18+
вторник, 17 января
Общество

Безработные собрались в гости к Медведеву. Но кто их пустит даже с бутылкой?

Бабий бунт ХХI века начнется от ворот спиртзавода

  
14

Марш безработных собираются устроить 1 июня жители Ивановского поселка Петровский. Участники акции планируют дошагать без остановок, аж, до Кремля, чтобы поведать всей стране, а если повезет, то и самому президенту, о проблемах родного спиртзавода.

Второй год предприятие, на котором еще недавно трудилось 1200 человек — практически все трудоспособное население Петровского, находится на грани банкротства. Люди полтора года не получают зарплату, а матери-одиночки сдают ребятишек в детдома, потому что сами прокормить их не в силах.

Корреспондент «СП» пообщался с организаторами марша безработных на Москву.

— Вообще-то, мы планировали идти в Москву 16 мая, но оказалось, что для этого нужно направить уведомления в областные и районные администрации, чтобы согласовать маршрут движения. Поэтому сроки проведения акции перенесли на 1 июня, — рассказывает 35-летняя мать двоих детей Светлана Гончарова. На спиртзаводе «Петровский» она работала мастером, а теперь входит в инициативную группу, которая борется за права местных рабочих, составляет иски в суды и прокуратуры и устраивает митинги. —  А мы требуем только одного. Отдайте нам наши деньги и запустите снова спиртзавод, который нужно вернуть государству. А иначе наш поселок просто умрет!

Поселок Петровский небольшой — три тысячи жителей. Еще по полторы тысячи человек живут в селах Морозово и Липовая Роща в километре от Петровского. Вот для этих трех населенных пунктов спиртзавод Петровский и создавался в 1940-м вместе с подведомственным совхозом. Все шесть десятилетий он являлся главным градообразующим предприятием.

— У нас делали пищевые и кормовые дрожжи, сухой лед, спирт. Завод не останавливался даже в годы войны, даже в мрачные 90-е. А теперь вдруг стал убыточным, — горюет Гончарова.

По ее мнению, во всем виноваты местные власти и московские инвесторы из ЗАО «Группа предприятий «Ост», которые так и не смогли поделить завод, а лишь загубили его.

Впрочем, кто был прав — чиновники или бизнесмены, сейчас сам черт не разберет. Ясно только одно, что тучи над Петровским стали сгущаться еще в 2002 году, когда вдруг оказалось, что сделка по продаже предприятия была незаконной, потому что прежним хозяевам принадлежал не весь пакет акций. Дальше началась обычная чехарда. Контракт не раз опротестовывали в суде. Новых хозяев обвиняли в неуплате налогов. Те в свою очередь вопили на всю страну о давлении на бизнес. В общем, пока холеные дядьки на дорогих машинах воевали друг с другом за землю и производственные площади, завод приходил в упадок. Но работники зарплату получали и весьма приличную по сельским меркам. Например, у Гончаровой оклад был 10 тысяч рублей. Ее муж простой разнорабочий получал шесть тысяч.

Гром грянул в декабре 2007 года, когда было принято решение об остановке производства и сокращении работников.

Очень быстро из благополучного красавца поселок Петровский превратился в гниющего утопленника, только на шее вместо камня у него висел злощастный спиртзавод, который тащил за собой на дно и всю инфраструктуру.

—  Большая часть домов, школа, десткий сад отапливались котельной спиртзавода, — рассказывает Галина Климушина, работавшая на заводе микробиологом. — А в этом году, например, в садике температура не поднималась всю зиму выше плюс 10. А вы знаете, что даже в зонах, заключенных запрещают содержать в ШИЗО если температура опускается ниже плюс 16? Сейчас все наше ЖКХ оказалось на грани банкротства, потому что людям нечем квартплату платить. Я, например, за свою трехкомнатную должна платить три тысячи рублей в месяц, а где их взять? В поселке закрылись баня и больница, потому что денег на их содержание в бюджете уже нет. Даже владельцы магазинов за голову хватаются. У них тоже убытки. Люди теперь покупают лишь лапшу, соль и растительное масло. Во многих домах разлад, поскольку мужики подались на заработки в Москву и побросали свои семьи…

По словам Климушиной, на заработки из поселка уехало порядка 300−400 мужчин. Но тяжелее всего приходится матерям-одиночкам, работавшим на заводе. Например, Крюкова Альбина после полугодового сидения без денег не выдержала, на попутке добралась до райцентра и там в соцзащите заявила, что хочет сдать сына в ближайший детский дом. А сама она прокормить его не в состоянии.

Поездке в соцзащиту предшествовал голодный обморок.

— И Альбина не одна такая, многие сейчас с хлеба на воду перебиваются, — говорит Климушина. — Большинство работников были уволены с нарушением трудового законодательства. В прокуратуре и судах, сейчас лежит порядка 800 исков от рабочих, с требованием погасить задолженности. Поэтому мы и хотим идти маршем в Москву, чтобы нас услышали и заметили. Дойдем до Красной площади и вдруг президента встретим…

После последнего поселкового схода, состоявшегося 7 мая, на котором и было принято решение о марше на Москву, телефоны женщин-активисток раскалились до бела. Звонят не только односельчане, но и рабочие с других ивановских фабрик, желающие присоединиться к маршу.

— Человек 200 уже набралось, — вздыхает Гончарова, потому что получала и другие не столь приятные звонки — из районной администрации, из ФСБ и милиции. — Люди в погонах говорят, что беспокоятся о нашей безопасности, и требуют списки тех, кто пойдет на марш, ну а районным начальникам, которые сплошь в правильной партии состоят, мерещится мировой коммунистический заговор. Называют нас даже пятой колонной, а у нас в инициативной группе одни женщины. И если уж это и бунт, то бунт бабий. Потому что мы хотим, жить со своими мужьями под одной крышей, как раньше, а не ждать, когда они вернуться с заработков домой. И вернутся ли вообще.


Кстати

Бабий бунт вызревает не только в Ивановской области, но и в других моногородках России. Например, сотрудники ЗАГСа поселка Парфино из Новогородской области, вынуждены были обратиться за помощью к психологам.

 — Дело в том, что после банкротства фанерного комбината, на котором работала почти половина всего взрослого населения посёлка, в семьях стало расти раздражение друг против друга на почве безденежья. Жёны, бывает, пилят-¬пилят мужчин, те не выдерживают и идут разводиться, — говорит специалист ЗАГСа Ольга Фадеева, и приводит статистику, по данным которой к середине апреля за «новыми узами» обратилось всего 26 пар, хотя в прошлом году их было 39. А за разводом — 24 пары (в прошлом их было только 15). По словам Фадеевой, чтобы хоть как-то разрядить обстановку в депрессивном посёлке, местные власти вынуждены были выписать бригаду психологов из Великого Новгорода, которые работали в семьях, стараясь наладить взаимопонимание между супругами. В какую сумму обошлась такая психологическая помощь бюджету поселка, Фадеева не рассказала.


Из досье «СП»

Кланяться в Кремль крестьяне ходили, как при царизме, так и при социализме. Если верить советским легендам, то первых ходоков в Смольным Ленин принимал в 1918-м и пришли они из Тверской губернии. Они просили у Ленина еды, гвоздей и скорейшего наступления коммунизма.

Сегодня суть обращений мало изменилась. Современные ходоки тоже уверены, что власть способна решить практически любую проблему. В администрациях и президента, и премьер-министра, и губернаторов приходят сотни тысяч жалоб и жалобщиков. Но почему-то, всех их посылают назад, к тем самым чиновникам, на которых люди и приходили жаловаться.

Ивановская обл.

Фото [*],[*]

Популярное в сети
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Борис Шмелев

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
НСН
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня