Общество

Сердюков уволил с военной службы командующего ВДВ Валерия Евтюхова

Боевой опыт легендарного генерала-десантника реформируемой армии не пригодился

  
1526

6 мая уволен с военной службы по выслуге лет командующий Воздушно-десантными

войсками РФ генерал-лейтенант Валерий Евтухович, сообщили корреспонденту «СП» в российском военном ведомстве. Его обязанности временно исполняет начальник штаба ВДВ генерал-лейтенант Николай Игнатов.

До того как стать главным десантником страны Евтухович в течение нескольких лет был заместителем командующего ВДВ, а с 2005 года возглавлял штаб Воздушно-десантных войск. Его армейская биография — образец самоотверженной и успешной службы. Валерий Евтухович в 1975 году окончил Рязанское десантное училище, потом две академии — имени Фрунзе (1984) и Генерального штаба (1996). В его послужном списке значатся практически все командные строевые должности в ВДВ — от взводного до комдива и начальника 242-го учебного центра в Омске. Две страницы в карьере 55-летнего генерала заслуживают особого внимания. Речь — о его службе в Афганистане и в Югославии. Интернациональный долг Евтухович выполнял, будучи молодым офицером. А служба в Боснии и Косово пришлась на генеральскую пору. В 1999—2000 годах десантник возглавлял наш миротворческий контингент на Балканах, участвовал в организации знаменитого марш-броска на аэродром Приштины.

— 17 апреля Валерию Евтуховичу исполнилось 55 лет — предельный срок службы для генерал-лейтенанта, — рассказал корреспонденту сотрудник управления кадров ВДВ Николай Кукушкин. —  Валерий Евтухович стал главным десантником страны всего полтора года назад. На должность его рекомендовал нынешний первый заместитель министра обороны Александр Колмаков, а глава военного ведомства эту кандидатуру поддержал. Мало кто ожидал, что Сердюков так быстро расстанется со своим выдвиженцем. Тем более, что у командующего ВДВ должность генерал-полковника. Военные чины такого ранга имеют право служить до 60 лет. Многие ожидали, что ему присвоят генерал-полковника и служба автоматически продлится еще на пять лет.

Судя по всему, не ожидал такого поворота событий и сам Евтухович. Незадолго до этого Валерий Евтухович вручил Георгиевские знамена 76-й Гвардейской Черниговской десантно-штурмовой дивизии, 234-му гвардейскому Черноморскому ордена Кутузова III степени имени святого Александра Невского десантно-штурмовому полку, 1140-му гвардейскому артиллерийскому полку и 656-му отдельному гвардейскому инженерно-саперному ордена Богдана Хмельницкого батальону. В апреле он написал рапорт Сердюкову с просьбой о продлении срока службы. Приказ об увольнении застал генерала в Калининграде, где 6 мая проходила выездная коллегия министерства обороны.

— Назначение нового командующего ВДВ, как ожидается, состоится после празднования Дня Победы, — сказали корреспонденту «СП» в минобороны. Как считают военные, из наиболее вероятных преемников первым корпусом идет бывший губернатор Ульяновской области, а ныне руководитель главного управления боевой подготовки Вооруженных сил Владимир Шаманов, за ним — начальник штаба Северо-Кавказского военного округа Александр Беспалов и начальник штаба ВДВ Николай Игнатов. Все они — выходцы из крылатой пехоты, люди в армии хорошо известные. Игнатов к тому же удостоен звания Звезды Героя России.

Владимир Шаманов относится к числу легендарных генералов современной российской армии. В 1978 году он окончил Рязанское воздушно-десантное училище, позже принимал участие в первой и второй чеченской кампаниях, был представлен к званию «Герой России». 24 декабря 2000 года Шаманов победил на выборах губернатора Ульяновской области. В Москве в качестве главы региона он запомнился своими попытками добиться помилования и реабилитации своего друга, полковника Юрия Буданова, отбывавшего наказание в димитровградской колонии за убийство чеченской девушки Эльзы Кунгаевой.

После ухода в 2004 году с поста руководителя региона он был назначен помощником тогдашнего председателя правительства РФ Михаила Фрадкова, а спустя полтора года переведен на должность советника министра обороны Сергея Иванова, в сферу его деятельности входила соцзащита военнослужащих и военных пенсионеров. В октябре 2008 года генерал-лейтенант Владимир Шаманов был назначен начальником Главного управления боевой подготовки и службы войск Вооруженных Сил РФ. Как отмечали аналитики, назначение боевого генерала в министерство, возглавляемое гражданским министром Анатолием Сердюковым, имело целью поднять авторитет ведомства в глазах самих военных. Высказывается мнение, что аналогичную цель преследует и его нынешнее возможное назначение на пост командующего ВДВ.

Согласно затеянной Минобороны реформе, предполагается увольнение многочисленного состава офицеров. Убеждать их в необходимости такого шага, видимо, и предстоит не растерявшему еще авторитет среди военных боевому генералу.

Из досье «СП»:

Генерал Геннадий Трошев в своих мемуарах о Владимире Шаманове:

«С ним мы познакомились в феврале 1995 года, уже после взятия Грозного. Он был тогда полковником, заместителем командира воздушно-десантной дивизии. И так получилось, что именно он стал моим подчиненным — командовал десантниками в возглавляемой мной южной группировке войск. Затем меня назначили руководить группировкой войск Минобороны, и опять он со своей «десантурой» замыкался на меня.

В конце мая — начале июня я увидел его в бою. Около Чири-Юрта мы штурмовали цементный завод, запиравший вход в Аргунское ущелье. Об этом эпизоде я рассказывал выше. Мало того что комплекс заводских зданий представлял собой мощное оборонительное сооружение, так еще и местность была сложной для наших атакующих подразделений. А бандиты хорошо окопались, укрепились и готовы были сражаться с намного превосходящими их силами.

Шаманов доложил мне свое решение на бой. Я одобрил его вариант. Однако во избежание кровопролития попросил (для очистки совести) послать парламентера к боевикам. «Поставь им ультиматум: сопротивление бесполезно — или сдача в плен, или полное уничтожение», — сказал я Владимиру Анатольевичу. Он все сделал, выполнил указание. В общем, мы поступили «по-джентльменски». Как говорится, наше дело — предложить.

Полевой командир оборонявшихся дудаевцев ответил на ультиматум вызывающе нагло: мы вас, дескать, тут всех похороним, в ущелье вы не войдете, — что-то в этом роде.

Шаманов аж зубами заскрежетал, выслушав бандита:

— Ну, сволочь, ты у меня дождешься! Я с тобой еще поговорю, если жив останешься! — И тут же скомандовал: — Вперед!

И тут началось. Один день, второй, третий… То артиллерийские удары, то разведка боем, то огневые стычки. И наконец — ночной штурм. Грамотно и стойко оборонялись боевики. Некоторые солдаты дрогнули. Шаманов потихоньку свирепел.

— Успокойся! — говорили ему мы ему с генералом В. Булгаковым. — Не торопись. Все равно сломаем.

Ночную атаку Владимир Анатольевич возглавил сам. В воздухе от железа и свинца аж тесно было. В эфире — мат. Боевики орут: «Аллах, акбар!» И Шаманов, как Чапай, — впереди…

Взяли завод. Целый отряд боевиков извели: десятки трупов нашли в окопах и развалинах зданий. Ходим с Шамановым после боя по позициям, живых ищем. Смотрю — а у Шаманова камуфляж в крови.

— Ты что, ранен?

— Да, немного, — отвечает и дышит, как конь после галопа.

— Немедленно в госпиталь!

— Подождите, товарищ генерал, — взмолился Шаманов. — Я пока боли не чувствую. Дайте главарю банды в глаза глянуть. Я обещал…

Пришлось согласиться. В конце концов нашли мы двух живых боевиков. У одного — гранатой разорвало задницу. Жуткое зрелище. Лежит на спине — доходит. На наших глазах и кончился. У второго оторвало руку. Кровь уже свое отсвистала и теперь лишь медленно стекала в бурую лужу. Всмотрелись — Ваха, полевой командир, который грозился нас тут всех похоронить. Бледный, как мел. Смотрит испуганно.

— Что ж ты, негодяй, натворил? — начал я. — Столько людей (своих прежде всего!) угробил, завод порушил!..

— Довоевался, гнида?! — вспылил Шаманов.

Хотел еще что-то добавить, а у того — слезы в глазах. Заплакал, как ребенок. Плюнули в сердцах на окровавленную землю и подались к своим.

После лечения в госпитале Шаманов вскоре вернулся в строй, воевал с азартом и фантазией, с упрямством и ожесточенностью. Без сомнения, операцию в Бамуте в мае 96-го можно смело вписывать в послужной командирский список Шаманова как образец военного искусства в условиях локальной войны. О ней уже шла речь, поэтому ограничусь лишь напоминанием: до этого Бамут «федералы» пытались взять дважды, но не смогли. Боевики даже окрестили свою базу в этом населенном пункте «чеченской Брестской крепостью». Но легенду о ее неприступности Шаманов (к тому времени уже генерал) похоронил.

После окончания Академии Генштаба Владимир Анатольевич получил назначение в Воронеж, а в августе 99-го стал командующим бывшей моей 58-й армией. С самого начала чечено-ваххабитской агрессии в Дагестане он находился в Ботлихе и руководил войсками.

Следующая строка его военной биографии: контртеррористическая операция в Чечне в качестве командующего западной группировкой войск. В первые же дни он блокировал пути передвижения боевиков на чечено-ингушской границе, из-за чего испортил отношения с президентом Ингушетии Р. Аушевым. Его войска решительно вломились на территорию Чечни.

«Дрожи, чечен, — идет Шаман!» — шутили в окопах солдаты. Они, конечно, понимали разницу между чеченцем вообще и бандитом. Но сказанная однажды каким-то остряком фраза понравилась и прижилась именно в такой формулировке.

Солдаты любили своего командующего, о котором уже ходили легенды. Пресса писала о «новом генерале Ермолове». И если было в этом сравнении преувеличение, то не такое и громадное. Западная группировка «пошла ломить стеною», бить бандитов наотмашь…

Я был по-человечески неравнодушен к Шаманову. Старался опекать, следил за профессиональным ростом, указывал на ошибки, пытался укротить (вернее, подкорректировать) его буйный характер. Ведь во многом это и мое детище. Поэтому, видимо, и реагировал так остро.

Например, меня внутренне коробило, когда слышал обиды офицеров на Владимира Анатольевича: он мог запросто оскорбить, унизить, обматерить (причем прилюдно). К счастью, это не касалось солдат. Бойца Шаманов любил, холил и лелеял. В этом смысле он — яркий представитель школы воспитания Г. Жукова. Тот тоже был жесток к офицерам и по-отцовски добр к простым солдатам. Сравнение с легендарным маршалом хоть и лестно, но не в данном случае.

Правда, надо заметить, своих офицеров он в беде не бросал. Например, приехал на суд в Ростов поддержать своего подчиненного полковника Ю. Буданова, о семье которого давно заботился. К сожалению, все эти душевные проявления — после трагедии.

Однако даже не грубость — главная его беда. Анализируя поступки и действия этого славного генерала, я вспоминаю знаменитую теперь фразу царя Александра III: «Мужество — есть терпение в опасности». Так вот любопытно, что Шаманов в равной степени всегда презирал и опасность, и терпение. В какой мере это повлияло на его мужество (а оно неоспоримо) — не знаю. Думаю, повлияло не в лучшую сторону.

Мне, признаюсь, было не по себе, когда в какой-то период Шаманов заметался от посыпавшихся «сверху» кадровых перспективных предложений. Не успев толком покомандовать 58-й армией, уже готов был принимать Московский округ внутренних войск, всерьез обдумывал еще какие-то «выдвижения»… Ну, а когда решил баллотироваться в губернаторы Ульяновской области, я вообще обиделся: «Как же так, ты бросаешь армию в такой момент, когда ей нужны твой опыт и профессионализм, когда еще не закончена контртеррористическая операция!..» Мы даже повздорили в этой связи. Потом, конечно, помирились.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Самуйлов

Политолог, кандидат исторических наук

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня