Общество

Алексей Шумм: в смерти моей жены прошу винить милиционера

Сотрудника милиции, сбившего беременную женщину на юге Москвы, оперативно уволили из органов

  
43

— Человек, виновный в совершении ДТП, свою вину признал, от следствия не скрывается и отпущен под подписку о невыезде, — рассказал «Свободной прессе» старший инспектор УВД Южного округа Валерий Бузовкин, — Если сегодня наш следователь передаст материалы дела в Следственный комитет при окружной прокуратуре, то расследованием будет заниматься окружная прокуратура. Если откажут в этом, то она будет вести это дело сама — собирать данные экспертиз, чтобы в последующем передать дело в суд. Человек в любом случае будет привлечен к ответственности и понесет заслуженное наказание в соответствии с действующим законодательством. То, что он является сотрудником милиции, его вину только усугубляет.

Напомним, 13 мая иномарка сбила на пешеходном переходе беременную женщину, переходившую дорогу в районе дома № 10 по Ясеневой улице.

Совершив наезд, водитель синего внедорожника, даже не остановился. Вдавив педаль газа, лихач скрылся с места ДТП. Случайные прохожие, ставшие свидетелями инцидента, смогли запомнить марку машины — «Субару Форестер», и ее номер.

33-летняя Елена Штамм, которая была на седьмом месяце беремености, скончалась в больнице в тот же день. А водителем, выехавшим на встречную полосу на пешеходном переходе и оставившем умирать на дороге сбитую им беременную женщину, оказался милиционер Роман Жиров.

По совету друзей ее супруг Алексей Шумм, на руках у которого осталась 10-летняя дочь, в своем блоге в «Живом Журнале» обратился с просьбой откликнуться тех, кто видел происшествие. 21 мая он написал: «Я решил предать огласке это дело, потому что хочу суда, строгого суда». И добавил:

«Материалы дела были собраны отделом разбора ДТП Южного округа. Их передали в следственное управление при УВД ЮАО. Выяснилось, что за рулем был не владелец машины. Вроде бы, его нашли и даже опросили. Он — сотрудник милиции Южного округа. Материалы передали в следственный комитет Нагатинской прокуратуры (они занимаются делами сотрудников милиции).

Сегодня, 21 мая, узнал, что опять передают материалы и даже не в окружное управление, а просто в районный (его «родной») ОВД, потому что он был не «при исполнении».

Прошло уже 9 дней. Дело не заведено. Он на свободе. Вся информация приходит по капле, только после моих запросов.

Я боюсь, что этот футбол будет идти и дальше. Я не хочу, чтобы это осталось в тайне. И сделаю всё, чтобы добиться правды и суда"

На следующий день Алексею сообщили, что милиционер, подозреваемый в совершении преступления, задержан и следственный отдел по Нагатинскому району следственного управления СКП РФ по Москве возбудил уголовное дело по части 2 статьи 264 УК РФ (нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее смерть человека)".

Письмо Алексея вызвало бурю эмоций в блгосфере. С предложением о помощи на него вышел фонд «Общественный вердикт», специализирующийся на защите прав людей, пострадавших от неправомерных действий российских правоохранительных органов.

«Свободная пресса» связалась с представителем фонда Олегом Новиковым, чтобы узнать подробности дела.

«СП»: - Что вы планируете делать?

 — Нам необходимо выяснить — с какими документами Алексей может знакомиться, к каким его не допускают, посмотреть, есть ли нарушения в расследовании. Мы проведем общественное расследование по тем же пунктам, по которым проводится официальное. И потом определим форму, в которой будет оказываться помощь пострадавшему — это будут либо постоянные консультации, либо помощь нашего адвоката для ведения дела в суде.

«СП»: - Уже можно говорить о каких-то нарушениях в этом деле?

— По той информации, которая у нас есть на сегодня, нарушений пока нет. Уголовное дело заведено в установленный законом срок — 10 дней. Но есть некоторые странности.

«СП»: - Какие, например?

 — Во-первых, то, что сначала дело передали в районное УВД. Так не должно быть, поскольку в районе нет специалистов по подобного рода происшествиям. Но сейчас уже дело находится в Следственном комитете. Конечно, есть вероятность, что дело будет «забалтываться», то есть будут отделываться сплошными отписками. Но это обычная практика в такого рода делах.

«СП»: - И часто их «спускают на тормозах»?

 — Сейчас в нашем ведении 300 дел о нарушениях правоохранительных органов в отношении граждан. Да, такие дела часто прикрываются. Раньше это была повсеместная практика — просто отказывались принимать заявления от граждан, уговаривали: «Ни вам, ни нам это не нужно, давайте спокойно разойдемся». Сейчас ситуация немного изменилась, благодаря таким громким делам, как дело Евсюкова. Хотя по прежнему следственный пинг-понг продолжается, на несколько лет устраивается бумажная волокита, в ходе которой у потерпевших отпадает охота добиваться справедливости и идти до конца.

«СП»: — Думаете, в этой ситуации следствие тоже может растянуться на годы?

 — Скорее всего, оно будет расследоваться должным образом. Но это только потому, что эта история вызвала большой общественый резонанс. Есть и другие подобные примеры. Так, следствие по делу 12-летнего Никиты Гладышева, которого избили сотрудники милиции, благодаря широкому освещению в прессе, шло семь месяцев и в итоге все три милиционера получили по три года колонии. Увы, есть прямо противоположные примеры, когда следствие ведется годами. Например, страшное дело Ольги Масловой с избиениями и изнасилованием в прокуратуре. Длится долгие 7 лет и решения никакого нет. Потом дело Михеева — первое, по которому Европейский суд признал факт того, что в российской милиции применяются пытки. Михеев, не выдержав пыток, выбросился в окно, выжил, но стал инвалидом. Наша страна выплатила сейчас 25 тысяч евро, милиционеры были осуждены и недавно суд обязал этих людей выплатить порядка 8 миллионов потерпевшему. Но нижегородский «Комитет против пыток» 7 лет добивался возбуждения дела. 47(!)раз оно возобновлялось и прекращалось.

«СП»: — А как вы прокомментируете то, что милиционер, сбивший беременную женщину, на свободе с подпиской о невыезде?

— Оценить это решение сложно, часто по менее значительным преступлениям человека заключают под стражу. Лишение свободы осуществляется в случае, если у следствия есть подозрение, что обвиняемый может оказать давление на свидетелей, либо представляет общественную опасность. Конечно, немного странно, что решили, что этот человек не может оказать давление на свидетелей. А когда дойдет до суда, обнаружатся смягчающие обстоятельства — наличие у подсудимого детишек, командировки в Чеченскую республику и т. п. Кстати, практически 90% сотрудников милиции проходили командировки в горячих точках, а это является смягчающим обстоятельством при неадекватном поведении сотрудников милиции: беспричинном насилии и других преступлениях.

Жирова уволили…

«За грубое нарушение правил дорожного движения, утвержденных постановлением правительства РФ от 23.10.1993 года номер 1090, выразившееся в совершении наезда на пешехода, повлекшего его смерть и оставление места ДТП, сотрудник милиции, виновный в правонарушении, 15 мая уволен из органов внутренних дел по части 7 статьи 19 Закона РФ „О милиции“ (за совершение проступка, порочащего честь сотрудника милиции», — говорится в пресс-релизе, поступившем в РИА «Новости» сегодня, 25 мая.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Эдуард Попов

Политолог, ведущий научный сотрудник Института русского зарубежья

Олег Неменский

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы президента РФ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня