Общество

В ожидании «Мыколы Икс»

Игорь Караулов об украинском запросе на авторитаризм

  
5645

Украинский кризис уже превратился в украино-российский. У нас теперь де-факто отдельная страна со столицей в Славянске и одна гражданская война на два государства. Но если все-таки попытаться, невзирая на грохот артиллерии и льющуюся кровь (ох, как это непросто), посмотреть на украинскую часть этой драмы как на автономный исторический процесс, то можно найти нечто общее с нашим 1999 годом — временем, когда определялся преемник Ельцина.

Вот, например, замеченное всеми портретное сходство Януковича и Порошенко — откуда оно взялось? Можно ссылаться на причуды коллективного бессознательного, но не покидает ощущение, что есть некий режиссер, который проводит кастинг, отбор актеров на роль.

«Мне нужна примерно та же фактура», — кричит он в телефонную трубку, попыхивая трубкой пенковой, — «но давайте сместим акценты. Пусть он будет моложе, образованней, современней. Что, тоже миллиардер? Это нехорошо, но пусть хотя бы не вор. И больше никаких донецких! Из Болграда? А где это? Так, уже смотрю в гугле… Бессарабия, болгары, гагаузы… Да, это можно было бы туда-сюда покрутить».

На какую же роль пробует актеров этот воображаемый режиссер? Было бы разумно предположить, что это роль Владимира Путина.

Украина застряла в девяностых. Региональный раскол, власть олигархов, развал силовых структур, стремительно уменьшающееся население, внешняя зависимость. Как и в России, должен найтись человек, который выведет страну из этого замкнутого круга. Поиск будущего автократа, подготовка к его приходу, борьба за его кандидатуру стали главным подспудным направлением украинской политической жизни в последние годы.

Таким человеком был не прочь стать Виктор Янукович. Расширяя свои полномочия, сажая Тимошенко и в то же время делая реверансы в адрес всех регионально-политических сил, он пытался действовать в путинском духе. Другое дело, что он начинал не с чистого листа и его репутация у западенцев и киевских буржуа была безнадежно разрушена еще в 2004 году.

Под какие бы кричалки ни скакали на Майдане, сколько бы там ни говорили про «свободу» и «европейский выбор», но высшая цель Майдана в том и состояла, чтобы перехватить объективную авторитарную тенденцию и заставить ее работать на другую, более приемлемую фигуру.

В итоге о явном спасителе нации так и не договорились, и в президентское кресло вплыл Порошенко, все достоинство которого состояло в том, что он, полностью поддерживая Майдан, вел себя сдержанно и не светился на трибунах.

Станет ли Порошенко украинским Путиным? Есть большая вероятность того, что это промежуточная фигура, сопоставимая с Сергеем Степашиным. Как и перед Степашиным, перед ним возникла задача усмирения непокорного региона, и пока нет уверенности в том, что он с ней справится. В случае неудачи кастинг будет продолжаться до тех пор, пока украинское государство не возглавит еще неведомая нам фигура, которую можно условно назвать «Мыкола Икс».

Повестка дня для «Мыколы Икс» очевидна. Разгромить восставший Донбасс, отдав его на откуп аналогу Ахмата Кадырова. Одновременно загнать под шконку националистов, чтобы те, подобно русским коллегам, раз в год выходили на «Украинский марш» где-нибудь на Борщаговке и этим в целом ограничивались. Посадить Ахметова и (или) Коломойского в назидание прочим амбициозным богатеям. Сделать силовиков своей опорой и настоящей элитой страны. Словом, «всё, как нам нравится».

Хотя нет, не всё. Нам очень не нравится перспектива поражения Новороссии. Еще меньше нравится бездарно проливаемая кровь русских людей. Принято считать, что и Владимир Путин будет, мягко говоря, не в восторге от такого развития событий; он вряд ли захочет выглядеть слабаком как перед Западом, так и в глазах русского общества.

И в то же время есть один аспект, в котором Путин мог бы найти себе утешение. В каком-то смысле приход «Мыколы Икс» на киевский трон стал бы для Путина реваншем за 2004 год, за страх «оранжизма».

В то время Запад использовал Украину, чтобы поманить Россию «демократической альтернативой». Время показало, что российское общество этой альтернативой не соблазнилось. Теперь всё, на что Запад может рассчитывать в Киеве — это «авторитарная альтернатива», это «Путин 2.0», который «лучше» Путина (или, вернее, напоминает проамериканского, относительно либерального Путина первого срока).

То есть, в этом варианте Путин лично проигрывает, но путинская идея государства — побеждает!

А теперь представим себе, что никакой «Мыкола Икс» не явился и Новороссия победила. И вот стучится она в двери нашего евразийского дома. Представили? Вот сидит Нурсултан Назарбаев, около тридцати лет правящий своей республикой. Рядом с ним — Лукашенко, двадцать лет вертящий Белоруссией, как своим колхозом, и уже вовсю воспитывающий дофина. На заднем плане, с правом совещательного голоса — Алиев, сын Алиева, и Ислам Каримов, такой же застарелый прыщ на теле своей страны. И тут являются — встречайте! — Денис Пушилин! Валерий Болотов! Игорь Стрелков! В камуфляже и с гранатометами наперевес.

Если уж присутствие Алексея Чалого, одетого в скромный свитер, в Георгиевском зале Кремля вызвало такое недоумение у чиновной братии, что народного вождя поспешили задвинуть на непонятную должность в непонятной структуре, то вторжение этих ребят в сонное болото евразийской интеграции вызовет настоящий политический скандал — примерно как явление юного Скайуокера на совете джедаев.

Ну не монтируются новороссийцы в евразийский политический пейзаж, не монтируются! А вот гипотетический «Мыкола Иск» монтируется как влитой. И кто знает, возможно, украинский лидер, перестроивший жизнь страны по московскому образцу, проливший реки крови и оттого сильно чаемый в Гааге, но в то же время по-прежнему зависимый от российского газа, окажется более удобным партнером для Москвы, чем вольные донбасские гарибальдийцы?

Это не рассуждение на тему «Путин всё слил». Ничто не слито, пока через границу едут добровольцы с оружием, а Чуркин рубится в ООН. Но объективная почва для примирения, если не союза, между российской властью и потенциальным палачом Донбасса, к сожалению, есть, и мы не можем этого не замечать.

Фото: ИТАР-ТАСС/ EPA.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня