Общество

Свободу Андрею Стенину

Олег Кашин о захваченном на Украине российском фотографе

  
5061
Свободу Андрею Стенину

Сейчас, чтобы воспроизвести эти имена, мне приходится сверяться с Википедией, но вообще не имеет никакого значения, что тех двоих звали Нгуен Нгок Лоан и Нгуен Ван Лем; история давно стерла имена, и эта фотография, на которой Нгуен Нгок Лоан убивает Нгуена Ван Лема — она давно уже главный визуальный символ вьетнамской войны, символ ее бессмысленности и жестокости, озверения и Бог знает чего еще. И еще символ того предела, после которого журналист превращается в пособника убийц. Эдди Адамс, отказавшийся от присужденной ему за тот снимок Пулитцеровской премии, до конца жизни не был уверен, что поступил правильно, снимая убийство, но простим ему его человеческую слабость — его фотография давно стала достоянием всего человечества, она сформировала отношение многих миллионов людей к войне и к журналистике. То есть правота Адамса доказана временем.

После Вьетнама прошло сорок лет. Был Афганистан, была Босния, была Руанда, была Чечня, было много чего еще. Были фотографии казней и фотографии трупов, были воззвания о мире и призывы к расправе. Человечество меняется каждый день, даже не меняется — взрослеет, наверное. И представления о том, что такое гуманизм, меняются тоже. Эдди Адамс умер десять лет назад, и к моменту его смерти этическая допустимость сделанной им когда-то во Вьетнаме фотографии волновала только его самого. Этический стандарт давно сложился: кто с автоматом, тот воюет, кто с камерой, тот не виноват. Кто призывает убивать, выступая по радио, тот будет сидеть. Кто убивать не призывает, тому ничего не будет. У популярного десять лет назад в России, а теперь на Украине Савика Шустера был, как известно, афганский период журналистской карьеры — говоря современным языком, он на той войне аккредитовывался через пресс-службу моджахедской народной республики, и потом это если и было поводом для чего-нибудь, то только для добродушных шуток его коллег по НТВ. «Что, Савик, под Кандагаром было круче?» В 2000 году журналист Андрей Бабицкий, освещавший чеченскую войну с позиций чеченской народной республики или как там она называлась, был похищен российскими спецслужбами, и журналистское сообщество в Москве спасало его, мучило вопросами самого Путина, и в итоге Бабицкий был, как известно, спасен.

В общем, за годы, прожитые человечеством после снимка, на котором Нгуен Нгок Лоан убивает Нгуена Ван Лема, много чего произошло, и, кажется, только бывшая Украинская Советская Социалистическая Республика, проспавшая эти сорок лет, все пропустила, и теперь, когда она проснулась и когда подушка вся в крови, Украина в меру своих талантов пытается найти ответы на многие вопросы, давно переставшие быть спорными для всего остального мира, в том числе и на вопрос о журналистах, работающих на войне.

Героем очередного эпизода сессии вопросов и ответов стал, к сожалению, русский фотограф Андрей Стенин, человек с именем, выдающийся фоторепортер и всеобщий знакомый. Сейчас Служба безопасности Украины делает из Стенина террориста, обвиняя его как раз в том преступлении, за которое сорок пять лет назад Эдди Адамса наградили Пулитцеровской премией. Стенина обвиняют в том, что он снимал казни, причем на обвиняющую сторону никак не действуют даже свидетельства по поводу того, что мертвый украинский десантник с фотографий Стенина на самом деле жив. СБУ сказала «террорист» — значит, террорист. На Украине в этом смысле все еще проще, чем в России времен Андрея Бабицкого.

СБУ, как и российская ФСБ — прямая наследница советского Комитета госбезопасности. Правнуки Дзержинского, внуки Ежова и Берии, дети Андропова. Не знаю, правда ли, что «никогда мы не будем братьями», но российские и украинские чекисты — это даже не братья, это просто одно и то же. Я наблюдал, как весной крымский офис СБУ перевешивал флаг над своим зданием — чтобы стать российским чекистом, украинскому даже не нужно выходить из кабинета. В истории ФСБ есть прекрасный человек Николай Голушко, возглавлявший лубянское ведомство во время октябрьских событий 1993 года — в Москву он переехал из Киева, там он работал председателем КГБ УССР и был первым руководителем СБУ независимой Украины. Вот до какой степени у наших чекистов с украинскими все переплетено.

И вот для внуков Берии и детей Андропова высшее удовольствие — поймать диверсанта, выдающего себя за журналиста. Они ловят, ловят, но в их руки попадаются почему-то каждый раз именно журналисты — так было с Маратом Сайченко и Олегом Сидякиным, так теперь происходит с Андреем Стениным.

Конечно, украинцы его рано или поздно отпустят. Но отпустить — это полдела, а еще полдела — понять, что журналист на войне — это журналист на войне, а не террорист и не диверсант, и вести себя с ним надо как с журналистом, а не как с врагом. Украинцы должны это понять — и те, которые удерживают Стенина сейчас в тюрьме, и те, которые аплодируют своим спецслужбам. Россия когда-то тоже аплодировала своим спецслужбам и радовалась их успехам на Кавказе. Потом успехи переместились в Москву, появились политзаключенные и много чего еще, и сейчас, когда наши ошибки повторяет Украина, идущая по тем же граблям, по которым когда-то прошла Россия, хочется остановить украинцев, потому что зачем нам два чекистских государства, нам и одного много.

Украинцы, остановитесь. Отпустите русского фотографа и перестаньте сажать журналистов, даже если они вам не нравятся.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Михаил Почуев / фото из архива.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня