Общество

Травматический синдром

Власти находят все больше поводов для запрета средств самообороны

  
5163

Вице-премьер России Дмитрий Рогозин предложил запретить травматические пистолеты, которые несут реальную угрозу в случае применения.

«А вообще травматические пистолеты следовало бы запретить. Они создают ложное впечатление у их владельца, что являются лишь „оружием самообороны“, не способным причинить серьезный ущерб, но на самом деле являются главным „фигурантом“ всевозможных кровавых разборок и убийств», — заявил чиновник на своей официальной странице в Facebook.

Вице-премьер также считает, что «травматика» и «пневматика» не должны быть похожими на боевое оружие: «Цветом или формой они должны явно отличаться от настоящего оружия. В противном случае в ответ на наведенный пневматический пистолет или «травматику» офицер полиции или Вооруженных Сил ответит применением своего табельного оружия. И будет прав. Не будет же он переспрашивать у нападавшего: «Скажите, пожалуйста, у Вас настоящий ствол или так себе?».

Повод для такого заявления — почти анекдотичный. В чебуречную в московском районе Выхино в ночь на 14 февраля ворвались двое подростков, вооружённых «травматикой». Житель Республики Коми (17 лет) и его сообщник (16 лет) угрожая пневматическими пистолетами, забрали с собой четыре банки газировки, пять чебуреков и 160 рублей выручки. Горе-похитителей задержали уже через два часа. Однако, у всех ещё свежи в памяти две громкие трагедии с применением огнестрельного оружия: расстрелы в московской школе № 263 и храме Южно-Сахалинска. Они произошли с разницей всего в 6 дней и унесли жизни 4-х человек. А в апреле прошлого года жертвами «белгородского стрелка» стали сразу шесть человек.

Эти трагедии снова актуализировали вопрос: так что же надо делать, вооружать или разоружать наше общество?

— На мой взгляд, Рогозин выступил с разумным предложением, — говорит генерал-лейтенант милиции, депутат Государственной Думы третьего, четвёртого и пятого созывов Александр Гуров. — Весь опыт применения «травматики» с момента его разрешения, показывает, что отрицательных последствий гораздо больше, чем положительных.

Ещё во время моей работы в Госдуме в начале двухтысячных, мне удалось установить, что на тот момент уже насчитывалось более 1600 случаев неправомерного применения этого вида оружия, многие из которых заканчивались смертью или тяжкими телесными повреждениями.

Да, и не обязательно знать статистику, достаточно посмотреть, как с травматическим оружием обращаются на дорогах, на улицах. Число психически неуравновешенных людей растёт не только в России, но и во всём мире. Связано это, как отметили американские учёные ещё в 50-х годах прошлого века, с урбанизацией общества, с увеличением потока негативной информации из СМИ, ухудшением экологической ситуации и ещё множеством факторов. Когда-то во время работы в МВД я вёл статистику. Так вот за тридцать лет с 1976 года у нас число невменяемых среди убийц увеличилось с 1 до 8 процентов.

Прибавьте к этому неуверенность в завтрашнем дне, характерную для многих россиян, постоянные поиски виноваты, озлобленность из-за социальной несправедливости. Добавьте ещё проблему, о которой раньше никто слыхом не слыхивал — в более чем полусотне российских регионов, в том числе традиционно русских, наблюдается увеличение числа приверженцев ваххабизма. Взвесив это всё, вы поймёте, почему я за то, чтобы максимально ограничить использование любого вида оружия, вплоть до рогаток.

«СП»: — Есть мнение, что вместо «травматики» надо разрешить ношение огнестрельного оружия. К нему, вроде как, граждане будут относиться более ответственно…

— Когда говорят, что «травматику» не воспринимают всерьёз, потому что не считают настоящим оружием — лукавят. Если у человека, простите, одна мозговая извилина, он всё равно нажмёт на курок, будь у него в руках хоть обычный, хоть травматический пистолет. А последний, кстати, зачастую даже опасней, так как нанесённые им раны труднее заживают.

При этом я не против оружия вообще. Пожалуйста, если человек чувствует какую-то опасность, он может для защиты себя, семьи купить гладкоствольное охотничье ружьё и хранить его дома. При этом не обязательно быть охотником.

— Я согласен, скорее с тем, что массовое вооружение нашего общества — опасно. С другой стороны и без оружия нередко по нашим улицам ходить опасно. — Говорит социолог, старший научный сотрудник Института социологии РАН Леонтий Бызов. — Что делать — у меня нет однозначного ответа. Но учитывая, что у нас сегодня нездоровое общество, с огромным числом неадекватных, страдающих алкоголизмом, наркоманией людей, я бы всё же выступил пока за ограничение использования оружия в быту. Иначе велик риск, что им всё чаще будут пользоваться либо в преступных целях, либо психически нездоровые люди.

Понятно, что серьёзные бандиты в любом случае найдут себе оружие для совершения преступления. Но массовое распространение среди россиян огнестрельного оружия спровоцирует к совершению преступлений не столько криминал, сколько неуравновешенных людей, особенно подростков.

«СП»: — Наше общество совсем недавно, по меркам истории, испытало огромный стресс «лихих 90-х». Мы уже пришли в себя после той эпохи перемен, можно ли сказать, что мы живём в стабильном социуме?

— Конечно, если сравнивать с 90-ми, мы живём относительно стабильно. Большинство людей чувствует, что государство в какой-то степени восстановилось, и ощущают себя частью некой социальной ниши. Но при этом негатива, даже ненависти друг к другу у людей накопилось очень много. И те социальные связи, которые были характерны для позднесоветского периода так и не восстановились. Люди озлоблены, завидуют друг другу, очень велик уровень немотивированной жестокости. Поэтому сказать о том, что наше общество находится в стабильном состоянии, нельзя.

— На самом деле сегодня в России уже довольно много легального оружия, — считает председатель правления движения «Право на оружие» Мария Бутина. — У нас сегодня 6,5 миллионов единиц оружия на руках у 5 миллионов граждан. Это и дробовики, и винтовки, и травматическое оружие. То есть 3 процента всех россиян вооружены. По мировым критериям это неплохой показатель.

Разговор сегодня идёт о том, чтобы разрешить гражданам более свободно владеть наиболее эффективным для самообороны оружием — пистолетами и револьверами.

Конечно, последние громкие события вновь сделали актуальным вопрос, стоит ли способствовать тому, чтобы число огнестрельного оружия на руках у граждан увеличивалось или, наоборот, нужно вводить в этой области дополнительные запреты.

На наш взгляд, такие случаи, как стрельба в московской школе, доказывают необходимость более широкого распространения в обществе огнестрельного оружия. После трагедии в московской школе многие заговорили о необходимости вооружения частных охранников. Однако охранника в каждом месте, где собираются люди, не поставишь, как показал случай в Южно-Сахалинске. Поэтому безопасность людей может увеличить только наличие у них в экстремальной ситуации индивидуального оружия. Движение «Право на оружие» в связи с трагическим инцидентом в московской школе выступило с инициативой вооружения учителей. А трагедия в церкви Южно-Сахалинска показала, что необходимо дать право на владение короткоствольным оружием всем гражданам. Как известно, преступники не спешат нападать на граждан, если знают или даже только предполагают, что у них может быть оружие.

Мы видим, что государство далеко не всегда способно обеспечить безопасность своих граждан. Единственное, что может улучшить ситуацию — доступ к индивидуальному оружию. Так в США ежегодно происходит 2,5 миллиона ситуаций, когда граждане используют оружие в целях самообороны. Но в большинстве случаев им достаточно просто продемонстрировать его преступникам.

А Россия, именно потому, что у наших граждан нет возможности защищаться с помощью пистолетов и револьверов, занимает первое место в Европе по количеству убийств. Это ситуация ненормальная, её надо решать. Так последний опрос ВЦИОМ на эту тему показал, что уже 39 процентов россиян являются сторонниками расширения права на короткоствольное оружие. Это немало, учитывая, что ещё несколько лет назад за право свободного ношения оружия выступало 15−20 процентов опрошенных.

«СП»: — В США наиболее часто происходят расстрелы мирных людей. Насколько эта страна в данном случае может стать для нас положительным примером?

— Это распространённое заблуждение, что массовые убийства характерны только для США. На самом деле подобные трагические эксцессы имеют место даже в такой стране, как Китай, где гражданское оружие находится под строжайшим запретом. А пистолеты в фильмах изображают квадратиками. Однако, как мы видим, преступники совершают массовые убийства с использованием обычных бытовых ножей. То есть запрет огнестрельного оружия приводит только к тому, что преступник находит иные способы для совершения преступления.

С другой стороны известно, что, согласно официальным данным МВД Израиля, около 17 процентов терактов предотвращают непосредственно сами граждане, владеющие оружием.

В американском штате Пенсильвания преступника с ружьём, задумавшего массовое убийство на стадионе, остановил обычный гражданин, вооружённый пистолетом. И благодаря этому жертв удалось избежать. Всё это говорит, что оружие повышает нашу безопасность.

Согласно российской официальной статистике, легальное оружие фигурирует лишь в 2 процентах случаев преступлений.

«СП»: — Как вы относитесь к предложению Дмитрия Рогозина запретить травматическое оружие?

— Это не самый совершенный вид оружия для самообороны на сегодня. Оно разрешено только в России, Казахстане и, частично, на Украине. В других странах оно является лишь спецсредством для полиции. Это объяснимо — у него имеются, как минимум, два серьёзных недостатка. С одной стороны, на что и ссылается вице-премьер Рогозин, его не воспринимают, как настоящее оружие и потому довольно часто применяют во время бытовых конфликтов или для совершения целенаправленных преступлений. С другой стороны при выстреле, скажем, в дублёнку оно может практически не принести вреда нападающему. То есть будет бесполезно в смысле самообороны.

Однако на сегодня это единственное средство для оперативной самозащиты граждан. Ежегодно, по данным МВД только в 2 регионах — Москве и Московской области — обосновано оно применяется около 600 раз. Поэтому запрет «травматики» без разрешения короткоствольного огнестрельного оружия может привести к тому, что сотни людей, которые могли бы спасти свою жизнь и жизнь своих близких, окажутся беззащитны перед преступниками. Поэтому к безальтернативному запрещению травматического оружия наша организация и я лично относимся отрицательно.

Фото ИТАР-ТАСС/ Александр Рюмин

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня