Общество

Науки до сих пор питают

По мнению бывшего министра Фурсенко, в России созданы хорошие условия для работы молодых ученых

  
1285

Во вторник состоялась церемония вручения премий президента России молодым ученым. Вознаграждение в размере двух с половиной миллионов рублей получили пятеро молодых ученых за перспективные разработки в физике, химии и медицине. Значимость их работ позволила бывшему министру образования и науки, а ныне советнику главы государства Андрею Фурсенко сделать вывод, что сегодня в России молодые исследователи обеспечены всем необходимым.

Андрей Фурсенко сказал, что практически решена задача привлечения кадров в научную сферу. Если раньше был недостаток людей среднего возраста, то сегодня эту проблему удалось решить. Что касается молодежи, так тут беспокоиться практически не о чем: она активно включается в исследования.

На вопрос о том, что реформа РАН, против которой выступили многие крупные ученые, не способствует нормальной работе научных сотрудников, Фурсенко ответил: надо просто дождаться результатов преобразований. В общем, переживать особо не стоит.

Правда, по мнению профессора МГУ, члена Совета движения «Образование для всех» Александра Бузгалина, положение в современной науке далеко от представлений бывшего министра:

— Оптимистичные оценки со стороны Фурсенко мне совершенно не понятны. Он сам с позором покинул пост министра образования. К сожалению, его преемник оказался еще хуже.

В целом, ситуация очень печальная. Внутри Академии наук существует большое недовольство происходящими преобразованиями. Это показали последние встречи научного сообщества. В частности, Конгресс сотрудников образования, науки и культуры, который проходил в Москве 30 ноября прошлого года. Там было около пятисот человек: работники образования, науки, депутаты Государственной Думы, представители крупнейших университетов. Практически все говорили о том, что ситуация в этой сфере тяжелая, реальных возможностей для работы очень мало.

Если идет повышение заработной платы, то, как правило, за счет сокращения кадров и интенсификации работы. Оценка труда происходит по чисто формальным признакам.

Для молодежи стартовые условия очень плохие, за исключением узкого ряда получателей грантов. Выпускник по гуманитарному профилю в бизнесе получает в три-пять, а иногда и в десять раз больше, чем если идет в науку. У молодого человека остается выбор: быть энтузиастом и работать за 10, максимум 15 тысяч рублей в месяц в крупных городах (научные центры обычно расположены в крупных городах), или работать за значительно большую сумму в бизнесе. Большинство талантливых ребят выбирают бизнес.

И, конечно, очень печальная ситуация в фундаментальной науке. Ее стимулирование ничтожно.

«СП»: — Тем не менее, в науку молодые люди сейчас идут активно.

— Ситуация противоречивая. Люди объелись рыночным фундаментализмом, значительная часть молодежи готова работать научными работниками, учителями и преподавателями в ВУЗах даже вопреки зарплатам, которые во многих местах сохраняются до сих пор на низком уровне.

Есть форма поддержки молодых ученых в виде грантов. Но они для отдельных «звезд». Гранты это, конечно, хорошо, но такая мера не позволяет решить задачу развития науки в целом.

Есть энтузиасты, готовые достигать других целей помимо коммерческих. Но это вопреки государственной политике и благодаря усталости от ориентации только на финансовый успех.

Важно иметь в виду общее отношение к ученым в нашей стране. Они крайне редко выступают героями каких-нибудь телевизионных передач, фильмов, общественных событий. Отдельные редкие церемонии вручения каких-нибудь премий не в счет. Но можно вспомнить время, когда у нас достигали больших успехов в науке. Это была эпоха спутника, Гагарина, Королева, Курчатова. Тогда молодежь на стадионах спорила о том, кто прав, физики или лирики. И для, говоря современным языком, «продвинутого» юноши или «продвинутой» девушки выбор стоял между этими двумя направлениями. Сегодня, на языке современного поколения, ученый — это «лузер». И так в большинстве случаев, за исключением отдельных обласканных властью или бизнесом людей.

Заместитель председателя комитета Госдумы по образованию из фракции КПРФ, академик Российской академии образования Михаил Берулава придерживается более оптимистичного взгляда:

— Когда говорят, что начинающим ученым сегодня тяжело и не всё получается, то я отвечу так: молодой человек, который хочет заниматься наукой, имеет сегодня гораздо больше шансов на успех, чем вчера. Есть гранты, есть много других вариантов финансирования.

«СП»: — Но зарплата во многих научных учреждениях очень низкая.

— К сожалению, это так. Это пока идет реорганизация, оптимизация ВУЗов. Но перспективы есть, в будущем, надуюсь, ситуация будет намного лучше. Многое, конечно, зависит от научного руководителя института, ректора ВУЗа. Хороший руководитель должен замечать талантливых энергичных молодых людей. Сейчас есть немало возможностей для стимулирования молодых сотрудников.

«СП»: — Реформа РАН не сказалась отрицательно на работе научных сотрудников?

— Все проблемы «устаканятся». Дело в том, что ломать старое всегда очень сложно. Потому что есть люди, которые уже приспособились, не хотят перемен. Мол, старые методы уже проверены, а тут надо заново строить. Но я считаю, что в целом мы на правильной дороге.

«СП»: — И молодые ученые перестанут уезжать за границу.

— Мы сейчас усиливаем патриотическое, нравственное воспитание. Всё это будет способствовать тому, чтобы наши молодые люди не уезжали за рубеж. А если бы и уезжали, то только для получения дополнительных знаний, а потом бы возвращались в Россию и внедряли здесь свои навыки. Я думаю, что так оно и будет.

У главы Совета молодых ученых Института космических исследований РАН Андрея Шадовскогоиное мнение:

— Я бы охарактеризовал нынешнюю ситуации так: возможности для занятия наукой у молодых есть, но они недостаточны. И проблем пока больше, чем возможностей. Будет лучше или хуже — пока тоже неизвестно.

Проблемы связаны не столько с молодежью, сколько вообще с положением российской науки. Это малое финансирование, масса сложностей с заграничными поездками, закупкой оборудования. Гранты тоже тяжело получить: надо заполнить много бумаг, иногда это сделать просто не реально. Получается, что у людей есть желание работать, но приходиться продираться через бюрократические препоны и финансовые трудности.

«СП»: — Много ли людей из-за этих обстоятельств бросают науку?

— На мой взгляд, уход студентов, аспирантов, научных сотрудников из науки — вполне нормальный процесс. Человек просто может понять, что это занятие не для него. Да, встречаются сложности, которые часто бывает трудно преодолеть. Но в этом случае человек скорее уедет заниматься наукой в Европу или в США, но не уйдет в бизнес.

Сегодня молодые люди действительно идут в науку. Но, как я считаю, не благодаря госполитике, а вопреки обстоятельствам.

Фото ИТАР-ТАСС/ Денис Вышинский

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня