18+
вторник, 6 декабря
Общество

Общество социальной несправедливости

Когда россияне поймут, что «так жить нельзя»

  
30509

20 февраля на планете в шестой раз отмечается Всемирный день социальной справедливости. Интересно, что с предложением учредить такую дату выступил в свое время президент Киргизии Курманбек Бакиев. В соответствующей резолюции ООН говорится о «необходимости дальнейшего наращивания усилий международного сообщества в области искоренения нищеты, обеспечения полной занятости, достойной работы, равноправия мужчин и женщин, социального благосостояния и социальной справедливости для всех».

Постсоветская Россия, страна, в которой, как известно, со справедливостью, в том числе и социальной, мягко говоря, не очень. По данным экспертов, у нас 70% национальных богатств владеет один процент россиян. Причём так владеет, что даже согласно официальной статистике, 13% граждан страны живут за чертой бедности. При этом, как показали исследования Всероссийского центра уровня жизни, проведённые в прошлом году, бедными себя считают 40% жителей.

Существуют ли способы в обозримой перспективе изменить или хотя бы смягчить эту ситуацию?

— Сам термин «социальная справедливость» вызывает у меня некоторую иронию, потому что за ним скрываются некие общественные ожидания. Само понятие справедливости меняется с течением времени радикально. Лучше говорить о социальном неравенстве, — говорит директор Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий. — Что касается существа вопроса, сегодня современный мир переживает острейший кризис. Капиталистическое общество не может справиться с последствиями собственного экономического развития. Как мы видим, даже рост производства, рост экономики в условиях глобализации оборачивается растущим социальным неравенством, безработицей и прочими экономическими проблемами. Это растущее неравенство, снижение доходов большинства населения подрывают развитие экономики.

Поэтому необходимы радикальные экономические реформы, направленные в первую очередь на перераспределение собственности, экспроприации крупных капиталов в пользу большинства. Это классическая программа социалистов. Даже неважно, каким путём перераспределять собственность — революционными методами или путём постепенных экономических преобразований. Эта программа никогда не теряла своей актуальности и сегодня актуальна как никогда.

«СП»: — Российское общество слабо структурировано. Трудно сказать, есть ли у нас сейчас рабочий класс, крестьянство. Какая социальная группа людей в таком случае могла бы стать инициатором и воплотителем идеи перераспределения собственности в пользу бедных?

— Да, чем менее структурировано общество, тем более катастрофический характер принимают социальные деформации.

Очевидно, что в России социальные перемены не будут проходить по классическому марксистскому сценарию классовой борьбы. Более того, в чистом виде по этому сценарию никогда ничего не происходило, за редким исключением, как это было во Франции конца 18-го-начала 19-го века. Классовая борьба в том виде, как она описана классиками — это как дистиллированная вода, которая в природе не встречается. В жизни всё несколько усложняется и видоизменяется.

В России в ближайшее время будут создаваться своего рода межклассовые социальные коалиции, которые станут локомотивами социальных преобразований. Классов в чётко выраженном виде сейчас в России нет. Но в какой-то мере их роль могут выполнять, к примеру, жители провинции. Совершенно понятно, что та либеральная политика, которую проводит власть в интересах крупного капитала, наносит смертельный удар по российским регионам. Именно сформировавшиеся на российской периферии социальные блоки могут стать двигателями перемен в стране.

— Надо сказать, что в России сочетается несправедливость социального общества с существенным патернализмом, — рассказывает известный учёный, генеральный директор «Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования» Сергей Кара-Мурза. — Подобные примеры известны с древности. Даже при рабовладельческом строе встречалось нечто подобное. Людям создавали минимально приемлемые социальные условия, чтобы не доводить их возмущение до опасных для власти пределов.

И сегодня именно социальные подачки или помощь, кому как больше нравится, сбивают градус недовольства нашего общества.

При этом общество находится в очень подвешенном состоянии. Люди до конца чётко не понимают, чего они хотят. Большинство настроено не на то, чтобы каким-то образом сделать общество более справедливо устроенным, а встроиться в те условия, которые есть.

Тут ещё важен такой момент: если не акцентировать внимание общества пропагандистскими и художественными методами на уродливости того или иного явления, оно и не воспринимается большинством, как зло.

Например, в 80-е годы 19 века русские крестьяне не понимали народников, которые говорили им о несправедливом устройстве царской России. Иногда даже тащили агитаторов в полицию. Но прошло несколько десятков лет и молодые, нередко образованные крестьяне внезапно осознали проблему несправедливости и неравенства. Для них она олицетворялась в помещиках, владевших огромными земельными наделами. В 1902 году начались крестьянские восстания по всей стране. Эти выступления не прекращались до революции 1905 года.

Это классический пример, когда отцы смотрят на несправедливость, как на неизбежное устройство мира, а дети уже не хотят с ней мириться.

«СП»: — Но сегодня многие помнят, что когда-то мир был устроен по другому, и ощущение несправедливости нынешнего социального уклада довольно распространено…

— Да, большинство россиян считает, что приватизация 90-х была грабительской, что социальное расслоение общества зашло очень далеко. Однако никто не прививает людям мысль, что с этим нельзя мириться. Вот в советское время, когда особенно и прицепиться было не к чему, тем не менее, многих удалось убедить, что «так жить нельзя». Тогда людям в течение пяти лет понемногу капали на мозги, что советская система — причина всех наших бед. И люди решили, что она несправедливая и поддержали её разрушение. На Западе поражались и не верили, что в России рабочие сами соглашались на приватизацию своих предприятий, на массовые увольнения, как необходимые временные трудности.

Сегодня отдельные левые активисты, выдвигающие радикальные (к тому же скомпрометированные) лозунги, вроде «отнять и поделить», не смогут раскачать общественное сознание.

«СП»: — А кто сможет?

— В ближайшее время — никто. Но поколение рождённых в 90-х — начале 2000-х россиян уже подойдёт вплотную к осознанию, что нельзя мириться с несправедливой ситуацией, когда основные богатства и возможности в стране сосредоточены в руках узкой группы лиц. Им станет очевидно, что при нынешнем положении ни у страны, ни у них лично нет никаких перспектив. Страна несёт большие потери из-за высокого уровня коррупции и криминализации всей экономики. Рано или поздно наше общество проснётся и поймёт, что необходимо создать более справедливое в социальном плане государство.

В последнее время часть леворадикальных российских организаций снова подняло на щит подзатёртый лозунг «Отнять и поделить», имея в виду приватизацию 90-х годов. Могут ли подобные методы помочь восстановлению социальной справедливости в России?

— Часть сохранившегося промышленного бизнеса уже вернулось в руки государства, — говорит писатель-футурист Максим Калашников. — Что-то выкуплено, что-то «отжато». Так или иначе, но часть предприятий уже «отобрали», вернув государству. При этом само государство является «приватизированным». Надо ставить вопрос о том, чтобы «вернуть» себе государство и рационально использовать то, что мы имеем.

Экономика России сегодня напоминает скелет, который лишили мышц и тканей. Сорок тысяч предприятий реального сектора прекратили своё существование с 1991 года. Остались в основном предприятия сырьевой и сервисной сферы. И эти предприятия по большей части в руках государства. Формально отнимать их не у кого.

Да, есть часть предприятий в частных руках. Вот, например, в Новосибирске четыре частные угольные электростанции. Они не модернизировались со времён Советского Союза. Внедрения новых технологий, таких, как, например, переход на водоугольное топливо, не происходит, а деньги из городского бюджета на поддержку этих предприятий идут. Вот таким собственникам можно сказать: а на каком основании вы владеете этими предприятиями?

В любом случае, просто «отнять и поделить» — не выход. Наоборот, страну можно загнать в пике. На дворе у нас сегодня уже не 1991 год — на всех уже не хватит. Сегодня надо думать не столько, как отнять, а — как прирастить. При помощи частного бизнеса, государства, частно-государственного партнёрства надо создавать новые промышленные предприятия взамен потерянных.

Если говорить о деньгах, то просто отнять их у тех нескольких тысяч, что наворовали, и отдать тем миллионам, которые не воровали, будет большой глупостью. Миллионы просто потратят эти деньги на поездки в Турцию или на китайские плазменные телевизоры. И для нашей экономики не будет разницы: проедают ли деньги несколько десятков олигархов или десятки миллионов потребителей.

Я считаю, что надо отнять то, что было получено незаконно, но не делить, а вложить в развитие экономики. Что и делали коммунисты в своё время. Как бы там ни было, страну они по экономическим показателям на вторую позицию в мире вывели. Вкладывать надо в модернизацию промышленности, во внедрение новых технологий. А чтобы это могло осуществиться, надо выходить из ВТО или саботировать его требования.

Я считаю, что популистские лозунги про «отнять и поделить» сейчас ни к чему хорошему не приведут. Социальная справедливость, это когда у людей есть возможность хорошо зарабатывать на государственном предприятии или на частном, иметь возможность завести своё дело, растить детей и жить при этом в достатке.

Фото: РИА Новости

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня