Общество

Дворцы на костях

Петербург развивается за счет старых некрополей и заброшенных погостов

  
2719
Дворцы на костях

Защитить старые погосты от уничтожения требуют в Петербурге представители общественных союзов и общин, чья «специализация» — спасение исторических некрополей. Недавно они обратились к главе города Георгию Полтавченко с настоятельной просьбой запретить на месте древних захоронений любое строительство и обозначить их мемориальными знаками, дабы «пресечь всякие поползновения коммерсантов».

Погостов с годами обнаруживается в центре Северной столице всё больше. По той простой причине, что далеко не все из них попали в свое время на планы и карты города. А в каких-то случаях не сохранились карты. Хотя бывает и иначе.

Совсем недавно, например, строительная техника, работавшая близ Сытного рынка на Петроградской стороне, откопала останки сотен человек. Специалисты, узнавшие о находке, оперативно прибыли на место. Пока останки эксгумировали, складывали, пока договаривались с музеями об их временном хранении, изучались архивные документы. Выяснилось, что в первой трети XVIII века здесь, на Сытнинской, было старинное захоронение «группы людей без гробов и саванов». А чуть позже, в ХIХ веке, рядом с погостом, выстроили церковь, сиротский приют и богадельню.

Сама эта находка стала настоящей сенсацией для историков, градозащитников. И неприятной новостью для строительного лобби, активно (чтобы не сказать агрессивно) врывающегося со своими проектами в городскую среду.

Скажем, ради новой трансформаторной будки разворошили строители старое лютеранское кладбище на Гражданке, буквально вывернув из земли пять гробов с человеческими останками. Первые поселения, главным образом «русских немцев», появились в этой части Петербурга в ХIХ веке. В отличие от предыдущего случая, это кладбище имеется на старых картах. О нём знали в советское время и не трогали. Правда, особо и не охраняли. Никакого памятного знака, даже простой оградки здесь не было. Старожилы квартала вспоминают о могильных плитах с немецкими именами, которые использовались в 1970/80-х годах застройщиками при «освоении» Гражданки «для дорожных нужд».

Подобных примеров, увы, множество. В какую часть мегаполиса ни загляни, непременно наткнешься, иной раз сам того не зная, на застроенный, затоптанный, разрушенный или разрушаемый погост. Не зная потому, что не принято говорить у нас на данную тему. Мол, слишком скорбная она. Да и что говорить о мертвых, когда на живых-то не хватает внимания и средств.

Кто считает так, тот словно не понимает (или понимать не хочет), что те, в могилах, не просто наше прошлое, без которого нет, как известно, будущего, но в первую очередь наша история. История каждого из нас в отдельности и всего города, всей страны в целом.

Редко на каком петербургском погосте не встретишь на старой плите (или в архивах, хранящих сведения о могилах) фамилию известного горожанина. Скажем, на Громовском, что в Московском районе, недалеко от Обводного канала, покоится не одно поколение Головиных и Алябьевых; на Митрофаньевском, там же в Московском, знаменитый генерал Павел Липранди; на Фарфоровском у Невы — художник Красовский, князья Лобановы-Ростовские, знаменитый хирург Цимбалин, нескольких династий мастеров русского фарфора. Хоронили там и в блокаду…

Вокруг Фарфоровского погоста не первый год идет настоящая битва. Общественность пытается, несмотря ни на что, спасти его от уничтожения. Для чего требуется юридически закрепить в градостроительном плане исторические границы некрополя. Те проходили от Невы и до сквера, разбитого в советское время вокруг появившейся тогда же станции метро. Сквер потенциальным застройщиком уже уничтожен. Сам погост огорожен строительным забором, за которым (то есть, прямо на костях) предполагается начать возведение развлекательного центра.

Градозащитники, многие известные петербуржцы, столкнувшись с откровенным равнодушием чиновников из разных смольнинских комитетов, добились встречи с губернатором. Надеялись на понимание. Все-таки Георгий Сергеевич человек глубоко верующий. Чего не скрывает, иной раз кажется, даже слишком навязчиво демонстрируя своё православие. Но…

«Мы же понимаем, что у нас весь город стоит на костях, — ответил им, а затем повторил в беседе с журналистами городских СМИ генерал-губернатор Полтавченко. — Но Петербург должен развиваться. Разумеется, не нарушая законов».

— Угроза уничтожения Фарфоровского кладбища, как и многих других старых погостов, к сожалению, сохраняется, - сказал «СП» Александр Кобак, директор Фонда Д. С. Лихачёва, автор книг «Святыни Санкт-Петербурга», «Исторические кладбища Санкт-Петербурга». — Фигурально говоря, с них не сводит глаз бизнес, мечтая использовать для коммерческой застройки. Беда в том, что многие погосты никак не отмечены — ни памятным знаком, ни границами. И не только не отмечены, но остаются практически не изученными. А ведь все они — наша память, часть нашей истории. Нужны экспертизы. На которые требуются средства. У градозащитников, общественных союзов, понятно, их очень мало, без помощи власти не обойтись. А власть? Её представители — чиновники — говорят нам, что это «такие огромные территории», из-за них, мол, город не может развиваться. На самом деле - это всего лишь два процента площади Петербурга. Мы что, не можем сохранить эти два процента?

— Судьба петербургских некрополей и исторических захоронений вызывает в последнее время большое беспокойство, — вторит ему Илья Попов, заместитель председателя Санкт-Петербургского Митрофаньевского союза. —  Почти над каждым нависла угроза либо застройки, либо прокладки дороги или коммуникаций. Как в случае со старообрядческим Громовским кладбищем.

«СП»: — Несколько лет назад вам с единомышленниками удалось его отстоять, там была даже проведена небольшая реконструкция, восстановлено несколько надгробий…

— Для этого потребовалось немало усилий сотен неравнодушных горожан! А теперь выясняется, что согласно очередному «судьбоносному» для города проекту, частично через его территорию, частично через соседний Митрофаньевский погост может пройти автотрасса, представляете? Спроектирована она прямо по фундаментам старообрядческого собора, затрагивает ансамбль храмовых построек, которые когда-то там находились. Мы неоднократно обращались в городской комитет по градостроительства и архитектуре, просили скорректировать проект, а кроме этого вывести с территории многочисленных арендаторов и создать там мемориальный парк. Однако нас «в упор» не слышат!

«СП»: — Этот проект родился ещё во времена губернаторства Валентины Матвиенко. Ныне его оживили, работы по «пробивке» Измайловского проспекта, который призван стать дублером «правительственного» Московского, вот-вот начнутся.

— В этом-то вся беда. Нам говорят: не будем спешить, будем ещё думать, а сами вовсю форсируют события. Понятно, городу нужны новые автотрассы, он задыхается в пробках. Но всегда есть варианты, возможность для внесения тех или иных поправок.

Православное Митрофаньевское и старообрядческое Громовское кладбища — самые большие из нынешних питерских некрополей. Это, в сущности, единый ансамбль. Там похоронено боле 400 000 человек. Совет по культурному наследию Петербурга принял решение о признании их исторического значения, благодаря чему удалось с помощью нескольких судов остановить их застройку, признать границы, но они все равно остаются под ударом. Бизнес постоянно давит.

Так, к сожалению, везде. Вот на Васильевском острове из старинного кладбища на 8-й линии близ Благовещенского подворья подняли из могил сто с лишним останков, отвезли как бы временно на Смоленском кладбище. Вернут ли их на прежнее место, обозначив его — большой вопрос. Потому что застройщик даже слушать не хочет ни о каком погосте. С 2010 года воюем с ним. Археологи проводили исследования, подтвердили существование на этом месте исторического захоронения. Нами подготовлено материалы к проведению исторической и культурной экспертиз. Строить там нельзя. Но будущее участка по-прежнему туманно, потому что те, кому деньги важнее истории, памяти, слушать никого и ничего не хотят.

Вывести все эти территории из-под застройки, создать там зеленые зоны призывают активисты. Задачи развития города (всех этих многочисленных развлекательных комплексов и дорогостоящего, потому в основном полупустующего жилья) они все равно не решат, как бы кто об этом не беспокоился. Как уже было сказано выше, занимают в общей сложности всего два процента территории города. Что же мешает власти принять предложение общественности? Или мы настолько нравственно упали, что кроме денег ни о чем думать не можем?

— Одна из проблем — действующее законодательство, которое напрямую касается старых погостов. Его можно трактовать по-разному, кому как удобно, слишком много в нем недомолвок, — уверен археолог Павел Сорокин. - В частности, в последней редакции 73-го федерального закона архитектурными объектами и культурным слоем признаются объекты столетней давности. Значит, всё, что старше, можно перекапывать, переносить, сносить, складировать. Попасть под эту категорию могут и некрополи. Застройщики уже всё чаще настаивают на том, чтобы старые погосты были раскопаны, а обнаруженные на них останки перенесены на действующие кладбища. Тем самым территории освобождаются под освоение. Но ведь старые погосты — это не только история, но и часть нашей общей культуры. С их помощью удается понять, как развивался, в частности, процесс христианизации. А в том, что касается Петербурга, — как город строился, кто его возводил.

На том месте, где хотели построить 400-метровую башню Газпром-сити, когда-то было шведское поселение, до него — русское. На этом месте нашли при раскопках более 500 захоронений. Не только русских и шведских, но и финских, немецких. Своего рода международный некрополь почти в самом центре города. Его раскопали при подготовке к началу масштабного строительства, а когда стройку отменили, владелец территории отказался вернуть останки на прежнее место, они так и остались в подсобке. Ни склепа тебе, ни мемориального знака. Года три назад активисты из числа защитников старинных городских погостов добились создания при главном архитекторе города специальной рабочей группы. Обсуждали со специалистами предложения для внесения изменений в соответствующее законодательство, обозначение в генплане специализированных зон для сохранения исторических некрополей, составление списка утраченных кладбищ. Их (активистов) чиновники внимательно выслушали, обещали доложить «наверх», губернатору. А потом потихонечку свели все на «нет». Кстати, просуществовала рабочая группа общественников до смены власти в Смольном. После прихода туда Георгия Полтавченко ни на какие обсуждения их больше не приглашали.

— Город, конечно, должен развиваться, — говорит Вячеслав Нотяг, депутат петербургского парламента. — Но не за счет умерших. Нельзя строить на их костях. К сожалению, в Петербурге сегодня существует жесткий лоббизм строительных корпораций. Решают всё в первую очередь деньги. Очень большие деньги. Пример с Фарфоровским кладбищем — один из самых показательных. Как это всё перешибить? Я, честно говоря, не знаю.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Юрий Белинский.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня