18+
понедельник, 29 мая
Общество

Юлия Оськина: Помогите! Моего сына украли и вывезли в Израиль

В Москве разворачивается еще одна драма, связанная с похищением ребенка

  
141

39-летняя москвичка Юлия Оськина — сотрудница движения «Молодая гвардия», сегодня, 4 июня, обратилась в посольство Израиля в России с просьбой помочь в розыске и возвращении сына, тайно вывезенного ее бывшим мужем Борисом Дробочевским. О том, как все произошло, корреспонденту «Свободной прессы» рассказала координатор правозащитного проекта МГЕР Анастасия Антонычева, помогающая Юлии в розыске сына.

«СП»: - Как получилось, что 6-летний сын Юлии Ян оказался за пределами страны?

 — Юлия в разводе с Борисом Дробачевским уже три года. Но она никогда не препятствовала отцу видеться с сыном. Поскольку своих родителей почти не помнила — отца не было, мама очень рано умерла, ее воспитывали родственники, и Юли хотелось, чтобы сын общался с отцом. Правда, такие встречи были нечастыми — два-три раза в год. В последний раз Борис приехал в Москву еще в начале мая. Позвонил Юле и попросил о встрече с Яном — хотел сходить с ним в кино, в зоопарк, словом, побыть вместе. Юля согласилась. Собрала мальчику вещи на несколько дней, поскольку близились длинные выходные, и пошла к метро, где была назначена встреча. Борис забрал сына и уехал.

Через три дня телефон бывшего супруга перестал отвечать. 10 мая Юля обратилась в милицию по месту прописки бывшего мужа — в ОВД «Коптево». Милиционеры первым делом пришли к ней домой, осмотрели квартиру, и, не заметив ничего подозрительного, сказали что-то типа: да, вы его не убили. А 14 мая ей сообщили, что ее обращение передано по месту происшествия - в ОВД «Пресненское».

"СП": — С того времени прошло уже три недели. Что сейчас говорят в милиции?

 — Да ничего. Мы уже обращались и в МВД, и в ФСБ, и в прокуратуру. Вчера были в приемной МИДа, приносили документы. Кто-то сочувствовал, кто-то советовал обратиться к судебным приставам: мол, суд, определил, что ребенок должен проживать с матерью. Пусть они выполняют решение суда и ищут мальчика. Но это, извините, не тот орган власти, который будет этим заниматься. Еще нас посылали к пограничникам.

«СП»: - Это почему?

 — Потому что ребенок пересек границу. Но для нас вопрос не в том, кто ответственен за то, что мальчика выпустили из страны. Нас волнует, где он и как его вернуть? Пусть ведомства между собой сами разбираются, почему так получилось и кто виноват. Мы хотим вернуть сына матери. Но здесь возникает очень много проблем. Мне сегодня позвонили израильские журналисты, и сказали, что вообще не понимают, как Ян въехал в Израиль. Загранпаспорт ребенка находится у мамы. Правда, отец, когда с 4 по 7 мая был в России, ходил в ЗАГС и просил копию свидетельства о рождении сына. Ее ему выдали. Но буквально вчера в электронном письме Юлии Борис написал: я вписал Яна в свой паспорт. Однако ваши израильские коллеги мне сказали: у нас на каждого въезжающего человека должен быть отдельный документ. Сейчас они связываются с полицией и пытаются понять, как Борис с сыном попал в страну. Похоже, что он въехал нелегально. Для Израиля это крайне серьезно.

«СП»: — А откуда вообще в этом деле всплыл Израиль?

 — Наши предположения опираются на заявления отца. С ним связь есть по скайпу или по электронной почте, то есть односторонняя. Борис сообщает, что находится в Израиле. Кроме того, Юля контактирует с родителями бывшего мужа, они живут в Германии, Нюрнберге. Когда она до них дозванивается, то просит передать, чтобы Борис хоть что-то сказал о сыне. Иногда Борис пишет по электронной почте, и говорит, где он и что с сыном. Из этих писем ясно, что Бориса могут забрать в армию, а ребенка он хочет отдать знакомым или в детдом. Представляете, каково матери это читать? А сын во время одного разговора Юле сказал: мама, я хочу домой, я не понимаю, на каком языке здесь люди говорят.

«СП»: — А может Борис Дробачевский в Германии, у своих родителей?

— Он там в принципе находиться не может. Когда мы начали все выяснять, поняли, что в Германии на Дробачевского заведено уголовное дело. Вряд ли бы он решился поехать туда с сыном. А в Израиль Борис начал ездить еще в начале 90-х. Чем-то там активно занимался. Причем успел при этом отсидеть четыре месяца за уклонения от службы в армии. По крайней мере, он сам так говорил. К нему и сейчас приходила полиция, но явно не в связи с похищением ребенка, поскольку уголовное дело в России еще не возбуждено. Возможно, опять что-то связано со службой.

Когда Юля опубликовала свое письмо на сайте «Наше кафе», тут же появился комментарий его родителей. Смысл его в том, что и мать напрасно поднимает шумиху, с сыном все в порядке… А Юля сегодня возле посольства просто рыдала. Она несколько дней уже ходит бледная, как поганка. Несколько дней назад Юля прочитала на одной новостной ленте о смерти 6-летнего ребенка и думала, что это ее Ян. К счастью, оказалось, что речь шла о другом мальчике.

Борис ей написал, что Ян очень хотел посмотреть Израиль. Поэтому он его и увез. Это что, обоснование, чтобы красть ребенка?

Кстати, когда Борис оказался в Израиле, он написал, что мальчик болел и лежал в больнице в Иерусалиме. Бывший муж попросил документы — свидетельства о заключении брака и расторжении. Якобы это нужно для оформления страховки. Но нам кажется, что он пытается оформить гражданство сыну. Тогда его вообще трудно будет забрать.

«СП»: — Вы не сравнивали это историю c историей Лизы Беленькой?

 — У них ребенок родился на территории Франции, у Лизы двойное гражданство. А Ян — гражданин Российской Федерации, он родился в Видном, это Подмосковье. Мы сегодня отдали три обращения в разные инстанции. В одном из них Юля была категорически против того, чтобы Яну сейчас оформляли израильское гражданство. Она не против того, чтобы сын, когда вырастет, принял сам свое решение по этому вопросу. Но это будет осознанное решение.


После этого разговора нам удалось связаться с самой Юлией Оськиной.

«СП»: — Скажите, ваш бывший супруг гражданин Израиля?

—  Гражданин России — это точно, а про Израиль я сказать не могу. Возможно, просто живет там. Я не видела его документы.

«СП»: — Уголовное дело по данному факту, как мы поняли, не заведено. Это так?

 — Да, так, хотя заявление я подавала. Говорят, что нет здесь уголовной статьи, что папа может с ребенком выехать без согласия матери. Нет преступления, нет и уголовного дела. Ищите сами, как хотите. Если украдут сумочку или машину, то пожалуйста, обращайтесь. Это в отделении милиции сказали. Получается, сумочка важнее, чем ребенок.

СП": - А в израильском посольстве вам что сегодня сказали?

— Нас туда не пустили, но потом мне перезвонили и сказали, что консул сможет принять нас в понедельник.

Фото [*]

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня