Общество

Украина: крах империи?

Владимир Мироненко о причинах распада украинского государства

  
17517

С патриотическими слоганами и песнопениями в нашем регионе что-то не так. «Еще польска не згинела», «жыве Беларусь», «щэ не вмэрла Украйины ни слава ни воля», само собой. Как ни крути, а напоминает сводку из госпиталя: радоваться и гордиться предлагается только тем, что государство ещё существует. «Доктор, я буду жить?» — «Щэ-э-э нэ вмэ-э-эрла…» В трудных действительно условиях, зажатым между грубоватым Востоком и коварным Западом, оставаться в живых есть безусловное достижение; и всё же не стоило бы его представлять как основное и единственное.

Любители караоке на Майдане, к месту и не к месту затягивающие свой заунывный гимн, похоже, допелись. Состояние Неньки критическое; и степень вины в том обладателей всех этих сопрано, баритонов и теноров-альтино прямо пропорциональна степени их неразумности, а следовательно — колоссальна.

После распада Союза Советских Социалистических Республик они, в числе прочих украинских граждан, унаследовали едва ли не самую сочную и перспективную его землю. Море. Горы. Степи. Плодороднейшие чернозёмы. Изобильные полезные ископаемые — от угля и руды аж до золота, всего сто двадцать видов, из них более тридцати особого значения. Мощная промышленность. Огромные запасы вооружений, боеспособная армия. Уникальная система образования, развитая, десятилетиями лелеянная наука. Талантливое, грамотное и трудолюбивое население. Выясняется, что и это всё можно было довольно быстро про… петь.

Общественность привыкла считать Украину однородной, шароварно-фольковой, но ведь фольк там проживает не такой и однородный. Коренные жители Киева, Донецка, Львова — люди очень и очень разные. Насельник центральной Украины ментально ближе к белорусу, чем к галичанину; насельник восточной очень похож на русского. И всё это только внутри ключевого этноса. А ведь помимо упомянутых, очень даже разных, хохлов, вуек, кугутов, бульбашей и кацапов, в Украине, часто компактно, живут молдаване, поляки, венгры, часто поминаемые крымские татары и много ещё кто.

В середине девяностых ревнивые стратеги в Москве поглядывали на Киев с некоторым опасением: столица крупнейшей европейской страны, он вполне мог бы явиться новым центром восточного славянства и близких к нему народов. Украина явилась, по сути дела, мини-империей. Полной амбиций, как и полагается небольшой молодой империи, отколовшейся от империи большой и старой. В том имелось определённое преимущество: страна могла отстраиваться с чистого листа, что давало возможности избежать инерции прошлого и позволяло не взваливать на свои плечи тяжкий груз исторических ошибок и застарелых национальных противоречий.

Как бы не так! Не только взвалили, но ещё и сверху навалили такого, что затрещал могучий хребет от Чёрного моря до Карпат.

Внутренняя политика многонационального государства (а Украина, де-факто, явилась таковым) не терпит узости. Она должна, во-первых, уходить корнями в менталитет государствообразующей нации, и, во-вторых, быть максимально открытой и удобной для остальных наций. В своём стремлении быть подальше от России (продиктованном банальной корыстью, стремлением поскорей огородить для себя доставшийся участочек) украинские властители совершили роковую ошибку, насаждая в стране идеологию антиукраинского шовинизма.

Делалось это руками, вернее, языками агрессивных провинциалов от политики, культуры и искусства, желающих обратить свой провинциализм в заслугу и преимущество. Лет пять назад, помнится, меня поразила усердно раскручиваемая акция «поставь украинскую книжку наверх»: участникам предлагалось, придя в книжный магазин, ставить книги на украинском языке на самые видные места на полках. Поставь наверх не самую лучшую книжку, а поставь наверх книжку на украинском языке! И плевать, если в ней будет напечатана унылая ахинея. Организаторы даже не догадывались, какую интеллектуальную ущербность они демонстрируют.

Пацаны с Востока, те самые, которые сейчас частью бежали, частью пребывают в пессимизме, будучи сами чуждыми подобным заморочкам, вполне поощряли их. Сами они в это время деловито пилили заводы, моря, пароходы: кликушествуйте, дескать сколько влезет, мы вам даём трепаться сколько угодно и о чём угодно, а вы нам не мешайте пилить. Просчитались и братки: недооценили силу и роль идеологии.

Для центрального, типичного украинца русский язык является родным не менее, чем украинский. Именно украинцам принадлежит громадный исторический вклад в становление и развитие русского языка — но возможности включить этот вклад в реестр своей национальной гордости их лишили новоявленные политруки. То же самое касается не только языка, но самых разных сфер национальной жизни: науки, культуры, искусства. Наставившие повсюду истуканов Шевченко одновременно украинцев лишали Гоголя, Королёва и Сикорского. Нет, не алчного и лукавого поляка, а того самого, что делал самолёты и вертолёты.

Сегодня к пониманию того, что навязанная ксенофобская идеология является по сути своей антиукраинской, приходит всё больше и больше представителей великого украинского этноса. Представители других этносов поняли это пораньше: ксенофобия изначально не сулила им никаких пряников. Тем временем процесс идёт, как говаривал незабвенный Михал Сергеич. Мазеповщину и петлюровщину в господствующей идеологии сменяет бандеровщина.

И если первые две, вредные или нет, представляют собой явления действительно национальные, хотя не главные в украинской истории, то именно показательно-террористическое торжество западноукраинской бандеровщины, чуждой и враждебной большинству населения, запустило механизм развала страны.

Бандеровщину правильно определяют как фашизм. Но этот фашизм является ещё более гибельным, чем гитлеровский. Тот не мелочился, записывая в предтечи Гёте и Ницше, объявляя себя наследником великой европейской культуры. Этот отказывается от всего, кроме Бандеры, традиций галицкого села и, может быть, пресловутого и вездесущего Тараса. Процитирую самого себя: «Реанимировали именно нацизм. То был не гитлеровский нацизм, самостоятельный, могучий, грандиозный и кошмарный. То был завистливый провинциальный нацизм прислужников, полицаев и сельских шкодников из схронов, которыми и Гитлер брезговал, поручая им самую грязную работу. Шкодили они не в жестокой к ним в Москве, но в сёлах и городах Украины Восточной. Устраивали засады, сыпали отраву в колодцы, точно так же, как сегодня, жгли дома. И воевали по большому счёту не с „москалями“, но с украинцами, служащими во Внутренних Войсках Украинской Советской Социалистической Республики. Таким образом, противостояние между двумя ментально очень разными частями Украины оформлено исторически».

Я неспроста повторяюсь: навязанная блицкригом идеология национального меньшинства, по сути, враждебная большинству украинцев, сработала на развал великолепной империи Украины. Майдан воспринимается ими не как национальный протест, но как навязывание большой Украине упрямой и злой воли псевдонационалистического меньшинства. И нечего здесь винить москалей, ляхов или жидов: «заслуга» в том всецело принадлежит псевдопатриотам, любителям хорового пения и зажигательных речёвок.

Какую искреннюю и блаженную радость наблюдали мы в Крыму по поводу прибытия русских войск! Я пишу эти строки в день референдума; в итогах его, кажется, мало кто сомневается. И вот о чём стоит задуматься. В соседней Беларуси существуют области, не менее симпатизирующие России, чем Крым. И русских не меньше ни в Гомеле, ни в Могилёве. Но вряд ли, если вдруг российская армия займёт ключевые объекты, народ будет так ликовать. Как минимум возропщут. Нахмурятся. Скажут, нечего к нам сюда лезть, со своими проблемами сами разберёмся.

Это до чего же надо было довести украинских своих граждан этим истерическими нацизмом, чтобы иностранные войска они ждали, как освободителей?

Коллективные психозы и неврозы — явление в истории нередкое. Пройдёт и это; осталась бы Украина. В опошленном лужёными глотками гимне есть вполне поэтические строчки: «згинуть наші вороженьки, як роса на сонці». Дай бог, чтобы так и произошло! Главное, чтобы разобраться, кто является истинными вороженьками нации и страны. Не твердолобые ли это последователи Бандеры и Шухевича, ввергнувшие её в крупнейшую за последние пятьдесят лет катастрофу?

Фото: ИТАР ТАСС/EPA

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня