18+
среда, 24 мая
Общество

Запад прощает Саакашвили даже избиение собственных граждан

Получив карт-бланш грузинская власть готовится окончательно добить оппозицию

Грузинская оппозиция получила тяжелый удар от Запада. Большинство дипломатов, аккредитованных в Тбилиси, осудили столкновения с полицией, произошедшие поздно вечером в среду. Симпатии дипломатов, в том числе — спецпредставителя ЕС на Южном Кавказе Петера Семнеби, все эти дни безуспешно пытавшегося усадить стороны за стол переговоров, оказались не на стороне оппозиции. По сути, они согласились с трактовкой властей, которые считают, что в Тбилиси в среду вечером имело место нападение на управление полиции.

Семнеби и ряд других дипломатов высказались в том духе, что не понимают действия оппозиции. Находившаяся в Тбилиси парламентская делегация Нидерландов, покидая Грузию, высказала надежду на то, что следующий их визит пройдет в более спокойной обстановке и из-за перекрытых центральных улиц и блокированных государственных офисов им не придется проводить встречи в гостиницах, а сами они не будут ограничены в передвижении. Более строгие оценки, очевидно, не звучат из-за нежелания накалять обстановку.

Но и такого «мягкого режима» с лихвой хватило на то, чтобы инициатива в противостоянии перешла к властям. Тем более, что трех юных сторонников оппозиции, арестованных за драку с тележурналистом, власти после обращения Католикоса Патриарха всея Грузии Илии Второго освободили. А именно желание лидеров оппозиции добиться их освобождения, как писала «СП», привело в среду вечером к столкновению со спецназом. В четверг вечером МВД продемонстрировало оперативную съемку инцидента у управления полиции, развенчавшую «гандизм» оппозиции — в спецназ летели камни и какие-то предметы, и, вероятно, заявление пресс-центра МВД о шести пострадавших полицейских — не формальная «отмаза».

Между тем, получив от западных дипломатов удовлетворяющую оценку ситуации, власти перешли в контрнаступление. Оппозиции указано: к 16 мая убрать с площади Свободы и с проспекта Руставели импровизированные тюремные камеры, которые мешают подготовке праздничных мероприятий, в том числе и военного парада, к 26 мая — Дню Независимости.

Более месяца оппозиция блокировала центральные улицы Тбилиси, она может продолжать выражать протест в других местах, но еще лучше сесть за стол переговоров, сказал спикер парламента Давид Бакрадзе. И часть лидеров оппозиции, наконец, согласилась. Но при этом… ультимативно отвела президенту Михаилу Саакашвили три дня на определение даты и места встречи. «Выдвинутый ультиматум походит на попытку сохранить лицо. И очевидно на встрече с президентом будут обсуждаться не условия его отставки, на чем настаивала оппозиция», — предполагают в грузинском экспертном сообществе.

Впрочем, один из лидеров оппозиции, экс-посол в ООН Ираклий Аласания, и до того говоривший о необходимости диалога, вполне определенно заявил, что с президентом речь будет идти о необходимости прекращения насилия в стране. «Диалог должен начаться без предварительных условий… После первой встречи станет ясно, в чем будут готовы уступить власти, и чем будет готова поступиться оппозиция… Мы должны сделать все, чтобы ситуация не вылилась в гражданское противостояние», — заявил Аласания после встречи с зарубежными дипломатами. По его словам, есть несколько конкретных предложений к властям, реализация которых поможет восстановить доверие между властью и оппозицией, между обществом и властями. Но, в чем заключаются эти предложения, Аласания говорить не стал.

Главной противницей переговоров остается экс-спикер парламента Нино Бурджанадзе. Она считает бессмысленной встречу с Саакашвили. «У меня нет никакого желания садиться с ним за стол переговоров», — заявила Бурджанадзе. Но оговорила, что в принципе готова подчиниться решению, которое примут лидеры оппозиции. Среди них между тем по-прежнему нет единства. И не только по вопросу переговоров. Одни считают, что протест необходимо расширить на другие города и населенные пункты Грузии, другие выступают за усиление протеста именно в Тбилиси, третьи говорят о блокировании республиканских магистралей и даже границы.

Руководитель Южно-Кавказского института региональной безопасности Александр Русецкий в оценке ситуации откровенно заявил «СП»: «За двадцатилетнее наблюдение за политическими процессами в стране, я впервые говорю, что очень многого просто не понимаю. Настолько все запутанно, настолько все сложно, настолько все неустойчиво, настолько высоко недоверие не только между противостоящими лагерями, но и внутри них, что говорить о чем-то определенном — бессмысленно. Есть какие-то сведения о том, что переговоры уже идут. Но о чем, кто в них участвует — не известно».

Озадачено и население. Уровень недоверия к властям высок. Но оппозиция в этом вполне может конкурировать с властями. Получается парадокс. Общество одновременно и чрезмерно политизировано и апатично. Властью оно недовольно, впрочем, редко какое общество бывает довольно властью, но и оппозиция ничего дельного, что помогло бы людям преодолеть апатию и кинуться отстаивать некую идею, не предлагает. Утверждения же некоторых оппозиционных лидеров: мол, уберем Саакашвили, ибо только в нем корень зла, а потом заживем нормально, — лишь усиливают степень недоверия к самой оппозиции.


«Знаешь, журналист, в чем, по-моему, дело? — сказал знакомый читателям „СП“ по одной из публикаций старый рыбак, которого коллеги почтительно зовут по отчеству — Константинович. — Как писал Ленин, страшно далеки они от народа — и власть, и оппозиция. И те, и эти выступают от имени народа. Одни призывают к спокойствию, другие зовут на улицу. А лично меня, или этих людей, что с утра до ночи на Куре рыбу ловят, кто-нибудь спросил, чего мы хотим? Или мы не народ? Я же тут на набережной не всю жизнь с удочкой торчу. Раньше — у реки отдыхал. А теперь, чтобы с голоду ноги не протянуть… Работал токарем, завод закрылся — наша продукция не конкурентна, мол. Хорошо, открыл кооператив — налогами задушили. Потом торговать решил, в Турцию „челночил“ — тоже самое: этому дай, тому — подари… Мебельный цех, после того, как Саакашвили пришел, открыл — поверил его обещаниям. Клепал с друзьями дешевую мебель из ламината — опять поборы и налоги задушили. Да, при Мише и дело открыть легче стало, и налогов меньше, но все равно непосильные они. Хоть кто-нибудь из оппозиции сказал: уберем Мишико, а я все налоги отменю на несколько лет, чтобы люди вздохнули? Никто об этом не говорит. И властям тоже уже не верю — обещают, но и только. Да, бог с ними налогами. Почему каждый второй или третий только и мечтает о том, чтобы куда-нибудь уехать? Кто-нибудь из власти или оппозиции знает ответ?..»

От размышлений вслух Константиновича отвлекают коллеги-приятели, предлагающие сменить место — рыба не клюет. Он отказывается: сегодня везде плохо — погода с утра несколько раз менялась, такая же неустойчивая и непредсказуемая, как и местная политика. «Вот тута (шелковица — „СП“) поспеет, и усач пойдет, — как-то невпопад говорит Константинович. — На туту хоть белую, хоть черную усач кидается…»

Фото [*]

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня