Общество

Спокойно. Это война.

Денис Гуцко об информационных баррикадах

  
7671

Информационная война идёт полным ходом и ставит нас перед крайне неприятными выборами. Не к стенке, конечно. А всё же нечто окончательное, трагически подводящее черту, в этом есть.

— Ты почему без георгиевской ленточки?

— Говори, собака, ты за присоединение Крыма или против?

А я был, собственно, за. (Ну, как бывают «за» люди моего формата, послушники рефлексии, ценители сложных оттенков — с сотней оговорок, с тысячей уточнений).

— Я ж тебя, национал-предатель, насквозь вижу!

Забавно-то как! Я даже эту расстрельную формулировку готов был принять как тезис для дискуссии — весьма провокативный, но выводящий проблему перманентного русского раскола в очень важную плоскость, в которой, пожалуй, следовало бы поискать решение… ой… Простите, конечно, но… Да прекратите меня дубасить!

Крым Крымом, знаете. Майдан майданом. Но как соглашаться — с этим? Как встать в один строй с теми, кто ежевечерне вылизывает свой набухший патриотизм под проповеди Киселёва? Невозможно же. Ну, невозможно — даже одобряя возвращение Крыма — лобызаться с настырным посконным рылом, посланным изображать патриотический экстаз для устрашения шибко умных и царской потехи ради.

А дело-то сделано: они, голубчики, повсюду. И, кто бы мог подумать — так быстро, так ловко. Совсем как возвращение Крыма.

Масштаб явления всегда измеряется проникновением в обыденность. Насколько глубоко российское общество поразила патриотическая деменция, довольно точно, на мой взгляд, маркирует скандальная история в РУДН, где претендентке на должность преподавателя немецкого языка отказали в связи с несоответствием её взгляда на крымский вопрос с официальной трактовкой.

Судя по всему, для большинства людей моего формата (см. выше) всё решается вот здесь, на этом рубеже.

— Нет, с такой Россией не хочу и не буду иметь ничего общего!

И дальше, до опустошающего интеллигентского надрыва:

— Стыдно! Боже, как стыдно быть русским!

Выбор прост и прозрачен: по одну сторону восторженный плебс, по другую — симпатичные культурные люди. Точь-в-точь такие, каких мы наблюдали в репортажах западных агентств с раннего Майдана: с открытыми лицами, с мыслью во взгляде. Да там все наши!

А стало быть:

— Как меня может радовать то, что ещё один кусок земли, целый полуостров, стал частью мерзкой путинской Рашки?

…и естественный, казалось бы, выбор: туда, к своим, — вдруг стопорится. Да, именно здесь. Не потому что «хватит всё к Путину сводить». Не потому, что «Рашка закончится, а Россия будет». Это да. Но, видите ли, мне представляется, что в ситуации информационной войны сообщество «русская интеллигенция» проигрывает тогда и только тогда, когда соглашается выбрать сторону. Ту или иную. Надеть те или иные погоны. Примкнуть к той или иной армии. Проигрыш — в самом выборе. Который не оставляет шансов спасти ни один сложный оттенок, ни одну драгоценную оговорку. Никакой масштаб личности и никакой размах творчества не спасают от казарменного примитивизма, как только сторона выбрана и провозглашена Армией Света.

— На нашей перенаселенной планете больше нет внутренних дел. Коммунистические лидеры говорят: «Не вмешивайтесь в наши внутренние дела. Позвольте нам душить наших граждан в тишине и покое». Но я говорю вам: вмешивайтесь больше и больше, вмешивайтесь столько, сколько вы можете. Мы просим вас прийти и вмешаться. Понимая свою задачу таким образом, я, возможно, вмешался сегодня в ваши внутренние дела или, по крайней мере, коснулся их, и я прошу прощения за это.

Это из американской речи Солженицына в 1975 году.

Последняя фраза — с извинениями за вмешательство в дела тех, кого Александр Исаевич призывает вмешиваться больше и больше, задаёт высказыванию какую-то совсем уж невыносимую тональность (увы, до сих пор актуальную).

Мне категорически не по душе коммунизм Ленина-Сталина. И точно так же не по душе мне выбор Солженицына: как ни крути, но выбор этот с сегодняшнего ракурса представляется не войной против Империи Зла — а войной против одной империи в интересах другой.

Давайте тихонько, как пристало культурным людям, додумаем до конца. «Коммунистических» лидеров в пассаже нобелиата легко заменить другими нерукопожатыми: смогли те, к кому апеллировал Александр Исаевич, ох как много — от Ирака до Сирии. Вопрос. Готовы ли борцы с кровавым гэбэшным режимом — не фигурально, в самом приземлённом практическом смысле, с учётом, так сказать, новостной картинки последних десятилетий — готовы ли призвать Армию Света вмешаться немножечко и в наши нехорошие дела?

Или всё-таки разберёмся сами?

Если сами, то нужно бы избегать ситуации «паны дерутся — у холопов чубы трещат». И срочно излечиться от избирательного зрения.

Киселёв пугает Америку радиоактивным пеплом?

А помните, откуда аукнулся этот пепел:

— Подождите, гады! Будет на вас Трумен! Бросят вам атомную бомбу на голову! («Архипелаг ГУЛАГ», 3 том).

Да, кампания «Крым наш!» — точнее, с учетом интонаций: «Крым, сука, наш!» — достигла вершин пошлости.

Но присмотритесь. По ту сторону примерно то же, плюс-минус вкус и мастеровитость авторов.

Во-первых, уровень «пропагандируй ниже плинтуса» выбран, как мне представляется, сознательно. Всё-таки пропагандировать посажен Киселёв, а не Мамонтов, который недалёк не понарошку (в чём мы убеждаемся всякий раз, когда он принимается вещать мимо текста). И даже при нынешних расслабляющих рейтингах доверия ничего не стоит пропагандировать хоть немного умней (по крайней мере, отказаться от фейерверков глупости вроде репортажей о крымских боевых львах). Но эффективные менеджеры пожелали быть народными — а на хрена тут, спрашивается, интеллект? Ну, они себе так это представляют.

Во-вторых, тошнота «от Киселёва» вызвана не только качеством предлагаемого продукта, но и многократным количественным перевесом: информационное поле действительно зачищено на славу. Ей-богу, если б сегодня в таких же объёмах выплеснуть в российский эфир информационный месседж противной стороны: и позаимствованный импортный, и журналистское творчество опалённых революцией украинских СМИ (вот только не шейте мне москальского шовинизма), — симптомы будут ровно те же: растерянность, тошнота. И это, увы, закономерно. Потому что — ну да, информационная война. Журналистика отложена до лучших времён. Запросите, к примеру, в YouTube «Венедиктов на громадськом». Зрелище поучительное, хоть и жестокое: тяжеловес Венедиктов лупцует юных украинских коллег, забывших напрочь, чем журналист отличается от активиста. Или посмотрите программы Шустера. Ту, например, где Савик сначала торжественно зачитывает клятву журналиста, в которой утверждает, что «информированность гражданина» будет его основной заботой (действо сопровождается эмоциональным призывом к российским коллегам принять эту клятву и строго ей следовать впредь) — и тут же, сходу-слёту, с развороту принимается вываливать на зрителя прекрасно знакомую нам по российскому эфиру кондовую полит-пропаганду — только противоположно направленную: Путин — Гитлер, Крым — Судеты. Посмотрите, поищите отличия: Шустер — Киселёв, Киселёв — Шустер.

То есть, можно так считать. Можно убеждать меня в этом. Почему бы нет: сумеешь — убеди. Но зачем втюхивать мне свою политическую позицию под видом нейтральной информации. Притом делать это так неряшливо.

Знаете, мои сложные интеллигентные соотечественники, не упрощайте реальность. Не поможет. В ней нет объективной правды. Потому что реальность, в которую мы с вами вляпались, называется геополитика. Вот она снова обстряпывается у нас на глазах под стрёкот агиток и шум полуправд. Дерьмово, да. Грязненько. Но клеймить отечественных дельцов и рукоплескать заморским — разве выход?

Всё гораздо трагичней, чем в пьесе «Как стыдно быть русским». Нет в нынешнем украино-российском кризисе той другой стороны, с которой, как вам кажется, вы едины. Вы её нафантазировали. Вы согласны быть с украинскими ультра-патриотами, противостоящими гэбэшному режиму? Но они-то не с вами, вы для них москали, вы для них — нулевая риска для самоидентификации. Вам кажется, что вы — с украинской интеллигенцией? А где она? Чем себя проявила? Вспоминаются, конечно, украинские актёры, которые выступили с призывом к российским коллегам и зрителям: не поддавайтесь ненависти… Трогательно, много пронзительных слов. В принципе, можно и так. Но какое-то междусобойное, кулуарное это единство. Катакомбный интернационал: запрёмся и будем как братья. Я побежал бы под это знамя сломя голову, когда б те самые актёры, которые так ярко выступили за мир и всё хорошее, хотя бы попытались (ну, хотя бы раз) прогнать со сцены Майдана тех самых ультра-правых, тех самых бандеровцев, не замеченных в упор — ровно до того момента, как образ бандеровца взял в оборот российский агитпроп.

Журналисты говорят, что в информационной войне первая жертва — информация. Политики добавят, что в информационной войне побеждает тот, кто обеспечил себе перевес в информационных ресурсах (западный телезритель до сих пор уверен, что в 2008 не грузинские войска атаковали российских миротворцев в Осетии, а российские военные — грузинские части на грузинской территории). Всем, для кого в этих умодробительных войнах неприемлема ни роль солдата, ни роль пассивной жертвы, используемой втёмную под прикрытием развесистой пропагандистской клюквы, для начала стоило бы научиться соблюдать нейтралитет. И больше не выбирать сердцем. Немного терпения и последовательности — и нейтралитет перерастёт в самостоятельную позицию, противоборствующую, наконец-то, не со своими ворами и кровопийцами руками заморских — а с ворами и кровопийцами вообще, в принципе. По-моему, так честнее. И есть, за что сражаться.

Фото: Коммерсантъ/Сергей Михеев

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня