18+
вторник, 17 октября
Общество

Совет Памфиловой — не место для дискуссий?

  
1

На новый виток развития выходит «история любви» президентского Совета по правам человека и члена оппозиционного движения «Солидарность» Александра Подрабинека. Вчера на сайте организации было опубликовано очередное заявление. И вновь о «травле». Но уже не скандального журналиста, а членов Совета, против которых, как они считают, была развязана «кампания, имеющая целью дезинформировать общественность, дискредитировать Совет и персонально его председателя».

Напомним, что 5 октября Совет по развитию институтов гражданского общества и правам человека выступил в защиту журналиста Александра Подрабинека", поставившего под сомнение подвиг советских граждан в Великой Отечественной войне. По мнению автора, их «время кончилось», «презрение потомков — самое малое из того, что заслужили строители и защитники советского режима», а «подлинными героями нашей страны» являются те, кто сражался «против коммунистов в лесах Литвы и Западной Украины, в горах Чечни и песках Средней Азии». Правозащитники посчитали, что «Подрабинек, как и любой другой гражданин Российской Федерации, имеет неоспоримое право на личную точку зрения и личную оценку любых событий или явлений общественной жизни». И это, таким образом, ставит активистов движения «Наши», выступивших с публичным осуждением статьи «антисоветчика», в положение экстремистов, нарушающих «права и свободы человека и гражданина».

Заявление Совета вызывало неоднозначную реакцию, как в СМИ, так и у ряда членов этого самого Совета, которые о принятом заявлении узнали из сообщений всё тех же СМИ. Лишь после этого в текст заявления были внесены некоторые правки и опубликованы результаты «голосования». Но даже постфактум соблюденные формальности не внесли ясности. Дело в том, что, как утверждают некоторые члены президентского Совета, текст данного заявления не обсуждался на заседании. Председатель Совета Элла Памфилова тогда пояснила, что документ для согласования был отправлен в рассылку членам Совета, и если кто-то «не посмотрел в электронной почте — это его проблемы», заявила она.

Впрочем, не очень понятно, откуда вообще появился этот документ. Во вчерашнем заявлении подчёркивается, что то самое «обращение Совета не было инициировано Э.А. Памфиловой». Возможно, что Элла Александровна и не была его единоличным автором. Однако окутанная глубокой тайной история с его появлением, наводит на крайне нехорошие размышления. Равно как и попытка выдать его за мнение всего Совета. Кстати, после того случая, председатель Совета уже не разбрасывалась подобными обобщениями. Так, вчерашнее заявление исходит уже не от всего Совета, а от его членов.

Правда и тут вышла небольшая неувязочка. Заявление от 29.10.2009 г. подписали 26 из 35 членов Совета. Меньше, чем под предыдущим заявление по Подрабинеку. Тогда, напомним, в защиту журналиста выступило 29 человек при четырёх голосах против, одном воздержавшимся и ещё одном «не проявившимся» членом Совета. Что заставило этих самых трёх человек пересмотреть своё мнение относительно позиции Эллы Памфиловой, решившей поддержать одну из сторон конфликта? Внезапно проснувшаяся совесть? Или же они, как и ряд их коллег «автоматом» попали в список «защитников Подрабинека», после чего и высказали г-же Памфиловой всё, что думают по этому поводу?

Последняя версия кажется более вероятной. Судя по всему, подобная технология «автоматического голосования» давно уже используется Эллой Памфиловой. Об этом свидетельствует не только история с заявлением Совета по Подрабинеку, но и «коллективный» иск членов Совета в Генеральную прокуратуру о защите чести, достоинства и репутации к члену Общественной палаты Ольге Костиной. О том, что их подписи будут стоять в исковом заявлении члены Совета узнали… правильно, из сообщений СМИ. Причём не только, скажем так, оппоненты Памфиловой, но и её сторонники. Журналист Светлана Сорокина «что-то прозевала», Светлана Ганнушкина оказалась «не в курсе дела», Сергей Кривенко из «Мемориала» «просто слышал, что что-то готовится», президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов «пока про это не слышал, потому что так получилось, что последний месяц практически отсутствовал». Ну и т. д.

До истории с Подрабинеком о деятельность президентского Совета по правам человека было мало что известно. Являясь консультативным органом, «образованным в целях оказания содействия главе государства в реализации его конституционных полномочий в области обеспечения и защиты прав и свобод человека и гражданина, информирования Президента Российской Федерации о положении дел в этой области», председатель Совета везде и всюду заявляла о том, что к категории госчиновников не относится, зарплату не получает, вести приём граждан «не обязана и не должна этим заниматься», а потому все претензии по поводу качества работы Совета не принимаются. «Спрашивайте с чиновников, которые получают зарплату, которые плохо выполняют свои обязанности. Вот к ним у вас должны быть претензии и к ним у вас должен быть интерес, как расходуются государственные средства», — заявила она как-то в эфире радио «Маяк», отвечая на вопрос слушателя по вопросам функционирования и ответственности Совета.

Безусловно, что очень хорошо сидеть в кабинете в известном здании на Старой площади, пользоваться всеми привилегиями чиновника самого высокого ранга и при этом формально не иметь никаких обязательств. При таких условиях, на должность председателя Совета претендовали бы 99% населения Россия, а часть кандидатов были бы готовы ещё и сами платить деньги государству за предоставленную им возможность стоять на страже прав человека.

Чувство безнаказанности (по словам самой Памфиловой, формально у неё «нет начальников, кроме президента») и безответственности прослеживается во всех последних заявлениях Совета (точнее, сделанных от лица некоторых членов Совета). Призванные быть независимыми арбитрами, Памфилова и Ко считают возможным вставать на одну из сторон конфликта, руководствуясь исключительно субъективным мнением, не обращая внимания на реакцию общественности. Вот и в документе от 29 октября члены Совета заявляют о своей победе. Дескать, их обращение по Подрабинеку свою задачу «выполнило», «„Наши“ свернули пикеты по месту жительства журналиста, убрали со своего сайта противозаконные угрозы в его адрес и обратились, по их утверждению, в суд». «Это хорошо. Наш призыв уважать право, на текст отвечать текстом, а для решения вопросов об оскорблении чьего бы то ни было достоинства обращаться в суд — реализован», — подчёркивается в тексте заявления.

По всей видимости, «члены Совета» были как обычно не в курсе, что «Наши» говорили о своём намерении обратиться в суд ещё 25 сентября. Да и от пикетирования не отказывались, объявив о принятом решении проводить пикеты возле дома журналиста ежегодно, «чтобы напомнить согражданам о … поступке, который совершил Подрабинек» и тем самым заставить задуматься журналиста-антисоветчика, «да и всех остальных поклонников Власова искать цивилизованные и неоскорбительные для другой части гражданского общества формы выражения своей позиции».

И, кстати, похоже, что первыми о своём поведении задумались именно члены президентского Совета, которые «глубоко чтят подвиг ветеранов, освободивших мир от фашизма» и соглашаются с тем, что в статье Подрабинека содержатся неуважительные и антипатриотические тезисы в отношении ветеранов. Ранее в риторике Эллы Памфиловой ничего подобного не звучало. Так что есть надежда, что правозащитники из Совета при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека всё-таки встали на путь осознания очевидного.


Читайте последние новости на сегодня, 17 октября, и аналитические материалы Свободной Прессы в социальных сетях: Facebook, Twitter, ВКонтакте, Одноклассники, Мир тесен, а так же Telegram.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости сегодня
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров