстве физических лиц содержит ряд мер по защите должников. В частности, попавший в трудную жизненную ситуацию гражданин сможет обратиться в суд с заявлением о банкротстве. При наличии у него регулярного источника доходов суд сможет принять решение о предоставлении рассрочки по уплате долга на срок до пяти лет. Кроме того, гражданин, задолженность которого превысила определенную сумму (в первом варианте — это 50 тыс. рублей), а просрочка выплаты составляет полгода, может быть объявлен банкротом. В дальнейшем признанный банкротом, но вернувший долг гражданин в течение пяти лет не сможет брать кредиты, не сообщив в банк о том, что прошел через эту процедуру. Предполагается, что будет создан единый реестр, куда внесут все сведения о гражданах-банкротах.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Эдуард Лимонов

Писатель, политик

Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня