18+
среда, 24 мая
Общество

Стюардесса «Дальавиа» заработала деньги на похороны, но и те не смогла получить

Безденежье толкнуло 27-летнюю бортпроводницу на самоубийство. Хоронили друзья — компания отказалась

  
201

Вчера, 4 июня бортпроводница хабаровского предприятия-банкрота «Дальавиа» Юлия Демишина покончила с собой, выбросившись с 10 этажа. Сегодня из окна выбросилась ее мать. Юле было 27 лет, она жила вместе с мамой, сильно пьющей и нигде никогда не работавшей женщиной. В «Дальавиа» Юля поработала 6 лет, летала по России. Она в совершенстве знала английский и, закончив авиационный колледж, готовилась перейти на международные рейсы. Но «Дальавиа» развалилось, две тысячи сотрудников, в том числе и Юля, оказались в буквальном смысле на улице. После долгих поисков работы, девушке удалось устроиться в кафе официанткой. Но на новом месте что-то не заладилось, пришлось увольняться. Последний месяц Юля с мамой жили на пособие по безработице. Денег не хватало ни на оплату квартиры, ни на покупку продуктов. Между тем, «Дальавиа» осталась должна Юле Демишиной около 100 тысяч рублей, которые без сомнения очень помогли бы ей в этот сложный для нее период. Сегодня на похороны Юли пришли более 80 бывших работников «Дальавиа». «Свободная пресса» пообщалась с коллегами Юли.

— Летчики, бортпроводники — все пришли проститься, — рассказывает инструктор «Дальавиа» Галина Кирбяжкина. — Мы сегодня говорили о том, как хорошо было бы таким составом собраться не на похороны, а на свадьбу. 1 ноября Юлечке исполнилось бы всего 28. Сама погода плакала, на похоронах пошел дождь.

«СП»: — Галина Васильевна, у Юли кроме мамы не было близких, которые могли бы ее поддержать?

— Отец поддерживал, помогал деньгами, но у него давно другая семья. Молодого человека у нее, к сожалению, не было. Юля стеснялась приглашать знакомых домой, потому что мама пила. А ведь она очень красивая девушка — глаза огромные, волосы роскошные. Девчонки часто шутили, что если нарисовать ей точку между бровей — будет вылитая индианка. Пока мы работали вместе, чем могли помогали друг другу. В коллективе были та забота и поддержка, которых Юля не получала дома.

«СП»: — «Дальавиа» не выразила желания оплатить похороны?

— Мы с отцом Юли обратились в бухгалтерию, просили, чтобы дали денег хотя бы на похороны. Но нам сказали, что все счета арестованы и деньги отец сможет получить только через полгода. А ведь они сейчас были нужны. Вы представляете, ребенок работал, работал — себе на похороны заработал и то не может получить. Наша группа бортпроводников сама собрала деньги. Каждый дал, сколько смог, потому что в основном все безработные.

— Юлю хоронили в форме бортпроводника, — рассказывает Марина Головня, тоже бывшая стюардесса «Дальавиа», летавшая вместе с погибшей. —  Денег на то, чтобы, как положено, купить новую одежду, не нашли. Раньше, когда мы летали, получали и по 30, и по 40 тысяч. Проблем с деньгами не было. А потом все очень быстро случилось — раз и нет работы. Мне 25-ть, Юльке 27-мь и кроме летной работы мы ничего в жизни не видели.

«СП»: — Когда вы общались в последний раз, какое у Юли было настроение?

— В прошлом месяце я приезжала к Юльке в кафе, куда она устроилась работать официанткой. Она была очень довольна этой работой, очень. Я тогда спросила, как у нее с деньгами. Она ответила, что денежные проблемы есть, но, к счастью, кредитов на ней никаких не висит. Зарплата в кафе ее устраивала. А еще она очень надеялась, что скоро выплатят то, что нам должны в «Дальавиа». Говорила, что мама пока не пьет и что немного поругалась с отцом, потому что он назвал ее (маму) алкоголичкой. Примерно через неделю, после этой встречи, я Юле звонила, и оказалось, что она уже не работает. Причину, по которой она ушла из кафе, объяснять не захотела. Сказала, что снова ищет работу, но никуда не берут даже официанткой.

«СП»: — У нее постоянно были проблемы с матерью?

— Юля очень ее жалела, переживала. Ее мать, как все алкоголики, могла какое-то время не пить, потом надолго уходила в запой. Как-то резала себе вены. Юлька плакала, сама ходила покупать ей хорошую, дорогую водку, чтобы она хотя бы не отравилась. А мать, естественно, скандалила, когда напивалась, кричала на Юльку, истерики устраивала. Хорошо хоть, она никогда никого не приводила в квартиру. Пила одна.

«СП»: — Вы не заметили, что у Юли депрессия?

— Она у нее давно началась. Еще до того, как мы потеряли работу, она сильно замкнулась из-за матери. Характер у Юли был сложный, она такой конкретный скорпион — замкнется в себе и не разговаривает, обидится и молчит. Она мечтала уехать в Белоруссию. У нее там очень много родственников — двоюродные сестры, дяди, тети. Прошлым летом она летала к ним, а вернулась совсем другим человеком — веселая, беззаботная. Сказала, что хотела бы там жить, что хорошо бы продать в Хабаровске квартиру и вместе с мамой уехать туда.


Из досье «СП»

ОАО «Дальавиа» из-за долгов более чем в 2 млрд рублей с середины октября прошлого года полностью прекратила выполнение полетов, отдав маршруты другим перевозчикам. Долги по заработной плате, по данным на середину апреля, составили более 200 млн рублей.

В авиакомпании прошла волна массовых сокращений. Из почти 2,8 тыс. человек первоначального состава на предприятии остались работать лишь 271 человек. Уволенные сотрудники авиакомпании неоднократно митинговали, требуя выплатить заработную плату и восстановить деятельность авиакомпании. Планируется, что авиаперевозчик, наряду с еще двумя дальневосточными авиакомпаниями, войдет в структуру создаваемого национального авиаперевозчика «Росавиа».

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня