Общество

Эпоха нервной реакции

Кремль берет курс на полное подавление оппозиции?

  
9829

Власть продолжает репрессии против гражданских активистов. Заканчивается разбирательство по «Болотному делу», его фигуранты, не попавшие под амнистию, ждут приговора суда. Но вполне возможно, что список так называемых «политических узников» будет пополняться. Недавний случай с гражданским активистом Кириллом Барабашом и его знакомыми показывает, что такие опасения отнюдь не беспочвенные. Причем характер работы следователей может говорить о том, что для разоблачения новых «врагов стабильности» правоохранители могут использовать метод придумывания «заговоров», которые они сами потом и раскрывают.

5 февраля, за два дня до открытия Олимпиады, был проведен обыск у гражданских активистов Кирилла Барабаша, Александра Соколова и Валерия Парфенова. К каждому из них рано утром явились оперативники, взломали дверь, забрали информационные носители. Все они проходят как свидетели по уголовному делу по ч. 1 ст. 282 УК РФ (возбуждение ненависти или вражды по признакам пола, расы и т. д.). Самое интересное, что каждого из активистов опрашивали на разные темы.

Поводом для возбуждения дела стал видеоролик в интернете с выступлением Кирилла Барабаша на митинге 9 мая 2012 года. Суть выступления сводилась к тому, что власть должна быть ответственна перед народом. На видеосервисе ясно указано, что выступает именно Барабаш. Тем не менее, уголовное дело заведено в отношении «неустановленных лиц».

«Два раза меня допрашивал следователь, — рассказал „СП“ Барабаш. — Речь шла, в основном, не о ролике. Меня спрашивали, кто из моих знакомых в каких партиях и движениях состоит, расспрашивали про левых и правых. Видимо, сам ролик никак не удается назвать экстремистским, а его использовали как повод для запугивания. Просто мы выступаем за то, чтобы общество могло контролировать действия власти, судить их по итогам деятельности: на каждых выборах новых кандидатов ещё и оценивать старых, и чтоб оценка эта была прямой и неотвратимой. В принципе, само государство должно создавать механизмы для этого. Но оно этого не делает и боится, как бы гражданские активисты не организовали граждан».

Еще более интересен рассказ Александра Соколова. Его следователь спрашивал вообще не про ролик, а про его диссертацию, которую он защитил в октябре прошлого года. В своем исследовании Соколов отобразил особенности работы государственных корпораций, в том числе и «Олимпстроя». Научная работа успешно прошла защиту, копии диссертации попали в библиотеки. Спустя несколько месяцев, работой заинтересовался Следственный комитет. «На допросе следователь показал знание мельчайших деталей моей защиты, — рассказал „СП“ Александр Соколов. — Во время обыска оперативники в разговоре друг с другом говорили, что лучше бы я вообще не защищал эту работу. И так получилось, что стал свидетелем по видеоролику с выступлением Барабаша. Хотя меня в кадрах нет, я этот ролик не снимал, вообще не имею к нему никакого отношения».

Как говорят активисты, они до сих пор не получили копии протоколов обыска и решений судов о его проведении. «На мою жалобу мне ответили, что я не могу получить копию протокола, так как обыск проходил не по адресу, где я прописан. Значит, сам обыск провести можно было, а в законном порядке выдать мне копию было нельзя», — возмущается Соколов.

Многие гражданские активисты сталкивались с тем, что их делают фигурантами по довольно странным делам, где невозможно понять суть дела. Но формальный повод всегда был. В этот раз создается ощущение, что следователи сами придумали некий заговор, сами записали туда участников, а потом пытаются раздуть дело так, чтобы их работа выглядела чуть ли не как усилия по спасению страны от инопланетного нашествия.

По мнению ведущего научного сотрудника Института системного анализа РАН Андрея Пионтковского, давление на гражданских активистов в ближайшее время будет усиливаться:

— Если бы речь шла только о случае с выступлением Барабаша, которое я сам видел на митинге, то ситуацию можно было бы объяснить ретивостью отдельных следователей. Но таких примеров можно привести десятки. Что сейчас происходит с «Эхо Москвы», с телеканалом «Дождь». Всё это явно индуцируется сверху.

Сейчас происходят серьезные события на Украине, наша страна не останется безучастной. На моей памяти было, по крайней мере, три мощные информационные компании, предшествующие важным событиям. Это 1956 год — вторжение в Венгрию, 1968-й — подготовка к вторжению в Чехословакию, это 2008-й — подготовка к грузинской войне. Сейчас идет всё по тем же лекалам.

Наша власть боится повторения украинского сценария, где народ поднялся против олигархической власти. Свержение криминального режима Януковича окажет сильное влияние на умы в России. Естественно, нашей власти надо зачистить свой тыл. Поэтому преследование гражданских активистов будет только нарастать. Я вполне допускаю, что через неделю мы с вами так свободно не будем общаться на эти темы.

«СП»: — То есть, у нас пытаются нейтрализовать гражданских активистов, чтобы предупредить возможное обострение противоречий в обществе.

— Да, власть пытается ликвидировать любую оппозицию, объявляя ее представителей предателями Родины. Наиболее опасные для власти левые активисты, националисты. Власть почувствовала колоссальную угрозу для себя. Готовят информационное поле, чтобы можно было вмешаться в события на Украине под патриотическими лозунгами, заодно расправиться с российскими активистами.

Член Совета «Левого фронта» политолог Дарья Митина не исключает усиления давления на активистов, но хочет верить, что это временное явление:

— На мой взгляд, случай с Барабашем — это служебное рвение отдельных работников правоохранительных органов в связи с неправильно понятым заданием. Понятно, что в преддверии Олимпиады наши органы получили задание бдить, охранять порядок, предотвращать попытки совершить теракты и устроить беспорядки. В принципе, это правильные меры. Но они превращаются в театр абсурда. Те подразделения, которые не занимаются предотвращением терактов, сидят вроде без дела, а отчитываться им надо. Поэтому они инициируют всякие проверки, допросы.

Люди, которых вызывают на допросы, должны четко осознавать свои права и не отвечать на вопросы, которые не относятся к сути дела. К сожалению, наши правоохранители часто действуют с нарушением всех формальных процедур. Я помню, как к координатору «Левого фронта» Алексею Сахнину приходили с обыском. Вначале оперативники спустились по веревке и выбили окно, потом выламывали дверь. Квартиру Барабаша тоже вскрывали.

Понятно, что жалобы на действия органов ни к чему не приведут, никого не накажут. Но жалобы нужны для привлечения общественного внимания. Чтобы следователи понимали, что имеют дело с юридически грамотными людьми, а не с запуганными обывателями, которые не в состоянии дать ответ. И огласка — это 50% того, что с тобой не будут вести себя по беспределу. С нашими гражданскими активистами следователи обламываются, все истории попадают в прессу.

Понятно, что наши правоохранители своими действиями компенсируют свою профессиональную несостоятельность. Иногда обыски и допросы вытекают во что-то серьезное, как это было с рядом активистов «Болотной». Но в некоторых случаях никакого юридического продолжения не следует. Недавно нашего активиста обыскивали, вывозили в лесополосу, то есть всё было по-взрослому, запугивали основательно. Но последствий не наступило.

Хотя в каждом регионе работают по-разному. Недавно моя знакомая в Приморье выиграла суд по поводу неправомерных действий судебных приставов. Для меня это стало неожиданностью. А вот в Москве наказать зарвавшегося начальника практически невозможно. В этом плане столица славится тем, что беспредел не находит ответа.

Преследование Барабаша и его знакомых похоже на служебный идиотизм, но важно, чтобы он не перерос во что-то большее.

«СП»: — Возможно ли, что сейчас началась активная компания по преследованию гражданских активистов? Скажем, в связи с ситуацией на Украине.

— На мой взгляд, это связано не столько с Украиной, сколько вообще с реакцией. После того, как массовые протесты пошли на убыль, началось «закручивание гаек» по всем фронтам. А украинские события просто стали фоном и поводом для власти. Она использует метод подмены понятий. У нас и на Украине происходят диаметрально противоположные события по своей сути. Но власть создает пропагандистскую завесу, по центральным телеканалам показали несколько фильмов. Вначале показывают Майдан, а потом встык российских оппозиционеров. Мол, смотрите, какой бардак на Украине, неужели хотите, чтобы и у нас такое было? Дескать, у нас вожди «Болотной» просто не сумели воспользоваться ситуацией, а на Украине оказались поумнее.

«СП»: — Можно ли ожидать у нас нарастания репрессий?

— Ожидать можно и нужно всегда. Сейчас будут оглашать приговор по «Болотному делу». Возникает некий вакуум, который власти надо будет заполнять. Ведь не дело, чтобы какие-то смутьяны разгуливали просто так. Нужны новые события. Не исключаю, что будут новые проверки общественных организаций, попытки их закрыть. Репрессивная машина, как молох, пожирает всё, что встречается на пути. Если планктон не плывет в глотку, то система начинает сама плыть его искать. Так что превентивные меры к активистам тоже будут.

Фото Владимир Песня/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Эдуард Лимонов

Писатель, политик

Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня