18+
понедельник, 23 октября
Общество

Историческая чистка Минобороны

22 года назад 18-летний немец Матиас Руст помог Горбачеву смести комсостав Советской армии

  
362

28 мая 1987 года в 19 часов на Красной площади в Москве произошло невероятное событие: на Москворецком мосту, чудом избежав столкновения с автомашинами и пешеходами, приземлился четырёхместный лёгкий самолёт «Цессна-172Б Скайхок» и подрулил к Собору Василия Блаженного. Из него вышел юноша и стал что-то выкрикивать на немецком языке. Парня тут же арестовала служба охраны Кремля.

30 мая 1987 года в центральных советских газетах было опубликовано короткое сообщение ТАСС: «28 мая 1987 г. днем в районе города Кохтла-Ярве воздушное пространство Советского Союза нарушил легкомоторный спортивный самолет, пилотируемый гражданином ФРГ М. Рустом. Полет самолета над территорией СССР не был пресечен, и он совершил посадку в Москве. По данному факту компетентными органами ведется расследование».

Это было сенсационное ЧП, эффект которого нынешний молодой читатель вряд ли оценит, настолько вбили нам в головы представление о сегодняшний российской армии как устаревшей и малоэффективной. А тогда советские люди привыкли считать противовоздушную оборону страны надежной, не имеющей ни малейших прорех.

Вопрос об ответственности лиц, отвечающих за противовоздушную оборону страны, был вынесен на обсуждение в Политбюро ЦК КПСС. На заседание в Кремль вызвали все руководство Министерства обороны СССР — министра Маршала Советского Союза С.Л. Соколова, начальника Генерального штаба маршала С.Ф. Ахромеева, первых заместителей министра маршала В.Г. Куликова и генерала армии П.Г. Лушева, заместителя министра по кадрам генерала армии Д.Т. Язова, главкома войск ПВО главного маршала авиации А.И. Колдунова.

«За халатность и неорганизованность в пресечении полета самолета-нарушителя, отсутствие должного контроля за действиями Войск ПВО» с должности главнокомандующего был снят А.И. Колдунов, а с должности командующего войсками Московского округа ПВО — маршал авиации А.У. Константинов. Но на этом Политбюро не остановилось. Генеральный секретарь ЦК М.С. Горбачев прямо увязал случившееся с обстановкой в Министерстве обороны, которую он расценил как нетерпимую. По его предложению от обязанностей министра обороны был освобожден маршал С.Л. Соколов.

Такого оборота дела никто из военных не ждал. Даже по формальным причинам нести столь суровую ответственность маршал был не должен: в день происшествия он находился вместе с Горбачевым в ГДР. За него в Москве оставался генерал П.Г. Лушев, на месте находился и начальник Генштаба маршал С.Ф. Ахромеев, отвечавший за боевую готовность Вооруженных Сил. Однако об их ответственности речь на Политбюро не зашла.

Д.Т. Язов, ставший тогда новым министром обороны, считает (и не без оснований), что Горбачев просто воспользовался удобным поводом, чтобы избавиться от строптивого Соколова, которому «аукнулось» принципиальное возражение против включения тактической ракеты «Ока» (СС-23) в перечень ракет, подлежавших ликвидации по советско-американскому Договору по ракетам средней и меньшей дальности (РСМД) — соответственно от 1000 до 5500 км и от 500 до 1000 км. Руководство Минобороны было категорически против включения «Оки», имевшей дальность полета до 450 км, в предмет переговоров. Однако госсекретарь США Дж. Шульц «уговорил» министра иностранных дел СССР Э.А. Шеварднадзе подвести ее под понятие «ракеты меньшей дальности», а значит, под сокращение. Линию Шульца — Шеварднадзе без совета с военными поддержал Горбачев. О возражениях Соколова и других высших военных руководителей он не забыл и буквально через месяц после коллизии с «Окой» рассчитался с министром.

По свидетельству бывшего секретаря ЦК А.Ф. Добрынина, «разбор полетов» в Политбюро тщательно готовился. В ход были пущены все закулисные маневры, в которых ведущую роль играли Э.А. Шеварднадзе, секретарь ЦК Е.К. Лигачев и, конечно же, сам Горбачев, рассчитывавший сменой руководителя военного ведомства пробить брешь в мощной оппозиции военных проводимому им курсу на «новое политическое мышление». Ближайшее окружение генсека с удовлетворением потирало руки: в руководстве Вооруженными Силами удалось совершить «тихий переворот», так как вскоре после Соколова были вынуждены уйти в отставку и другие видные военачальники, которых серьезно беспокоила линия на уступки американцам и наметившееся разрушение военно-стратегического паритета.

Находившиеся в то время у руля армии и флота люди явно не подходили для задуманной масштабной ломки страны. Они сформировались и трудились на высших должностях в годы «холодной войны» и хорошо видели хаотичность перестройки, непродуманность и поспешность проводимых в стране реформ, пренебрежение команды Горбачева насущными проблемами безопасности.

С начала 80-х годов военные расходы США превысили 640 млрд. долларов, а в 1985—1989 годах они составили 2 триллиона долларов — почти столько же, сколько было израсходовано на эти цели за 35 послевоенных лет. Администрация Р. Рейгана не скрывала, что все это делалось в расчете на обретение военного превосходства над СССР. Горбачев, став генсеком, внятной программы противодействия курсу Рейгана не выдвинул и стал сдавать одну позицию за другой. Эта линия в полной мере проявилась, когда с поста министра иностранных дел ушел А.А. Громыко и его место занял Шеварднадзе.

Вот тут-то на помощь перестройщикам из команды Горби и пришел немец Руст. Причем настолько «вовремя», что уже тогда высказывались предположения о хорошо спланированной и удачно осуществленной операции спецслужб. Сегодня даже наши враги на Западе констатируют, что так оно и было.

Американский специалист по национальной безопасности Вильям Одом уверен, что после пролета Руста в Советской армии были проведены радикальные изменения, сопоставимые с чисткой Вооруженных сил, организованной Сталиным в 1937 году.

«С момента прихода Горбачева к власти, — утверждает Одом, — на своей должности удержался лишь заместитель министра обороны по вооружению. В числе замененных должностных лиц были министр обороны, все другие его заместители, начальник Генерального штаба и два его первых заместителя. Главнокомандующий ОВС Варшавского договора и начальник штаба ОВС, все четверо „верховных командующих“, все командующие группами войск (в Германии, Польше, Чехословакии и Венгрии), все командующие флотами, все командующие военными округами»

Немецкий журнал «Шпигель» провел расследование и доказал, что Руст был подготовлен спецслужбами для этой операции, а весь его полет сопровождали натовские специалисты.

А вот свидетельства российских высокопоставленных военных.

Генерал армии Петр ДЕЙНЕКИН, главнокомандующий ВВС РФ в 1991−97 годах:

— Нет никаких сомнений, что полет Руста был тщательно спланированной провокацией западных спецслужб. И что самое важное — проведена она с согласия и с ведома отдельных лиц из тогдашнего руководства Советского Союза. На эту печальную мысль — о внутреннем предательстве — наводит тот факт, что сразу после посадки Руста на Красной площади началась невиданная чистка высшего и даже среднего генералитета. Как будто специально ждали подходящего повода…

Сбить «Цесну» или принудить ее к посадке силами ПВО могли столько раз, сколько бы захотели. В принципе сам этот маленький самолетик никакой угрозы для нас не представлял. Кстати, в США легкомоторные спортивные самолеты довольно часто используют безумцы в качестве орудия самоубийства или мести. Мы в свое время изучали, какой вред может причинить самолет такого типа, если вдруг летчик решит спикировать на какой-либо важный объект. Тот же американский опыт показал, что разрушения будут минимальны. И когда военное руководство обвиняли в том, что Руст мог совершить диверсию, врезаться в какой-либо завод или электростанцию, выглядело это надуманно и несерьезно.

Игорь Морозов, бывший полковник российских спецслужб:

— Я считаю, что это была блестящая операция, разработанная западными спецслужбами. Спустя 20 с лишним лет становится очевидным, что спецслужбы, и это ни для кого уже не является секретом, смогли привлечь к осуществлению грандиозного проекта лиц из ближайшего окружения Михаила Горбачева, причем со стопроцентной точностью просчитали реакцию Генерального секретаря ЦК КПСС. А цель была одна — обезглавить Вооруженные силы СССР, значительно ослабить позиции Советского Союза на международной арене.

Блестящая эта операция еще и потому, что они сумели наладить слаженное взаимодействие сразу по нескольким направлениям, подключив не только агентуру, но и авиацию и даже военно-морские силы НАТО. Кроме того, мастера вербовки из их разведорганов сумели отобрать наиболее подходящего для этой провокации кандидата в лице юного авантюриста Матиаса Руста, научить его в короткие сроки управлять самолетом в экстремальных условиях.

Что касается фактического влияния операции «Атака на Красную площадь» на положение дел в Советской армии, то Горбачев сразу же начал ее бездумно ломать. Один лишь факт: когда в 1990 г. встал вопрос о выводе советских войск из Венгрии и Чехословакии, Министерство обороны, обстоятельно изучив все аспекты проблемы, определило оптимальный срок вывода в 4−5 лет. Такой срок диктовался необходимостью обустройства выводимых соединений, частей, не подлежащих расформированию, а также сроками строительства жилья, большими объемами вывозимого вооружения, техники и имущества, возможностями транспортных магистралей.

Однако без каких-либо серьезных переговоров с Венгрией и Чехословакией Политбюро ЦК КПСС обязало Минобороны осуществить вывод войск из этих стран за 1 год. Для военных это оказалось ударом в спину. В армии уже насчитывалось 173 тыс. семей бесквартирных офицеров. К ним добавлялось еще 33 тысячи семей из Венгрии и Чехословакии, да еще надо было обустроить около 140 тыс. солдат и сержантов. Приближались и сроки вывода войск с территории Германии. Многотысячные воинские коллективы предстояло спешно размещать в палатках, учебных центрах, семьи военнослужащих определять в казармы и другие малоприспособленные для этого помещения.

Обстановка усугублялась самым настоящим шельмованием армии. Военных направляли на подавление межнациональных конфликтов, вспыхивавших то и дело в разных районах СССР. С ослаблением Центра многие союзные республики стали переходить к созданию собственных вооруженных сил. В Прибалтике, Молдове, Грузии части Советской Армии иначе, как «оккупационными», и не называли, людям отказывали в жилье, прописке, гарнизоны стали отключать от систем водоснабжения и энергопитания. «Парад суверенитетов» обернулся невиданной волной беззакония, преступности, обострения межнациональных конфликтов. Участились случаи нападения на воинские городки, захвата оружия и техники, физической расправы с военнослужащими.

Прими руководство СССР и, прежде всего, Горбачев предусмотренные законом меры, пресекавшие разжигание национализма, создание незаконных вооруженных формирований, не было бы Карабаха, Приднестровья, Чечни и других кровавых очагов, на десятилетия ставших «горячими точками». Это сохранило бы жизни десяткам тысяч людей, стабильность общества в целом. Но для этого нужны были политическая смелость, твердая воля, желание служить обществу, а не выслуживаться перед Западом.

Вот на какие невеселые мысли наводит 22-летняя годовщина полета Руста, который, кстати, в недавнем интервью заявил, что в мае 1987 года прилетал «на помощь перестройке».

Судьба Руста после спецоперации

Руст был обвинён в хулиганстве (его посадка, по мнению советского суда, угрожала жизни находившихся на площади людей). 4 сентября его приговорили к четырём годам лишения свободы. Матиас Руст вернулся в ФРГ 3 августа 1988 года после амнистии, проведя в заключении в общей сложности 432 дня.

В ноябре 1989 Руст, проходивший альтернативную службу в больнице в немецком городе Риссен, ударил ножом медсестру, потому что она отказалась пойти с ним на свидание. За это в 1991 он был приговорён к 4 годам лишения свободы, но был освобождён спустя всего 5 месяцев. В апреле 1994 Руст вернулся в Россию. Затем он исчез на 2 года. Ходили слухи о его гибели, но, как позже выяснилось, Руст торговал обувью в Москве.

В 1997 году Руст вернулся на родину. Там он объявил о намерении жениться на индийской девушке по имени Гита, дочери богатого торговца чаем из Бомбея. Руст перешёл в индуизм, и церемония бракосочетания прошла в Индии и по индуистскому обряду. После бракосочетания Руст с женой вернулся в Германию.

В апреле 2001 Руст предстал перед судом по обвинению в краже свитера в универмаге. По состоянию на 2002 год Руст жил в Гамбурге со второй женой Афиной. Сейчас Матиас Руст зарабатывает на жизнь игрой в покер.

Самолётом Руста сегодня владеет богатый японский бизнесмен. Он держит самолёт в ангаре, надеясь, что со временем его стоимость вырастет

(По данным Википедии)

Фото [*]

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня