Общество

Кишиневские шахматы дестабилизации

Роман Коноплев о призрачном равновесии в молдавской политике

  
1973
Кишиневские шахматы дестабилизации

В Молдавии уже традиционно политические группировки разбиты на два далеко не условных лагеря. Общество поляризовано, приблизительно равное число избирателей интересуют противоположные вектора — часть населения видит преимущества в интеграции с Евросоюзом, другая его часть — в развитии отношений с Россией в рамках надгосударственных союзов под патронажем Москвы, вплоть до слияния.

У власти в Кишиневе находятся сторонники евроинтеграции, которых буквально под руки, как инвалидов, поддерживают европейцы и американцы. Поддерживают консультативно, финансово. В самых различных сферах — от построения элементов работоспособной бюрократической инфраструктуры до всевозможных тренингов для армейских офицеров и представителей спецслужб.

Молдова «де-факто» является незримым продолжением Румынии, полагаясь на помощь Бухареста в том числе и по щекотливому газовому вопросу на случай срыва поставок российского топлива через Украину. Для подстраховки почти закончена работа над газопроводом. В Румынии есть свои, пусть и небольшие, месторождения.

Конечно, молдаване никогда не забывают о своей выгоде. Собственный, региональный интерес экономическими элитами Кишинева и тамошними политиками, что, по сути, одно и то же, — обозначен достаточно жестко. Однако очевидно, — без моральной, интеллектуальной и прочей поддержки со стороны Бухареста нынешнему руководству Молдавии было бы крайне затруднительно сохранять свои электоральные позиции.

На фоне глубоких партнерских отношений проевропейских партий Молдовы с Брюсселем, Бухарестом и Вашингтоном, противостоящие им в парламенте коммунисты хоть и имеют в своем активе абсолютно пророссийские на сегодняшний день лозунги, полноценного доверия со стороны Москвы не вызывают.

Это связано с многократным «соскальзыванием» Молдовы в самый, казалось бы, подходящий момент, словно невидимая рука ведет россиян, как слепую лошадь, запахом сена. А затем в очередной раз заводит в тупик разочарования.

Коммунисты много лет формировали свои отношения с Россией по принципу «фиги в кармане» — никогда не знаешь, чего от них ждать. В нынешней же ситуации коммунисты выглядят вполне «системной» политической силой, не претендующей на реальную власть. А в случае, если власть на них неожиданным образом свалится, старые красные растяжки с обещанием углублённой евроинтеграции у лукавых комми наверняка аккуратно сложены где-то на складе.

Несмотря на жесткую протестную риторику, никаких решительных действий в политике партия Владимира Воронина не предпринимает, исповедуя молдавский политический стиль — совершенно не европейский, к слову. Коммунисты формируют вокруг себя вязкое пространство, пытаясь затащить в свои сети каких-нибудь друзей из числа либералов, по пути избавляясь от собственных более-менее ярких фигур, у которых может появиться претензия на их — коммунистические — лозунги, на их пророссийскую повестку дня.

При этом несмотря на весь свой пророссийский радикализм, многие, ушедшие от ПКРМ в самостоятельное плавание, не достигли серьезного успеха. А кое-то даже вынужден был лечь под проевропейских олигархов, в нужный момент подставляя своё плечо самым что ни на есть «прозападникам». В итоге Компартия как была единственной формально пророссийской силой в парламенте, так ею же и осталась. Как считали её муляжом, — так и считают. С чем действительно сложно согласиться, так это с тем, что ПКРМ не меняла своих взглядов в отношении Румынии. Молдавские коммунисты по отношению к «братской стране» за рекой Прут всегда выступали категорично, как молдавские националисты против националистов румынских. Защищая свою уникальность, продвигая брэнд молдавского языка. Даже словарь выпустили румыно-молдавский!

В итоге на фоне громоздких политических глыб на легальной сцене, столкновение которых лишь придало динамику интеграции молдавского проекта в европейско-американские планы, своей четкой пророссийской ориентацией выделились лишь несколько персон и структур.

Одной из таких фигур является гагаузский лидер Михаил Формузал. Несмотря на жесткие схватки с местными, гагаузскими политиками, в нужный момент элита анклава консолидируется против Кишинева. Противостоять молдаванам гагаузы научились за пару столетий, и представители наиболее радикального прорумынского интеллектуального движения, слитого из писателей, журналистов и прочих творческих людей, гагаузов ненавидят, быть может, даже сильней, чем русских.

Русские в сегодняшней молдавской политике уже не фигурируют как отрицательная единица, поскольку непосредственно русских в стране осталось крайне мало.

Либерально-проевропейские интеллектуалы разоблачают как врагов евроинтеграции более широкое понятие — «русскоязычных». Туда они включают молдаван, не желающих считать себя румынами, а также гагаузов, украинцев, болгар, и всех тех, кто не смотрит румынские телеканалы, не читает румынских газет, не охотится за румынским паспортом и уважает Владимира Путина. Последних, кстати, в Молдове предостаточно. Молдавское общество традиционно консервативно. Высокие общественные позиции церкви, к слову говоря РПЦ, как и уважение сильной власти восточного, имперского типа, с которой у любого молдаванина ассоциируется персона Путина, — это неизменно. При этом молдаване готовы поклоняться русской церкви и служить интересам России столь же искренне и жертвуя собой, как уже не раз доводилось на протяжении истории. Если взять процентное соотношение, по своим имперским амбициям молдаване, думаю, опередили бы даже самих нынешних русских, в особенности, если говорить о жителях российских мегаполисов.

Кстати, на заре новейшей «молдавской демократии» конца восьмидесятых местная антироссийская публика исповедовала отнюдь не европейские ценности. Имперский стиль, румынский национализм и русофобия увлекали интеллектуалов отнюдь не на гей-парады, а под памятник Штефана Великого, сильного лидера, имперского типа, величественного по своему облику и независимого.

И сегодня антагонисты пророссийского курса в Молдове также тяготеют к харизматичным фигурам. Барак Обама в любом городе Молдавии откровенно проигрывает по популярности президенту соседней Румынии. К Траянэу Бэсеску, с которым румынофилы связывают собственную тягу к «большому пространству», к своей империи, хоть и говорят о ней полушепотом, оглядываясь по сторонам, нет ли где русских ушей. Бэсеску в их глазах — собиратель земель, консерватор и националист, обещавший защитить от влияния Кремля. Не так уж важно, что он говорит на публику. Он ведет себя как националист, когда речь заходит о принципиальных для румын темах. Бэсеску говорит о «море румын» за Прутом, и ему всё равно, что по этому поводу думает кучка гагаузов или русскоязычных, что думают коммунисты.

Гагаузы по своей сути — тоже имперцы. Вместе с теми, кто считает себя молдаванами и небольшой группой славян, которые не уехали в силу разных причин, они составляют примерно половину избирателей — это активные сторонники имперских проектов под патронажем Кремля. Румынские интеллектуалы ненавидят их люто, записывая в предатели, в чужаки, в тех, кому нужно объявлять войну. Впрочем, эта война уже идёт, только её формы на сегодняшний день носят интеллектуально-политическо-полицейский характер.

Но будет ли так всегда?

Последние дни оказались для Молдовы совсем жаркими. Два имперских лагеря схлестнулись друг с другом в правовом пространстве. В Гагаузии прошли задержания силами спецслужб ряда активистов, якобы вербовавших симпатизантов для прохождения неких военных курсов в России.

Михаил Формузал оказался фигурантом уголовного дела, с подачи проевропейских депутатов, заподозривших в его политической деятельности подоплёку несколько иного рода. В преступлениях против государства подозревают Формузала и его коллег по новообразованному движению «Молдова Маре» (Великая Молдавия), в числе которых епископ Маркел, известный на местном уровне общественный и религиозный деятель, разумеется, консервативного лагеря, устраивавший многочисленные антигей-акции и мероприятия по противодействию законодательства, закрепляющего права сексуальных меньшинств. Политический проект с участием Формузала и Маркела не прошел мимо внимания спецслужб. Пока фигуранты дела не комментируют его суть, но главное скрыть невозможно — власти заподозрили в происходящем угрозу главенствующему внешнеполитическому курсу страны. Очевидно, что все лидеры «Молдова Маре» собирают вокруг себя пророссийский электорат, при этом людей, способных не только носить плакаты, но и готовых при необходимости использовать оружие.

Михаил Формузал в Молдове попал в «черный список» проевропейских властей уже давно. Апофеозом явился проведенный в Гагаузии референдум, в котором абсолютное большинство жителей гагаузской автономии поддержали пророссийский курс. Очевидно, по своему смыслу референдум имел разный подтекст — и национальный (гагаузы против румын), и политический (Россия вместо ЕС и США). Референдум властями Молдавии был не признан, реального веса не получил, но позволил консолидировать нацию и послужил барометром настроений. В Кишиневе забеспокоились.

Затем последовала инициатива Михаила Формузала по организации «народных дружин». Кишинев немедленно заподозрил гагаузов в формировании незаконных, лишь временно не вооруженных формирований. Подозрительность Кишинева вызвана тем фактом, что Гагаузия в прошлом имела опыт самопровозглашенной государственности, и никто не знает, где на территории анклава находятся схроны с оружием. В том, что они есть, сомневаться не приходится. Сложно предположить, что в случае, если в Гагаузии вспыхнет очередной локальный конфликт, в стороне окажутся активисты из Приднестровья, которые в начале девяностых оказывали не только моральную поддержку своим коллегам-гагаузам.

Структуры с участием Формузала в Молдове на общегосударственном уровне полностью блокированы, если говорить о площадке принятия реальных решений. Они лишены денег и собственных медиа. Они сдвинуты в маргинальную нишу, где, собственно, и зародились. Либо — на периферию, как сам Формузал и гагаузы, в силу их реального географического расположения. Гагаузия — глубокая провинция, от центра достаточно далеко. Формузала неоднократно публично унижали своими заявлениями лидеры нынешнего правящего Альянса, пытаясь низвести до уровня регионального политика сельского типа. Гагаузы лукаво улыбаются на этот счёт. Формузала любят не все гагаузы, но все знают, что румынский националист Гимпу, говоря о Формузале, имеет ввиду не просто Формузала, а указывает гагаузам на их место в реальной молдавской истории с точки зрения румын.

В качестве посредника между Гагаузией и Кишиневом пытается всё чаще выступать ОБСЕ, словно предчувствуя возможное развитие событий. Однако сами гагаузы опираются на моральную поддержку России и Турции.

Отсутствие перетока политических импульсов и использование силовых инструментов и спецслужб Молдовы в вопросах «борбы идей» может случайно запустить самые радикальные сценарии. У прорумынски настроенной общественности пресса формирует заказ на «варфоломеевскую ночь». Спецслужбы играют в одни ворота, добавляя своими действиями очков проевропейскому альянсу, «профилактируя» оппонентов власти и пытаясь загнать неформатную оппозицию в рамки цивилизованного диалога, то есть туда, где у этой самой оппозиции не будет ни площадки, ни права голоса, ни средств для реальной деятельности. Где Формузал и его коллеги будут совершенно беззубыми и зависимыми от руководства страны и румынских олигархов.

Происходящее может подтолкнуть недовольную общественность к радикальным сценариям, и если взять во внимание чрезвычайную ситуацию, в которой в последние недели украинского кризиса оказалось Приднестровье… Всполыхнуть Молдавия очень даже может.

При этом на фоне событий в Украине «болевой порог» мирового общественного мнения уже поднят достаточно высоко. И любой очередной раздражитель, будь то инцидент на национальной почве, арест, или очередная радикальная статья кишиневского интеллектуала могут сдетонировать достаточно легко. Стабильность Молдовы окажется под многочисленными вопросительными знаками. А на фоне потока горячих мировых новостей так ли уж будет заметна в эфире маленькая страна Молдова?

Фото: Коммерсантъ/Геннадий Гуляев.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Дмитрий Потапенко

Предприниматель

Виктор Похмелкин

Председатель "Движения автомобилистов России"

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня